Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Выборы в условиях “холодной войны”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 29 марта 2014

Притом не международной, а внутритурецкой

Выборы в условиях холодной войныВ воскресенье, 30 марта, в Турции будут проходить муниципальные выборы. Число зарегистрированных избирателей в стране составляет 52 млн. 695 тыс. 831. Из них 26 млн. 704 тыс. 757 – женщины, 25 млн. 991 тыс. 75 – мужчины. Во всей стране будут установлены 194 тыс. 310 избирательных урн. 26 политических партий участвуют в выборах в местные органы власти.
Голосование начнется в 7.00 и продолжится до 16.00 в следующих округах: Адыйаман, Агры, Артвин, Бингель, Битлис, Диярбакыр, Элазыг, Эрзинджан, Эрзурум, Газиантеп, Гиресун, Гюмюшхане, Хаккари, Карс, Малатья, Кахраманмараш, Мардин, Муш, Орду, Ризе, Сиирт, Сивас, Трабзон, Тунджели, Шанлыурфа, Ван, Байбурт, Батман, Шырнак, Ардахан, Ыгдыр и Килис. Во всех остальных округах выборы будут проходить с 8.00 до 17.00. По итогам выборов будут определены главы муниципалитетов, члены муниципальных советов, а также главы сел, городских районов и кварталов.
В день выборов с 6.00 до 24.00 запрещены продажа и потребление алкогольных напитков в магазинах, кафе и ресторанах. Будут закрыты развлекательные заведения. Никто, кроме сотрудников сил безопасности, в день выборов не сможет носить оружие. До 18.00 в СМИ не будут размещаться информация, новости и комментарии относительно выборов. С 18.00 до 21.00 по радио, ТВ и другим органам вещания будут сообщаться только новости и заявления относительно выборов, передаваемые Высшим избирательным советом. После 21.00 будут отменены ограничения, применяемые в отношении СМИ.
Одним словом, на первый взгляд ничего необычного. В лучшем случае, ведущие политические силы должны рассматривать предстоящие муниципальные выборы в качестве пробы сил накануне более важных электоральных процессов. В августе состоятся президентские, а в середине будущего года – парламентские выборы. Но это не так… Турция по сути находится в состоянии “холодной войны”, притом внутриполитической.
Внутритурецкая “холодная война”
В этой “холодной войне” все объединились против премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Да, именно против Эрдогана, а не против правящей Партии справедливости и развития, которую возглавляет премьер-министр. Может быть, только прокурдская Партия примирения и демократии, то есть политическое крыло ПКК, сохраняет нейтралитет. На войне как на войне. Используются все допустимые, а порой и недопустимые средства. А так как это внутритурецкая “холодная война”, то в ней победителей быть не может. В конечном счете проиграют все.
В течение последней недели власти Турции закрыли доступ в Twitter и YouTube. Можно сказать, что закрыли доступ в Twitter заранее в профилактических целях, накануне анонсированных громких разоблачений, которые, как правило, распространяются посредством социальных сетей. В качестве повода был использован тот факт, что Twitter отказался выполнять предписания турецких судов о необходимости закрытия доступа к отдельным профилям.
А вот с YouTube все намного сложнее. Но об этом чуть позже. Однако сразу необходимо отметить, что доступ в Twitter и YouTube закрыт чисто формально. Вся Турция, притом начиная с президента Абдуллы Гюля до рядового гражданина, нашла альтернативные пути для подключения к этим всемирным социальным сетям.
Но война идет. Притом публично, с подключением миллионов на предвыборных митингах и международных площадках. Twitter не подчиняется решениям турецких судов, поэтому власти страны блокировали доступ к этому ресурсу. Данная мера – внутреннее дело Турции, заявил в одном из предвыборных телеинтервью премьер-министр Тайип Эрдоган.
Комментируя критику со стороны европейских стран, премьер призвал ЕС “заниматься своими делами”. “То, что мы сделали, – это внутренний вопрос. Для этого есть судебные постановления. Почему ЕС игнорирует происходящее в других странах? Пусть ведет себя с нами так же, как с остальными”, – цитируют премьера местные СМИ.
