Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

ПОРА ТЯЖЕЛЫХ И ОТВЕТСТВЕННЫХ РЕШЕНИЙ

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 22 октября 2016

Досрочные президентские выборы необходимы для начала вывода страны из экономического кризиса

ПОРА ТЯЖЕЛЫХ И ОТВЕТСТВЕННЫХ РЕШЕНИЙ

Референдум по изменениям в Конституцию завершился. Притом, прогнозируемо-благополучно. Для серьезных экспертов, скорее всего, в этом электоральном процессе никакой интриги изначально не было. По большому счету и спорить было не о чем.

А НАМ ВСЕ РАВНО

Анализ политической ситуации однозначно доказывает, что, во-первых, сами по себе эти изменения в Конституцию, за исключением двух-трех моментов, ну никак не влияют на жизнь общества в целом, да и каждого члена этого общества в отдельности. То есть, общество живет своей жизнью. Создается впечатление, что абсолютное большинство населения и политическая элита живут в разных временных и политико-правовых измерениях. Некоторые могут утверждать, что это не так. Ведь, оппозиция собирала на свои акции протеста против изменений в Конституцию больше людей, чем на последних президентских и парламентских выборах. Да, это было так. Не будь страха перед репрессиями, протестующих было бы, скорее всего, еще больше. Но большинству этих людей было наплевать на все эти изменения в Конституцию. Люди были просто недовольны ухудшением социально-экономических параметров собственной жизни.

Люди прекрасно осознают, что мы живем в атмосфере правового нигилизма. Проще говоря, не правовые нормы регулируют нашу повседневную жизнь. И как следствие, их изменения никоим образом не могут повлиять на условия жизни и на настроения масс. Приведу пример. В свое время в Конституцию были внесены изменения, притом, достаточно жесткие, регламентирующие защиту и охрану личной жизни. А на практике статьи и кинофильмы о личной жизни политиков и журналистов наводнили интернет пространство.

Во-вторых, все внимание экспертов сконцентрировалось вокруг статей, обеспечивающих воспроизводство власти, скажем так, в семейном формате. Думаю, что все споры вокруг данного вопроса были не более чем спекуляцией, притом, с обеих сторон. Грубо говоря, одни упорно утверждали, что в стране происходит становление монархического государственного устройства, а другие с тем же упорством отрицали существование подобных целей у правящей элиты. Да, на самом деле, внесенные в Конституцию изменения облегчают правовое обеспечение преемственности власти в одном из возможных вариантов. Все это верно. Однако, эти изменения не могут гарантировать преемственность власти в абсолютном понимании. Хочу привести пример обратного характера. В 2003 году этих норм в Конституции не было. Оппозиция тогда имела намного более сильные позиции и более сильную поддержку как внутри страны, так и за ее пределами. Но, все же правящей элите в тех непростых условиях удалось реализовать преемственность власти во внутрисемейном формате. Проще говоря, после изменений в Конституцию к уже имеющимся вариантам правового обеспечения преемственности власти в семейном формате добавился еще один. И не более того. Все дело в том, что в странах с неустойчивыми государственными институтами, каковым является и Азербайджан, конституционно-правовые нормы не являются гарантией производства и воспроизводства власти, в том или ином варианте. В Конституцию можно вписать все что угодно. Но, в странах с неустойчивыми государственными институтами, как только возникает необходимость в передаче власти приходят в действие не конституционно-правовые нормы, а совсем другие незримые и нелегальные механизмы. Конституционно-правовые механизмы в лучшем случае, обслуживают политические интересы, приводящие в действие эти незримые и нелегальные механизмы. Достаточно вспомнить, события, которые развернулись в Узбекистане после кончины Ислама Керимова.

Если передача власти происходит в форс-мажорных обстоятельствах, то прогнозировать развитие процессов вообще невозможно. Одним словом, конституционно-правовые нормы могут облегчить обеспечение преемственности власти в конкретном формате, только в том случае, если внутриполитические процессы развиваются по планово-прогнозируемому сценарию.

И все же несколько моментов в изменениях в Конституцию меня настораживают. Первая из них никак не связана с изменениями, регламентирующими государственное устройство Азербайджана. Речь идет о лишении права собственности на землю. Некоторые эксперты утверждают, что речь идет о неиспользуемых или же используемых не по назначению землях, приватизированных крупными чиновниками-олигархами. Но это все слова. Ведь, когда речь идет на самом деле о «конфискации» собственности крупных чиновников-олигархов впавших в немилость, наша политико-правоохранительная система быстро находит необходимые аргументы и средства для достижения этой цели. Реализация этого нового конституционного положения на практике, с одной стороны ставит под серьезное сомнение идею неприкосновенности собственности. А с другой стороны, открывает широкий простор для злоупотреблений чиновникам среднего звена исполнительной власти. Одним словом, в конечном счете, могут пострадать не крупные чиновники-олигархи, а простые фермеры. Чиновники местного масштаба могут «конфисковать» принадлежащие им земли под предлогом «неэффективного землепользования». Чем не статья для дополнительного заработка для чиновников местного масштаба.

