Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Внешняя политика Азербайджана вызывает вопросы”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 25 апреля 2014

По мнению эксперта Эльхана Мехтиева, официальный Баку останется равнодушным к месиджу НАТО

Внешняя политика Азербайджана вызывает вопросыСегодняшний собеседник “Армейского “Зеркала” – эксперт по военно-гражданским вопросам Эльхан Мехтиев. В последнее время он в основном занят изучением вопросов военно-гражданских отношений и реформ в секторе обороны и безопасности. Э.Мехтиев проводит исследования, принимает участие в международных конференциях и встречах, выступает с публикациями о реформах в секторе обороны и безопасности Азербайджана и Южного Кавказа.
- Как вы в целом оцениваете стратегию внешней безопасности Азербайджана?
- Этот вопрос задается часто. Думаю, что к этому было бы правильнее относиться из контекста внешней политики в целом. Официальный подход Азербайджана предусматривает налаживание хороших отношений с соседями. Баку заявляет, что он придерживается политики сотрудничества с Россией, Турцией, Ираном, Америкой и НАТО. Но после того, как Азербайджан стал членом “Движения неприсоединения”, эта политика вызывает вопросы. Например, раньше Азербайджан говорил о вопросах интеграции с НАТО. Но тогда в чем смысл вхождения в “Движение неприсоединения”? Я не нахожу ответа на этот вопрос.
- Последние события показывают, что Азербайджан вынужден внести некоторые коррективы в свою внешнюю политику. Потому что после оккупации Россией Крыма НАТО заявила, что ряду постсоветских стран, в том числе Азербайджану, Армении и Молдове, послан некий месидж относительно обновления сотрудничества. Есть ли у вас какие-либо данные об этом, и каковы ваши ожидания?
- Полагаю, что даже если НАТО и выступила с таким заявлением, то политическое руководство Азербайджана останется к нему равнодушным. Потому что после событий в Крыму осторожность, даже страх политического руководства Азербайджана перед Россией возрастет. Исходя из этого, я не считаю, что после этого будут налажены более интегрированные отношения с НАТО.
- В сентябре этого года в Уэльсе пройдет очередной саммит НАТО. По некоторым данным, на этом саммите будет принята программа, предусматривающая налаживание особых отношений с партнерами. По этому поводу сейчас идут переговоры. Как должно строиться сотрудничество с партнерами, чтобы их вооруженные силы развивались, а безопасность была гарантирована?
- НАТО может выступать с подобными предложениями. Но процесс должен быть обоюдным, то есть, если Азербайджан этого не хочет, то предложения НАТО останутся на бумаге. С этой точки зрения, политическое руководство Азербайджана должно излагать свою позицию более конкретно. Сейчас в этом вопросе конкретики нет. Есть просто политика, которую можно выразить так: “Пусть отношения с НАТО будут продолжаться”. Нет политики, направленной на более тесное сотрудничество с НАТО в рамках ее программ или на вступление в альянс.
В контексте напряженности между Россией и НАТО, западными странами азербайджанская сторона не пойдет на сближение с Североатлантическим блоком. С другой стороны, на саммите в Уэльсе НАТО еще более решительно поддержит территориальную целостность и суверенитет Азербайджана, Украины и Молдовы.
Вопрос армянской оккупации для нас жизненно важен. Для устранения этой проблемы Азербайджан обратился к НАТО. Сразу после подписания протокола о прекращении огня в 1994 году Гейдар Алиев отправился в Брюссель и подписал программу “Партнерство во имя мира”. Это исходило из желания и решимости наладить новые отношения с НАТО. Затем Гейдар Алиев также принял участие во встрече глав МИД стран НАТО в Стамбуле, встретился с государственным секретарем США Уорреном Кристофером. В то время Азербайджан ставил перед собой цель построить тесные, интеграционные отношения с НАТО. В апреле 2003 года прозвучало заявление: “Азербайджан хочет вступить в НАТО, но не поднимает по этому поводу шумихи, как другие”, и заместитель премьер-министра был назначен председателем специально созданной комиссии по отношениям Азербайджан – НАТО, чтобы сотрудничество с альянсом развивалось.
Однако после прихода к власти Ильхама Алиева эта политика фактически поменялась. И сегодня в этом направлении проводится неопределенная политика. Но отношения с НАТО вовсе не охладевают, они продолжаются. Однако натовские круги заявляют, что они предпочитают большую интеграцию. Азербайджанская же сторона особого рвения не проявляет.