Он пояснил, что десятки и сотни запросов на удаление аккаунтов и сообщений в Twitter приходят из Франции, Германии, Великобритании, США, России, Индии. По его словам, большая часть этих требований выполняется.
“Турция на фоне этого хочет закрыть всего два аккаунта. Мы направляем судебные постановления, но нас не слышат (в компании Twitter). Можете ли вы после этого ждать от меня прежних благих намерений? Нам остается только закрывать доступ”, – сказал Эрдоган.
То, что такая мера спровоцировала волну обвинений со стороны ЕС в нарушении прав человека, по мнению премьера, необоснованно. “Что касается свобод, то мы очень далеко ушли вперед от большинства стран ЕС. Такой свободы информации, как у нас, нет у многих из них. Человек может взять и начать как угодно оскорблять премьера. У них так не сделаешь”, – считает он.
В аналогичных ситуациях, заявил Эрдоган, в европейских странах правительства действовали очень оперативно и добивались санкций против таких лиц.
Глава турецкого правительства заверил, что Турция и впредь будет действовать жестко в отношении соцсетей в случае невыполнения ими судебных предписаний о закрытии аккаунтов и изъятии контента.
Социальная сеть Twitter использует по отношению к Турции двойные стандарты, сказал вице-премьер страны Эмруллах Ишлер, пишет в четверг турецкая газета Milliyet.
По его словам, социальная сеть Twitter должна выполнить требование турецкого правительства.
Вице-премьер отметил, что, в соответствии с решением правительства Франции, компания Twitter два года назад удалила более 350 тысяч твиттов, которые были направлены на разжигание антисемитизма в стране.
21 марта в Турции был заблокирован доступ к сети микроблогов Twitter. Доступ к сети был заблокирован через несколько часов после того, как с заявлением о такой возможности выступил премьер страны Реджеп Тайип Эрдоган.
По его словам, если понадобится, то в повестку дня может быть включен вопрос о введении запрета в Турции на использование YouTube и Facebook, чтобы защитить граждан страны от влияния извне. Тем не менее, президент Турции Абдулла Гюль заявил о невозможности запрета на использование YouТube и Facebook в стране.
Кстати, Эрдоган сдержал слово. Буквально в четверг вечером был закрыт доступ в YouTube. Но тут – “за дело”. Департамент телекоммуникаций Турции в четверг заблокировал доступ к YouTube через несколько часов после того, как там была выложена видеозапись со встречи высокопоставленных представителей силовых структур Турции, на которой обсуждался вопрос возможного военного вторжения в Сирию. Притом это было закрытое совещание с участием всего трех лиц в МИД – самого министра иностранных дел Ахмета Давутоглу, главы MIT (турецкая разведка) Хакана Фидана и одного из заместителей начальника Генштаба Турции. Если быть более точным, эта тройка обсуждала возможности реализации диверсионной операции в отношении турецких военнослужащих, охраняющих гробницу Сулейман Шаха, которая находится на турецкой анклавной территории в Сирии недалеко от турецко-сирийской границы. Предполагалось, что эта диверсионная операция будет использована в качестве повода для вторжения в Сирию. Разглашение деталей совещания силовых структур Турции будет использовано против страны, сказал вице-премьер Бюлент Арынч. По его словам, нет никаких сомнений в том, что это направлено против государственности Турции.
Арынч отметил, что произошедшее соответствует интересам сирийского режима, террористических группировок и “Аль-Каиды”. Движение Фетуллы Гюлена пытается свергнуть правительство, заявил вице-премьер Бюлент Арынч. По его словам, это движение поменяло свою религиозную направленность и политизировалось. “Если движение Гюлена вмешивается в политику, то правительство будет бороться против него политическим путем”, – сказал Арынч.
Он также отметил, что сторонники движения Гюлена будут голосовать против правящей партии на муниципальных выборах, которые пройдут в воскресенье.
