Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Сопредседатели признались в собственной несостоятельности

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 13 мая 2016

По большому счету ничего другого и не стоило ожидать

 

Сопредседатели признались в собственной несостоятельности

Накануне сопредседатели Минской группы ОБСЕ Игорь Попов, Джеймс Уорлик и Пьер Андрие выступили с заявлением, где сказано:«В свете недавнего насилия  и необходимости снижения напряженности вдоль линии соприкосновения, мы полагаем, что настало время для встречи президентов Азербайджана и Армении.

Наши министерства иностранных дел готовы организовать эту встречу на следующей неделе в Вене. Основная задача  заключается в укреплении режима прекращения огня и достижении  согласия по мерам доверия, которые создадут благоприятные условия для возобновления переговоров о всеобъемлющем урегулировании на основе обсуждаемых принципов и элементов.

Не может быть никакого успеха в переговорах, если насилие продолжится, и не может быть никакого мира без переговоров.

Мы подтверждаем, что не существует военного решения конфликта».

Стало известно, что глава МИД РФ Сергей Лавров намерен принять участие во встрече президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саркисяна в Вене 16 мая вместе с главами внешнеполитических ведомств США и Франции Джоном Керри и Жан-Марком Эйро. Об этом заявила в четверг официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

“На следующей неделе в Вене планируется встреча президентов Армении и Азербайджана, в ней также планируется участие министров иностранных дел стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ – Россия, США, Франция”, – сказала она.

Захарова отметила, что речь идет именно о планах. “Мы сообщим, когда будут точные договоренности и сроки”, – сказала она. Официальный представитель МИД РФ добавила, что Россия рассчитывает на то, что встреча будет способствовать улучшению обстановки в регионе.

Армянская сторона до сих пор категорически отвергала возможность такой встречи, требуя гарантий безопасности, не возобновления боевых действий и присутствие Нагорного Карабаха на переговорах.

Баку заявлял, что  считает возможным переговоры при условии согласия армян освободить оккупированные территории.

По большому счету, сопредседатели признались в собственной несостоятельности. Ничего другого и ожидать не приходилось. Они уже в который раз пытаются подменить полноценные переговоры по урегулированию конфликта обсуждением таких второстепенных вопросов, как укрепление режима прекращения огня и мер доверия. Хотя еще в начале апреля те же сопредседатели весьма откровенно заявляли о недопустимости сохранения существующего статус-кво и необходимости реальных шагов для урегулирования конфликта. Ведь, даже несведущему человеку ясно, что никакого доверия между сторонами быть не может до тех пор, пока стороны не будут убеждены в реальности скорого урегулирования конфликта.

Создается впечатление, что политика шантажа официального Еревана оказалась более результативной. Проще говоря, сопредседатели поддались шантажу Армении, которая после «четырехдневной войны» в начале апреля то угрожала выходом из переговорного процесса, то признанием независимости так называемой «НКР».

Еще накануне, 4 мая глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что наряду с мерами по укреплению прекращения огня, необходимо вести работу по политическому урегулированию Карабахского конфликта. При этом он отметил понимание Ереваном невозможности определения статуса Нагорного Карабаха в одностороннем порядке.

«Конечно, самое главное – избежать каких-либо новых жертв, пресечь любые нарушения перемирия, разработать для этого действенные меры и механизмы. Под этим подписались президенты Армении и Азербайджана еще пять лет назад, когда их собирал наш Президент (в то время Д.А.Медведев). Они высказались в пользу создания механизма расследования инцидентов, укрепления доверия, поручили ОБСЕ заниматься этим. Представители ОБСЕ набросали такой проект с разными вариантами. Но, к сожалению, на том этапе, где-то в 2012 году, это дело дальше не пошло. Но сейчас мы хотим, чтобы стороны к этому вернулись», – сказал Лавров в интервью РИА Новости.