Другой момент, вызывающий настороженность, связан именно с теми изменениями в Конституцию, которые, по мнению оппонентов нынешней власти, должны обеспечить преемственность власти во внутрисемейном формате. Кстати, мое личное беспокойство вызывают не попытки обеспечения преемственности власти в подобном формате. И вообще мои беспокойства никак не связаны с тем, кто в данный момент находится у власти и кому собираются передавать власть. Моя обеспокоенность имеет более глубинный характер, причем, никоим образом не связанный с судьбой той или иной политической элиты. Ведь, по большему счету, обеспечение преемственности власти в том или ином варианте является поведенческой нормой для правящих элит на постсоветском пространстве. Подобное поведение вполне прогнозируемо как для самого общества, так и внешних партнеров. А к ожидаемому можно подготовиться.

Многие не заметили  более серьезную угрозу, которая кроется в некоторых из этих изменений. Речь идет о правовой процедуре назначения вице-президентов, которые могут в определенных обстоятельствах возглавить государство, то есть, стать главой государства. Эта процедура с правовой точки зрения настолько упрощена, что практически любой человек со статусом гражданина Азербайджана и с высшим образованием может в определенных обстоятельствах стать главой государства. При форс-мажорных обстоятельствах с учетом внешних составляющих азербайджанской внутренней политики это уже угроза национально-государственным интересам. Эта угроза возникла в результате этих изменений. Ведь, потенциальный глава государства назначается по процедуре, которая ни чем не отличается от процедуры назначения главы исполнительной власти того или иного района. Такого никогда не было. Скорее всего, советники главы государства, предложившие такой вариант реорганизации исполнительной власти даже не обратили внимание на эту потенциальную угрозу. Не ту проблему решали. Достаточно вспомнить, что в 1993 году уже возникала форс-мажорная ситуация, когда такая личность как Сурет Гусейнов претендовала на высшую власть. Новая редакция Конституции с правовой точки зрения открывает полностью легитимный путь любому человеку с улицы к вершине власти.

Еще раз отмечу, что эта не персонифицированная проблема и не имеет никакого отношения к тому, кто находится у власти в данный момент.

В любом случае, изменения в Конституции мало что изменят в жизни общества, да и в раскладе политических сил в том числе, внутри правящей элиты. Сами по себе эти изменения вряд ли могут стать толчком для политико-экономических реформ, так как, по сути своей они не предопределяют подобное развитие дальнейших процессов.

НО И РЕФЕРЕНДУМ МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВО БЛАГО

Вообще-то результаты референдума по изменениям в Конституцию можно было бы использовать для реализации определенных шагов в государственных интересах. Важным шагом с точки зрения именно государственных интересов было бы назначение досрочных президентских выборов. Еще раз отмечу, что и в данном случае, речь идет не об интересах правящей элиты, а государственных.

Все очень просто. Не надо быть популистами, надо быть предельно искренними, притом, не только властям, но и оппозиции. Для оздоровления экономики, прежде всего, финансовой системы нам необходимо разобраться с манатом, проще говоря, пустить национальную валюту в «свободное плавание».   Нам необходимо знать, где дно. Без этого невозможно будет реанимировать банковскую систему, решить проблему инвестиций, то есть, создать минимальные стартовые условия для начала реализации реформ. Без этого шага экономика постоянно будет находиться под давлением угрозы обвала маната, со всеми вытекающими последствиями. Не будет никаких инвестиций в реальный сектор экономики, никто не будет брать, и никто не будет давать кредиты, пока ситуация с манатом не прояснится. Это очень болезненный процесс. Ведь, для возрождения экономики сперва, необходимо обвалить манат, точнее, не мешать этому процессу, который давно запущен, но при этом время от времени тормозится административными методами.

Это очень болезненный процесс, который должен сопровождаться глубокими социально-экономическими реформами. Надо признать, что это так называемая шоковая терапия, которая больно ударить по благосостоянию широких слоев населения. Но другого пути нет. Альтернатива бесконечное падение в пропасть без дна и истощение наших золотовалютных запасов, проще говоря, нефтяного фонда. А в случае реализации политики шоковой терапии мы в течении нескольких месяцев достигнем дна, а после, при разумных экономических реформах, начнется подъем, первоначально основанный на запуске механизма саморегулирования экономики.