Глава МИД Турции Ахмет Давутоглу, комментируя ситуацию, заявил, что это фактически приравнивается к объявлению войны государству. По его словам, государство сделает все возможное для выявления и наказания виновных в подобных деяниях.
Кроме того, глава МИД отметил, что прослушка силовых структур Турции приравнивается к шпионажу против страны. Премьер Турции Тайип Эрдоган назвал “аморальной, подлой и бесчестной” публикацию на видеохостинге YouTube записи с заседания в МИД страны о возможном вторжении в Сирию, сообщает агентство Anadolu.
“Сегодня кое-что было размещено на YouTube. В МИД проходит заседание, связанное с национальной безопасностью, с ситуацией вокруг усыпальницы Сулейман Шаха, расположенной на территории Сирии. Даже это попадает на YouTube. Это аморально, низко и бесчестно. Мы доберемся до их логова”, – заявил Эрдоган на встрече с избирателями в Диярбакыре.
Эрдоган заявил при этом, что не следует защищать такие сервисы, как Facebook, Twitter и YouTube, поскольку на них публикуется “всевозможная ложь”. Однако административный суд Анкары приостановил действие распоряжения турецких властей о блокировке Twitter.
Ну а на Западе придерживаются иного мнения. Блокировка интернет-сервисов YouTube и Twitter в Турции является нарушением обязательств страны как члена Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, заявила в четверг представитель ОБСЕ по свободе слова Дунья Миятович, сообщает РИА “Новости”.
“В течение одной недели в Турции заблокирован доступ к YouTube и Тwitter. Регулярное использование цензуры путем блокирования (доступа) неприемлемо в демократиях и является нарушением многочисленных обязательств ОБСЕ и других международных стандартов, к которым присоединилась Турция”, – приводятся слова Миятович в заявлении, опубликованном на официальном сайте ОБСЕ.
“Я призываю власти Турции сохранять свободный поток информации и свободу СМИ как в традиционных, так и в интернет-медиа и немедленно восстановить доступ к YouTube. Я также призываю TIB безотлагательно восстановить доступ к Twitter после вчерашнего решения суда, аннулирующего запрет сайта”, – приводятся в заявлении слова Миятович.
Бой без правил
Эрдоган утверждает, что все объединились против него вокруг Гюлена. Но это вряд ли соответствует действительности. Никакого формального и даже неформального союза между Гюленом и ведущими оппозиционными политическими силами, то есть Народно-республиканской партией (НРП) и Партией националистического действия (ПНД), нет. Это доказать очень просто. Республиканцы и националисты вполне могли бы договориться о единых кандидатах в мэры в таких крупных городах, как Стамбул и Анкара. Опросы общественного мнения, проводимые накануне выборов, показывают, что оппозиция может проиграть выборы в этих крупных городах, и особенно в Стамбуле, исключительно потому, что ей не удалось договориться по поводу единого кандидата. Хотя надо отметить, что в Анкаре кандидат от оппозиционной НРП по результатам опросов, которые проводились за неделю до выборов, опережал ставленника правящей ПСР, действующего мэра Мелиха Гекчека.
Но все объединились против него, как говорится, по умолчанию. Эрдоган, можно сказать, лишился всех союзников. Например, в Анкаре сторонники Гюлена готовы отдать свои голоса за кандидата от НРП Мансура Яваша не потому, что находятся в союзе с республиканцами, а потому, что тот имеет реальные шансы победить ставленника Эрдогана Гекчека. То есть сложилась ситуация, когда многие будут голосовать не “за”, а “против”.
Сторонники Гюлена не ждут пощады в случае безоговорочной победы Эрдогана. Сегодня он для них даже хуже республиканцев. Главной целью для всей оппозиции сегодня – это лишить Эрдогана политической перспективы.
Эксперты считают, что этого можно добиться, если ПСР проиграет хотя бы один из двух крупных городов, то есть или Стамбул, или же Анкару, и по всей стране получит на несколько пунктов меньше 40 процентов голосов. Опросы показывают, что ПСР находится на грани этой опасной черты. Поэтому в ход идут недопустимые методы борьбы. Видеозапись со встречи высокопоставленных представителей силовых структур Турции, на которой обсуждался вопрос возможного военного вторжения в Сирию, явяется одной из таковых. Этого мало кто ожидал. Притом реакция самого Эрдогана показывает, что это не конец.
