Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Защищая себя

Опубликовано:17:10 03/04/2014

Американские власти обнародовали отчеты о расследовании обстоятельств смерти чеченца Ибрагима Тодашева, застреленного следователем ФБР во Флориде в ночь с 21 на 22 мая 2013 года

Защищая себяГибель Ибрагима Тодашева, который, как сообщали, был безоружен, породила ряд вопросов у американских правозащитников и СМИ, а также много кривотолков в России. Видимо, отчасти поэтому расследование, которое одновременно проводили минюст США и прокурор флоридских графств Орандж и Осеола Джеффри Эштон, было столь долгим и дотошным. Как говорится в 161-страничном отчете Эштона, он изучил показания участников инцидента и соседей, 229 фотографий тела Тодашева в квартире, в которой он жил со своей подругой Татьяной Груздевой, равно как и вскрытия, снимки и схемы места происшествия и сотни страниц документов, включавших материалы судебно-медицинской экспертизы. И ФБР, которое проводило расследование минюста, и Эштон пришли к выводу, что стрелявший не превысил пределов необходимой самообороны. По словам Washington Post, тот факт, что местный прокурор не подчиняется ФБР, придает заключению Эштона достоверности.
Газета, однако, пишет, что она не совсем понимает, почему фэбээровец произвел по Тодашеву целых семь выстрелов, и почему чеченца, который был известен своим буйным нравом и бойцовскими навыками, допрашивали у него дома, где он мог схватить импровизированное оружие.
Как следует из материалов расследования, в первый раз ФБР связалось с Тодашевым 21 апреля прошлого года – через шесть дней после взрывов на финише Бостонского марафона, в котором обвиняются Тамерлан Царнаев и его младший брат Джохар. Внимание властей привлекло то, что Тамерлан был в прошлом знаком с Тодашевым, который к этому времени переехал в Орландо (штат Флорида).
Тодашева несколько раз допросили в тамошней полиции и быстро заключили, что он не имел отношения к бостонскому теракту. Но полиция не исключала, что они с Тамерланом были причастны к тройному убийству, произошедшему 11 сентября 2011 года в Уолтэме под Бостоном.
Тогда в квартире 25-летнего Брендана Месса были обнаружены его собственный труп и тела его друзей – 31-летнего Эрика Уайссмана и 37-летнего Рафаэла Текена. У всех троих было перерезано горло, а тела посыпаны марихуаной. Следователи предположили, что преступление было совершено на почве наркотиков. Месс был знаком с Тамерланом и занимался с ним боксом в одном спортивном зале, но поначалу чеченца ни в чем не заподозрили.
Однако потом у властей появилось подозрение, что и Тамерлан Царнаев, и Тодашев приложили руку к убийству в Уолтэме. Первый погиб через несколько дней после взрывов в перестрелке с полицией, а Тодашев собирался улететь в Россию. Узнав об этом, в мае прошлого года в Орландо с намерением еще раз допросить его прилетели сотрудник ФБР и двое массачусетских полицейских. Перед этим они разыскали в Интернете видеозаписи боев Тодашева, который занимался смешанными единоборствами, и ознакомились с его послужным списком, включавшим несколько арестов за драки. Особенно впечатлил следователей недавний инцидент в Орландо, где Тодашев подрался на автомобильной стоянке с двумя мужчинами, выбил младшему зубы и отправил его в больницу.
Поэтому приезжие, от греха подальше, хотели снова допросить чеченца в полиции. Но на сей раз он категорически воспротивился. Договорились беседовать у него в квартире. Зная нрав и бойцовские способности объекта, следователи были не в восторге от этого варианта, но в конце концов решили, что возможность, наконец, раскрыть уолтэнский “висяк” перевешивает риск.
В 19:30 21 мая к дому Тодашева подъехали тройка правоохранителей, прилетевшая из Бостона, и один местный детектив. Они встретились на стоянке с Тодашевым и его другом Хусейном Тарамовым, которому впоследствии не дадут вернуться в США. В дом вошли Тодашев и приезжие из Бостона, а местный следователь остался снаружи с Тарамовым.
Тодашевская подруга Груздева жила в США нелегально и к тому времени была задержана властями, которые впоследствии ее депортируют. Тот факт, что такая судьба постигла сразу нескольких знакомых Тодашева, подлил масла в огонь кривотолков в России. Следователи сразу заметили силуэт автомата Калашникова, висящий на входной двери, а внутри их внимание привлек висящий на стене сувенирный самурайский меч.