Однако, ни одна власть не может себе позволить подобные шаги перед важными электоральными процессами. Через два года в Азербайджане должны состояться президентские выборы. Слишком мало времени осталось, чтобы позволить себе полную перекройку экономики с усилением социальной напряженности в обществе до крайнего передела, притом, на среднесрочную перспективу, которая охватит, скорее всего, и период президентских выборов.

Рассмотрим прогнозируемое поведение правительства, если очередные президентские выборы состоятся по конституционному графику, то есть, в конце 2018 года. Правительство попытается чисто административными методами и полуреформами, а точнее имитацией реформ, регулировать курс маната. В нынешних условиях правительство располагает ограниченным набором инструментов для сдерживания курса маната в приемлемых границах. Первым и можно сказать, самым действенным инструментом является активная игра регулятора на бирже. Проще говоря, регулятор будет время от времени продавать доллары и таким образом сдерживать падение курса маната. Этот инструмент активно используется с начала 2014 года, то есть, с момента резкого падения цен на нефть. Единственным результатом этой политики является истощение золотовалютных запасов, отток капиталов зарубеж, разрушение финансовой системы, возврат ко временам, когда доверие к банкам находилось на самом низком уровне. Кому нужны банки, не выдающие кредиты?! А резкой девальвации маната так и не удалось избежать.

В последнее время правительство пытается реализовать меры по ограничению оттока капиталов за рубеж. Увеличение таможенных пошлин на определенные виды импортируемых товаров, попытки стимулирования экспорта, тому подтверждение.

Во-первых, контролируемая регулятором девальвация маната не дает ясного представления о перспективах экономики, что естественно дезорганизует деятельность хозяйственных субъектов в целом.

Во-вторых, все утверждения о том, что контролируемая регулятором девальвация маната и ограничительные меры в отношении импорта не должны повлиять на повышение цен на местные товары не выдерживает никакой критики. Давайте, рассмотрим ситуацию с девальвацией. Необходимо учитывать, что любой местный производитель в том или ином масштабе является потребителем импортируемого товара. Проще говоря, он свои потребности в импортируемом товаре удовлетворяет за счет прибыли, полученной от реализации местных товаров и услуг. Таким образом, чтобы удовлетворить свои потребности в импортируемых товарах, он должен повысить цены на собственные товары и услуги.

Дальше больше. Сегодня, правительство, посредством увеличения таможенных пошлин, по сути, ввела ограничительные меры на импорт. И дело не только в стимулировании или же защите интересов местного производителя, а в желании ограничения оттока капиталов, что также должно способствовать стабилизации курса маната. Меры по стимулированию экспорта, в конечном итоге преследуют ту же цель.

Обратимся к конкретному примеру. Через некоторое время импортеру за тысячу яиц придется платить 100 долларов, то есть, по 10 центов за штуку, если перевести на манаты, примерно 16-17 гяпик.   Примерно такова стоимость одного яйца в данный момент. В этих условиях импортные яйца, вообще должны исчезнуть с прилавков. Ну, кто станет покупать яйца за 25-30 гяпиков за штуку. Продавать по более низкой цене импортные яйца будет нерентабельно. Если импортные яйца исчезнут, то местные производители-монополисты окажутся вне конкурентной среды и естественно со временем повысят цену. Это закон рыночных отношений. А в случае сохранения импортом частично своих позиций на уровне вышеперечисленных цен, местный товар опять же подорожает, чтобы «сократить разрыв».

Кроме того, вряд ли эти меры смогут существенно сократить отток капитала из страны. Он будет продолжаться, до тех пор, пока экономика не перейдет к росту, то есть, не исчезнут глубинные причины, вызвавшие данный кризис.

Таким образом, единственным эффективным инструментом, позволяющим правительству сохранить манат в режиме умеренной, контролируемой девальвации будут активные интервенции в валютном рынке, что приведет к истощению золотовалютных запасов в течение двух лет.

Однако, можно ограничится двумя-тремя месяцами, то есть, до проведения досрочных президентских выборов. Развитие событий на валютном рынке подтверждают мои выводы.

Как сообщают СМИ, в Азербайджане вновь наблюдается долларовый ажиотаж. После нескольких недель стабильности на валютном рынке и повышения курса маната некоторые банки снова ограничили, а то и вовсе прекратили продажу долларов.