- В мае этого года исполнится 20 лет сотрудничеству Азербайджана и НАТО в рамках программы “Партнерство во имя мира”. Как вы оцениваете этот 20-летний период? Что дало Азербайджану сотрудничество с НАТО?
- Не думаю, что оно дало Азербайджану многое. Потому что оккупация наших земель Арменией продолжается. За эти годы НАТО всего лишь поддерживала территориальную целостность Азербайджана. Азербайджан же в рамках Программы “Партнерство во имя мира” отправляет своих военнослужащих на курсы в Европу и Америку, набирается опыта, принимает участие в международных миротворческих силах. Не могу сказать, что за 20 лет был достигнут большой прогресс. Потому что азербайджанская сторона всегда относилась к этому с прохладцей, не пользовалась широко возможностями НАТО. Для нас самое важное – чтобы боеспособность нашей армии была на самом высоком уровне. В этом отношении у нас нет особо продуктивного сотрудничества со странами НАТО, даже в двустороннем формате. Лишь с Турцией после 1997 года наблюдалось интенсивное военное сотрудничество, но оно в последние годы сведено почти к нулю.
- Как повлияет на отношения Азербайджан – НАТО и Азербайджан – Россия оккупация Россией Крыма?
- Влияние, конечно, будет. Если Россия увидит, что Азербайджан пытается наладить с НАТО более близкие отношения, готовится к членству в альянсе, то станет оказывать на Баку серьезное давление. Но Азербайджан не будет действовать так однозначно. Мой прогноз таков: Азербайджан продолжит поддерживать отношения с НАТО, но не будет стараться их афишировать. А с Россией продолжит отношения в рамках структур СНГ.
- Каково отношение населения Азербайджана к НАТО? Как альянс воспринимается в общественном сознании?
- В азербайджанском обществе нет дискуссий, обсуждений по теме НАТО, поэтому оценивать отношение общества очень сложно.
- Как вы думаете, шел ли за эти 20 лет процесс формирования в обществе положительного образа НАТО? Или отношение к альянсу обусловлено влиянием советского периода?
- Этот процесс шел. Потому что мы, неправительственные организации, в частности, Азербайджано-атлантическая ассоциация, проводили многочисленные мероприятия, выступали с интервью и комментариями на телевидении, радио, в газетах. Мы также проводили семинары в различных местах. С другой стороны, и правительство на уровне Министерства иностранных дел ежегодно проводит Дни НАТО. Правительство никогда не ведет пропаганду против НАТО, поэтому в обществе формируется не отрицательный, а положительный имидж. Не думаю, что азербайджанский народ относится к НАТО с призмы советских устоев.
- Несколько лет назад Азербайджан стал членом “Движения неприсоединения”. Что, по-вашему, дала эта организация Азербайджану?
- Не думаю, что эта организация что-то дала Азербайджану. Наоборот, вызвала недоверие к Азербайджану со стороны западных структур. Но и у Азербайджана есть своя политика. Власти этим хотят сказать, что мы не хотим вступать в организацию, в которой доминирует Россия, например, в Организацию Договора о коллективной безопасности или иные структуры, продвигаемые Путиным. А России они захотели показать, что мы не намерены вступать в НАТО.
- В конце 2014 года международные силы безопасности должны покинуть Афганистан. Правда, есть информация и о продлении этого срока. Отмечается, что Азербайджан в этом процессе играет большую роль, как с точки зрения транзита, так и сил. Сообщается, что миротворческие силы Азербайджана останутся в Афганистане и после 2014 года. Каково ваше отношение к этому?
- В нынешний период транзитная роль Азербайджана еще более возрастет. Большинство сил НАТО перебрасывалось в Афганистан и обратно посредством воздушного и сухопутного пространства России через Центральную Азию. Но сейчас в контексте отношений России и НАТО этот маршрут закроется, соответственно, значение Азербайджана возрастет. Сейчас на повестке дня вариант переброски сил через Туркменистан и Азербайджан в Турцию и их вывода к Черному морю. С другой стороны, присутствие Азербайджана в Афганистане означает, что Баку стоит рядом с НАТО, Америкой. Азербайджан также перечислил 1 миллион евро в Трастовый фонд, предназначенный для обеспечения подготовки афганских сил безопасности, и НАТО ценит это. В целом Азербайджан как государство в этом деле заработал себе положительный имидж.