По его словам, «германское председательство в ОБСЕ хочет проявить активность, и мы поощряем это желание». «Думаю, что как раз начатая в ОБСЕ работа в свое время с согласия президентов Армении и Азербайджана по разработке механизмов по расследованию инцидентов и укреплению мер доверия сейчас становится как никогда актуальной. Будем на этом сосредотачиваться. Конечно, не нужно забывать и о политическом процессе. Наверное, страсти должны остыть – это понятно. Но политический процесс и урегулирование не имеют альтернативы. Есть известные идеи, которые обсуждались между сторонами. По-прежнему убежден, что их сложно, но можно оформить в документы, которые будут приемлемы для всех сторон», – продолжил Лавров.

Что касается обсуждения темы признания Нагорного Карабаха, то, согласно Лаврову, «ведь это не Армения обсуждает – это предложение двух членов парламента». «Правительство Армении по закону, как они всем объяснили, успокаивая страсти, должно подготовить заключение на этот законопроект. Не стану сейчас бить тревогу и паниковать. Когда я был в Ереване, общался со своим коллегой Министром иностранных дел Э.А.Налбандяном по телефону, а потом в Москве уже после событий начала апреля, мне была четко подтверждена приверженность Еревана к мирному урегулированию. Это означает, что статус Карабаха будет определен в контексте общей договоренности, а не в одностороннем порядке», – подчеркнул Лавров.

На вопрос:  «планируются ли в ближайшее время какие-то новые встречи?»,- он ответил утвердительно. «Планируем, потому что дело требует повышенного внимания. Скоро, думаю, согласуем ближайший контакт», – сказал Лавров.

По его словам, переговоры пройдут «с участием сопредседателей и сторон – ведь эта работа требует коллективного формата».

Уникальность ситуации заключалась в том, что с правовой точки зрения, угроза признания независимости «НКР» является юридическим нонсенсом. Армянские политики «забывают» положения Декларации о независимости Армении. По этой Декларации Нагорный Карабах объявлен неотъемлемой частью Армении. Одним словом, с правовой точки зрения, чтобы признать независимость «НКР», необходимо сперва внести соответствующие изменения в Декларацию о независимости. Но это не важно. Ведь не только официальному Еревану, но и международному сообществу, да и Азербайджану было выгодно забыть о том, что еще в начале 90-х годов прошлого столетия, с правовой точки зрения, Армения объявила об аннексии части территории Азербайджана. Иначе, намного труднее, а может быть, вообще невозможно было бы вести мирные переговоры.

В первую очередь, Серж Саркисян, скорее всего, пытался остудить накал внутриполитического противостояния, который, кстати, обусловлен не только существованием карабахского конфликта. Внутриполитические проблемы Сержа Саркисяна носят перманентный характер, притом, с момента прихода его к власти. Армянская оппозиция начеку и ждет малейшего промаха действующего президента, чтобы его свергнуть. И без карабахской проблемы властвовать в этом режиме не так просто. И чтобы оппозиция не могла в этой борьбе разыграть карабахскую карту, особенно после известных событий начала апреля, С.Саркисян должен хотя бы демонстрировать собственную непримиримость по армяно-азербайджанскому конфликту. Демонстрация подобной позиции не просто сбивает накал внутриполитических противоречий, но и заставляет даже непримиримую оппозицию сплотиться вокруг действующего президента Армении.

Во-вторых, С.Саркисян, как было сказано выше, пытался шантажировать как официальный Баку, так и международных посредников. Понятно, что в случае признания независимости «НКР» официальный Баку выйдет из переговорного процесса в рамках института сопредседательства Минской Группы ОБСЕ и возвращение обсуждения данного вопроса в Совет Безопасности ООН станет неизбежным.

Хочу напомнить, что в МИД Азербайджана тогда с одобрением восприняли  высказывание  министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что  инициирование процедуры   признания  Нагорного Карабаха является  предложением двух армянских  депутатов, а официальный Ереван привержен процессу мирного урегулирования, исключающему одностороннее определение статуса региона.