Месяцем ранее наблюдался аналогичный ажиотаж, в результате чего курс маната к доллару побил рекордную отметку 1,80. Тогда же американская валюта исчезла из обменных пунктов, а банки выставили смешной лимит по 100-200 долларов в одни руки.

Лишь вмешательство Центробанка и Госнефтефонда, продавших на валютном аукционе банкам рекордные 300 миллионов долларов, позволило предотвратить спекулятивный рост курса доллара. В последующие недели ЦБ и Госнефтефонд выставляли на валютном аукционе большой объем американской валюты, который в разы превышал спрос банков. Таким образом, была обеспечена видимость обилия долларов и стабильность на рынке. Манат укреплялся к доллару три недели подряд и закрепился на уровне 1,59 AZN/USD.

Однако в последние несколько дней картина на валютном рынке резко поменялась. Банки повысили обменный курс и в настоящий момент продают доллары по курсу 1,65-1,66 AZN. Представители некоторых банков объясняют это вновь возникшим дефицитом американской валюты.

Вместе с тем ряд банков приостановил продажу долларов. По информации экономического агентства “Маржа», в настоящий момент валюту не продают Bank VTB, Bank Respublika и Naxçıvanbank.

Expressbank также ввел лимит на продажу американской валюты, который составляет 1000 долларов в одни руки.

Как стало известно haqqin.az, Центробанк и Госнефтефонд уже предпринимают активные меры для предотвращения очередного дефицита доллара и роста его курса. Так, на валютном аукционе в четверг банкам было продано 180 миллионов долларов, которых должно хватить на полное обеспечение их потребностей в валюте.

Как сообщает Turan, ранее эксперты прогнозировали, что в ноябре-декабре курс доллара будет повышаться в связи с выполнением внешних обязательств банков и компаний.

Проблема даже не том, что у многих банков и компаний существуют внешние обязательства. Необходимо учесть, что постоянная угроза обвала маната, заставляет хозяйственные субъекты держать свои активы в твердой валюте. Только по необходимости, то есть, для проведения текущих расчетов они приобретают манат. Этот фактор естественно, постоянно создает дефицит твердой валюты. С другой стороны, в условиях отсутствия реальных возможностей для среднесрочных и длительных инвестиций все хозяйственные субъекты всеми правдами и неправдами пытаются вывести твердую валюту за рубеж. Ведь держать свои средства даже в твердой валюте на счетах азербайджанских банков опасно, так как даже самые крупные банки оказались на грани банкротства.

Таким образом, если не отпустить манат так может продолжаться еще  долго. Центробанк и Нефтяной фонд время от времени будут выбрасывать на рынок большие объемы валюты, создавая видимость избытка доллара, чтобы сдерживать курс маната в нынешних границах истощая золотовалютные запасы страны. В конце концов, наступит момент, когда не останется средств, для реализации этой политики.

Только после выборов правительство имея в запасе семь лет может позволить себе жесткую социально-экономическую политику и отпустить манат в свободное плавание. При реализации этой политики некоторую часть средств, которые сегодня расходуются на сдерживание курса маната можно будет направить на социальные программы, в том числе на повышение зарплат. В этом случае, средства будут хотя бы направлены на стимулирование потребительского рынка, проще говоря, торговли.

Одним словом, настала пора тяжелых и ответственных политических решений…

 

ПОРА ТЯЖЕЛЫХ И ОТВЕТСТВЕННЫХ РЕШЕНИЙ
оценок - 4, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

  • Маркарян Валерий

    С интересом ждал будет ли полемика по данной статье. Я имею ввиду внутриазербайджанскую полемику. Мне было бы интересно прочувствовать и важность темы и нюансы по теме. Но фактически имеем факт того, что тема никого не заинтересовала.

    Не хочу верить что нет реакции из-за того что люди боятся на такую тему говорить. Скорее всего дело в том, что то что для Миркадырова важно, скорее всего не важно для большинства читателей. Еще более точнее – не актуальная тема для большинства.

    Если это так, то можно сказать что азербайджанское общество не беременно демократией…

    Чтобы некоторые очень активные не начали меня критиковать могу признаться – и армянское общество не беременно демократией.

    Думаю уровень демократии в наших странах определяется не стремлением общественности к демократии, а именно с процессами в политической и экономической элите наших стран. Понятно что в султанате это не актуально и для политической элиты. А у армян демократии просто больше потому, что для удержания власти или для получения власти эти самые политические элиты вынуждены осуществлять хоть какие-то демократические преобразования… Так по шагу и идем вперед…

    Thumb up 0 Thumb down 0