Во-первых, надо отметить, что закрытие допуска в Twitter и YouTube не имеет ничего общего с обеспечением национальной безопасности. Первое – как уже отмечено, речь идет о формальном, а не реальном закрытии доступа. Второе – как говорится, чему быть, того не миновать. Информация уже распространена. Третье – речь идет о закрытии доступа с территории Турции. Вряд ли члены правительства Эрдогана станут утверждать, что основные угрозы для национальной безопасности исходят с территории Турции.
Во-вторых, безусловно, подслушивание без соответствующего решения суда высших должностных лиц государства является преступлением. А в данном конкретном случае речь идет о вопросах, связанных с национальной безопасностью, что можно оценить и как шпионаж. И, как следствие, все виновные должны быть выявлены и наказаны. По этому поводу двух мнений быть не может.
В-третьих, вся проблема в том, что сами участники вышеупомянутого совещания у министра иностранных дел, если верить прослушке, планировали противозаконные действия, угрожающие жизни и безопасности турецких военнослужащих.
Подобные противоправные диверсионные операции, в том числе и угрожающие жизни и безопасности собственных граждан, проводят многие государства, имеющие региональные геополитические интересы. В этом нет ничего необычного, несмотря на наличие проблемной моральной составляющей. Но тут важно сохранение секретности. Проще говоря, сохранение для себя возможности лить крокодиловы слезы на могилах геройски павших военнослужащих.
Однако если тайное становится явным, как в случае с Турцией, то виновных необходимо отправить в отставку, если, конечно, представленные неопровержимые доказательства не фальшивка. Это минимум. Но вся проблема в том, что именно этого сейчас себе не может позволить Эрдоган. Он все еще делает упор только на предательство национальных интересов.
В-четвертых, гораздо серьезной проблемой является то, что правительство не может обеспечить секретность даже подобных сверхсекретных совещаний. Притом по всем параметрам совещание состоялось совсем недавно, то есть после всем известных скандалов, когда стало ясно, что оппоненты Эрдогана даже могли подслушивать секретную правительственную связь. Одним словом, даже после этого не были предприняты должные меры для предотвращения подобных утечек. Это уже показатель развала системы национальной безопасности. Этого правительство Эрдогана ну никак не может объяснить. И, наконец, Эрдоган потерял внешнюю поддержку, особенно в лице Израиля и евреев. Хотя в этом направлении предпринимаются некоторые шаги для исправления ситуации.
Договор о выплате компенсаций между Турцией и Израилем, вероятно, будет подписан после выборов в муниципальные органы, которые назначены на 30 марта, сказал во вторник вице-премьер Турции Бюлент Арынч.
По словам вице-премьера, окончательный текст договора о денежной выплате в связи с нападением на турецкое судно “Мави Мармара” Израиль передал турецкой стороне в прошлом месяце.
Как отметил Арынч, турецкое правительство намерено пересмотреть текст договора, который планируется подписать после выборов. “После подписания договора отношения между Израилем и Турцией должны быть нормализованы на дипломатическом уровне и назначены послы двух стран”, – сказал Арынч.
Вице-премьер подчеркнул, что после подписания договор должен быть ратифицирован парламентом Турции, но процесс нормализации отношений может начаться сразу же после согласования сделки.
В Анкаре также распространяются слухи о том, что почти сразу после выборов Эрдоган собирается с официальным визитом в Израиль. Эта информация, несмотря на антиизраильские настроения электората самого премьера, официально не опровергается.
Создается впечатление, что, несмотря на агрессивную риторику, сам Эрдоган осознает, что расплачивается за конкретные непростительные ошибки. И один Гюлен тут ни при чем…

Выборы в условиях “холодной войны”
оценок - 7, баллов - 4.29 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Новости | Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.