Об этом заявил официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев, выражая отношение к высказываниям  Лаврова.

При этом он подчеркнул, что «предотвращение нарушений режима прекращения огня и создание механизма по расследованию инцидентов должно стать составной частью процесса вывода армянских войск с оккупированных территорий Азербайджана».

Если сформулировать этот тезис более четко, то меры по доверию, по предотвращению нарушений режима прекращения огня и созданию механизма по расследованию инцидентов должны стать составной частью соглашения по урегулированию конфликта в целом. Реализация этих мер отдельно от общего процесса урегулирования конфликта в худшем случае укрепляет существующий статус-кво, что в свою очередь отдаляет политическое решение проблемы, в лучшем усиливает позицию одной из сторон на переговорах. И то, и другое не приемлемо для Азербайджана.

«Дорожная карта» по урегулированию карабахского конфликта существует, притом, с начала 90-х годов прошлого столетия. Речь идет о четырех резолюциях Совета Безопасности ОНН. Вся беда в том, что сопредседатели Минской Группы ОБСЕ, исходя исключительно из собственных геополитических интересов в регионе, в своей посреднической миссии не руководствовались, и сегодня не руководствуются этой «дорожной картой», как единственной основой для урегулирования конфликта. Они вели и ведут себя так, как будто этой международно-правовой основы нет, и не было. Основной принцип работы сопредседателей МГ ОБСЕ за эти годы можно сформулировать следующим образом: «Наше дело сторона. Мы предлагаем различные варианты урегулирования конфликта, а окончательное решение зависит от политической воли сторон». Так сторонам конфликта было предложено несколько вариантов урегулирования конфликта – пакетный, поэтапный, общее государство, и, наконец, мадридские принципы. К сожалению, так может продолжаться без конца, по той простой причине, что стопроцентно приемлемого для обеих сторон варианта урегулирования конфликта разработать практически невозможно. Хочу специально напомнить мадридские принципы:

- возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;

- предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего его безопасность и самоуправление;

- открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом;

- определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления;

- обеспечение права всех внутренне перемещённых лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания;

- международные гарантии безопасности, включающие операцию по поддержанию мира.

Как ни странно мадридские принципы наиболее полно отражают положения известных резолюций Совбеза ООН, за исключением пункта фактически предопределяющего окончательный вариант статуса Нагорного Карабаха. Но и мадридские принципы обречены на провал, по крайней мере, по двум причинам. Первая причина ни как не связана с самим этим документом. Принцип так называемой «добровольности» позволяет не только сторонам конфликта, но и сопредседателям манипулировать ситуацией в собственных интересах. Ведь, всегда можно торпедировать мирные переговоры чужими руками.

Доказать неискренность сопредседателей очень просто. Они с одной стороны утверждают, что по урегулированию карабахского конфликта между ними нет никаких противоречий. И все же терпят при этом в течении более чем 22 лет капризы Азербайджана и Армении. Господа, речь идет о России, США и Франции, то есть, о трех ведущих членах Совбеза ООН с правом вето!!! Кто в это поверит?! Но тогда возникает вопрос: почему сопредседатели МГ ОБСЕ, чтобы привести в действие механизм принуждения сторон к урегулированию конфликта не обращаются в Совбез ООН? Аргументы тех, кто выступает против возвращения обсуждения данного вопроса в Совбез ООН, не выдерживают никакой критики. С международно-правовой точки зрения   урегулирование карабахского конфликта не находится в исключительной «компетенции» МГ ОБСЕ. Хочу напомнить, что вышеупомянутые резолюции Совбеза ООН были приняты в период существования МГ ОБСЕ. Также не выдерживает никакой критики аргумент о том, что Совбез ООН не может сходу разобраться в тонкостях конфликта. Все три сопредседателя МГ ОБСЕ являются постоянными членами Совбеза. Естественно, Совбез ООН принимая решение будет основываться на их предложениях, и как следствие, никакой неразберихи не возникнет, если конечно, сопредседатели МГ ОБСЕ выступят с согласованной резолюцией. И, наконец, урегулирование конфликта в «принудительном» режиме, не только ускорит процесс, но и упростит ситуацию. Ведь, в какой-то мере с официального Баку и Еревана будет снята ответственность за отдельные положения мирного соглашения. Им легче будет оправдаться перед народами. Вся проблема в том, что сопредседатели не имеют единых интересов по урегулированию карабахского конфликта и «несговорчивость» сторон им выгодна.