- В эти дни представители НАТО высказывают мысли относительно участия России в конфликтах на постсоветском пространстве. Вам не кажется, что НАТО в ближайшее время может вмешаться в той или иной форме в процесс урегулирования этих конфликтов?
- НАТО обладает весьма ограниченными возможностями для вмешательства в конфликт между Азербайджаном и Арменией. Мы всегда говорили о роли России в том, что конфликт до сих пор продолжается. Азербайджанские власти также об этом говорили. Но подход НАТО к вопросу всегда был одинаков – стороны должны вести переговоры и урегулировать его мирным путем. Но после событий в Крыму НАТО, Европа, Америка заговорили иначе. Они однозначно заявляют, что оккупация и присоединение к себе чужих территорий неприемлемы, подчеркивают необходимость уважения территориальной целостности и суверенитета. Что скажет НАТО, проецируя это на Азербайджан? Конечно, НАТО всегда поддерживала территориальную целостность Азербайджана. В ходе встреч и выступлений в НАТО я всегда заявлял, что НАТО везде поддерживает территориальную целостность Азербайджана, но никогда открыто не осуждала армянскую агрессию и оккупацию. А вот, например, об оккупации грузинских территорий говорит открыто. Выходит, что НАТО не боится России, а вот Армении боится. И когда мы говорим это представителям НАТО, никакого ответа от них не получаем. Каким будет ответ после этого – решать самой НАТО, потому что, если такой подход сохранится, никакого результата не будет.
Словом, полагаю, что вмешательство НАТО в этот конфликт невозможно. Потому что армянская сторона своего согласия на это не даст. Россия и подавно будет против. А если Азербайджан будет настаивать, Россия может применить в отношении Азербайджана карательные меры.
- Переведенная и отредактированная вами книга называется “Обеспечение добросовестности и уменьшение коррупции в секторе обороны. Сборник наилучшего опыта”. Это очень интересная книга. Какой опыт может быть применен в Азербайджане?
- В этой книге в большей мере говорится об опыте стран бывшего Варшавского Договора, а также Украины и Грузии. Наши силовые структуры сформированы примерно так же, как в этих странах, поэтому их опыт в армейском строительстве, ликвидации старого вооружения может быть для нас полезным. Отмечу, что Парламентская ассамблея НАТО проведет конференцию для парламентов и силовых структур, на которой состоится и презентация этой книги.
- Каков, по-вашему, уровень коррупции в секторе обороны и безопасности Азербайджана?
- Об этом говорить сложно, потому что непосредственно исследованиями в этой сфере не занимаюсь. Но в целом мы слышим, что в армии есть коррупция. Впрочем, повторю, что я эту сферу не исследую, поэтому конкретными фактами не обладаю.
- А как вы оцениваете военно-гражданские отношения?
- Они находятся на очень низком уровне. Эти отношения в действительности охватывают множество вопросов. Организации гражданского общества не имеют никаких отношений с армией, представители армии избегают нас. Лишь глава пресс-службы Министерства обороны отвечает на наши вопросы. Но военно-гражданские отношения – это не только отношения между гражданским обществом и армией. Это самая последняя ступень. Часть этих отношений – отношения между парламентом и армией. Но есть ли отношения между Милли Меджлисом и армией? Какими полномочиями обладают члены Комитета по вопросам обороны и безопасности Милли Меджлиса? Какими функциями контроля над армией и силовыми структурами они обладают? В развитых странах армия и силовые структуры подотчетны парламенту. С другой стороны, есть ли прозрачность в отношениях между правительством и Министерством обороны? Или в отношениях Министерства обороны и Министерства финансов? Нет отношений и между нами, экспертами и Министерством обороны. С этой точки зрения наша армия схожа с советской. Они думают, что из-за того, что мы находимся в условиях войны, разглашение информации об армии недопустимо. Но и мы, конечно, не хотим разглашения секретной информации об армии. Мы хотим, чтобы наша армия была сильнее. Но в армии есть проблемы, связанные с экономической коррупцией, закупкой вооружения, положением солдат и офицеров. Один из главных вопросов – закупка вооружения. Мы гордимся тем, что у нас большой военный бюджет. Но ни общественность, ни парламент, ни правительственные круги не знают о том, как расходуется бюджет, предназначенный для закупок оружия. Возможно, лишь представители Минобороны и политического руководства самого высокого ранга обладают информацией об этом…

“Внешняя политика Азербайджана вызывает вопросы”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.