До полуночи беседа протекала, как и в прошлом, вполне мирно и закончилась признанием Тодашева в том, что он приложил руку к тройному убийству под Бостоном. Один из полицейских незаметно записывал ее с помощью служебного устройства, лежавшего у него в левом нагрудном кармане. Когда кончилась батарейка, он стал записывать допрос на мобильный телефон.
Тодашев долго запирался, но под конец сказал: “О’кей, я говорю вам, что я в этом участвовал. О’кей, я понятия не имел, что кого-то убьют”. Тут один из полицейских зачитал Тодашеву сакраментальный перечень прав, имеющихся у арестанта: “Вы имеете право ничего не говорить… Вы имеете право на адвоката. Если вы не можете позволить себе адвоката, вам его предоставят…” Гости попросили Тодашева написать объяснительную записку и дали ему большой линованный блокнот, который он положил на низкий белый столик и заполнял, сидя на диване спиной к входной двери.
Один из детективов вышел на улицу, чтобы позвонить в Массачусетс прокурору и радостно сообщить ему, что тройное убийство, наконец, раскрыто. Запись происходящего прекратилась, поскольку детектив звонил с телефона, которым она до этого велась.
В квартире оставались следователь ФБР, сидевший на стульчике напротив Тодашева, и один детектив, который примостился на лестнице, ведущей на второй этаж. К этому времени Тодашев начал выказывать признаки беспокойства. Он, например, спросил: “После того, когда я вам все расскажу, вы сразу заберете меня в тюрьму?”. Через некоторое время последовал вопрос: “И много мне дадут?” Тодашев также спросил, можно ли курить в тюрьме.
Нервозность его все нарастала. Тодашев то попросит сигарету, хотя у него была целая пачка. То попросится в туалет, через полуоткрытую дверь которого следователи услышат, что ему не очень-то и нужно. То начнет медленно осматриваться. То начнет крутить большими пальцами рук.
Оставшийся в комнате полицейский заподозрил неладное, и когда Тодашев был в туалете, снял со стены меч и спрятал его в кухне за низкой полочкой для обуви. После этого он начал лихорадочно слать своему вышедшему на улицу коллеге СМС, предупреждая его быть начеку.
В этот момент фэбээровец читал блокнот, наклонив голову вниз, как вдруг в нее врезался столик, брошенный Тодашевым. Обливаясь кровью, следователь упал на пол, а Тодашев вместо того, чтобы вылететь на улицу, пронесся мимо него в кухню и стал греметь там ящиками и створками шкафов.
Через несколько мгновений он появился в дверях, держа в руках длинную металлическую трубку. Вскочивший на ноги фэбээровец заорал на него, но когда Тодашев встал в боевую стойку, произвел 3-4 выстрела из своего табельного “Глока” 40-го калибра. Тодашев повалился на колени, но, стоя на четвереньках, оттолкнулся руками от пола и ринулся вперед. Фэбээровец выстрелил еще три раза, и Тодашев был сражен наповал.
Тут в квартиру ворвались с улицы двое находившихся снаружи детективов, которые увидели, что Тодашев лежит в луже крови лицом вниз, а из-под него выглядывает красная труба, бывшая ручкой от швабры.
Прокурор Эштон нашел эту версию случившегося вполне правдоподобной, тем более, что жители соседних домов подтвердили две серии выстрелов.
Эштона было смутило то, что три пули попали Тодашеву в спину, но он пришел к выводу, что их траектория вписывается в версию следователей, согласно которой фэбээровец стрелял, когда Тодашев поднимался с колен.
Перед смертью Тодашев успел написать по-английски лишь начало объяснительной записки, которое местами не прочитывается. Вот что досталось следствию: “Меня зовут Ибрагим Тодашев. Я хочу рассказать историю об ограблении, которое мы с Тамом совершили в Уолтэме в сентябре 2011 года. Тамерлан взял меня ограбить этих наркодилеров. Мы поехали к ним домой. Когда мы туда пришли, Там наставил пистолет на парня, который открыл нам дверь. Мы поднялись по лестнице в дом, где было три парня. Мы положили их на землю и потом связали им руки..”
“По сути своей это был боец, не знавший страха, – написал Эштон в конце марта директору ФБР Джеймсу Коми. – Как бы ему ни досталось, сдаваться было просто не в его натуре. Возможно, в данном случае в нем возобладала эта доминирующая особенность его личности, и он решил: “Пропадать, так с музыкой!” (news.bbc.co.uk).

Защищая себя
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.