Вторая «бомба» заложена в самих мадридских принципах. Этой «бомбой» является пункт предопределяющий, притом, при любом варианте реализации окончательный статус Нагорного Карабаха. Если референдум по определению окончательного статуса Нагорного Карабаха будет проведен только на этой территории, то это неприемлемо для Азербайджана. Если референдум предполагается провести на всей территории Азербайджана, то на это не может согласиться официальный Ереван. Существует и третий вариант: проведение референдума на территории Нагорного Карабаха, но при этом подведение итогов референдума по общинному принципу. Но и в этом случае результаты референдума предопределены. Шуша останется в составе Азербайджана, а остальная часть Нагорного Карабаха получит независимость. На этот вариант ни Баку, ни Ереван не согласятся.

Можно, конечно, как предлагает политолог Эльдар Намазов, применить «поэтапность» к определению окончательного статуса Нагорного Карабаха. То есть, в соглашении указываются общие принципы определения окончательного статуса Нагорного Карабаха, а обсуждение и согласование формата референдума начинается после реализации всех остальных принципов. Одним словом, после урегулирования конфликта. Проще говоря, вопрос об окончательном статусе, по сути, выводится за рамки урегулирования конфликта на данном этапе. Однако, взамен определяются четкие рамки временного, или как принято говорить, промежуточного статуса Нагорного Карабаха. Этот вариант в принципе позволяет сохранить лицо, как официальному Баку, так и Еревану. Но в «добровольном» режиме стороны вряд ли примут и этот вариант.

И наконец несколько слов об особенностях нынешнего момента. Хочу отметить, что последовательным сторонником обсуждения мер доверия сегодня выступает Россия. Честно говоря, и США готовы пойти на поводу у России, по той простой причине, что у них нет иного выбора. И для Вашингтона сохранение существующего статус-кво лучше, чем боевые действия, которые позволят России усилить свои позиции в регионе. А у России есть выбор. В принципе все три сценария развития событий ей выгодны. Москва в принципе не против урегулирования конфликта, но только на собственных условиях, которые непременно, усилят ее позиции регионе. Но это не выгодно ни Армении, ни Азербайджану.

Возобновление полномасштабной войны, несмотря на неизбежные негативные последствия, также не угрожает интересам Кремля, так как имея в регионе военно-политическое присутствие только Россия сможет оперативно вмешаться в развитие процессов, и, естественно, опять же усилить собственные позиции на Южном Кавказе. А сохранение существующего статус-кво также позволяет Кремлю манипулировать внешней политикой как Армении, так и Азербайджана.

Так что же делать? Отказаться от обсуждения мер доверия, предложенных сопредседателями, было бы не верно. Скорее всего, необходимо выступить с конкретными контрпредложениями. Думаю, следует добиться установления конкретных временных рамок мирных переговоров по урегулированию конфликта в рамках института сопредседательства МГ ОБСЕ. Притом, речь должна идти не о годах, а о нескольких месяцах. А в случае провала и этого этапа мирных переговоров в течение определенного конкретного срока, все договоренности, достигнутые в рамках данного формата теряют силу, то есть, по сути, МГ ОБСЕ распускается и вопрос возвращается на обсуждение Совбеза ООН. Но на эти условия должны согласиться как сопредседатели МГ ОБСЕ, так и Армения.

Сопредседатели признались в собственной несостоятельности
оценок - 9, баллов - 4.44 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Новости | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.