Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Верность призванию

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 14 марта 2014

Верность призваниюКогда начинаешь вспоминать человека, которого знаешь почти сорок лет, невольно вспоминаешь историю долгого знакомства и самые запоминающиеся моменты этого долгого знакомства. В общем, любая жизнь – это почти непрерывная история собственных открытий. Кажется Жорж Санд гениально заметила, что мы не можем вырвать из истории нашей жизни ни одну страницу, хотя легко бросаем саму книгу в огонь. Азер Мустафазаде – человек, который пишет свою книгу много лет и дорожит каждой ее страницей.
Нас познакомил мой отец, который представил мне невысокого, худощавого, красивого мужчину, сказав, что он недавно переехал в Москву и работает нашим представителем в Союзе писателей СССР. Признаюсь, я с любопытством и восхищением смотрел на человека, который представляет всю нашу азербайджанскую литературу в Москве. К тому времени я уже начал пробовать что-то сочинять, и мои опусы казались мне самому глупыми и наивными, по сравнению с серьезным творчеством настоящих писателей.
Судьбе было угодно много раз сводить нас потом вместе. Через одиннадцать лет Азер муаллим вернулся в Баку и стал заместителем председателя комитета по печати. Именно в это время я попытался сдать в издательство “Язычи” свою рукопись на первую книгу “Голубые ангелы”. Разумеется, ее не пропустил Комитет государственной Безопасности, решив, что я открываю в ней слишком много секретов. Больше трех лет рукопись лежала в Комитете, хотя к этому времени я сам курировал органы безопасности на партийной работе. Никогда не забуду, что именно в результате помощи Азера Мустафазаде, который всячески пробивал эту рукопись в печать и поддержке нашего соседа, тогдашнего председателя комитета Назима Ибрагимова, книга пошла в печать, и ее разрешили издать.
Издание книги затянулось еще на несколько месяцев, и к этому времени Азер муаллим уже перешел в ЦК на должность заведующего отделом культуры. И именно он вызвал меня к себе, чтобы вручить мою первую книгу в своем кабинете. При этом он честно предупредил меня, что в Москве не особенно любят, когда провинциалы пишут политические детективы. “Они советуют писать о своих бандитах, прокурорах и милиционерах”, предупредил меня Азермуаллим. Считают, что провинциал не имеет права на такие мировые темы. Я был молод и вспыльчив, открыто заявив, что продолжу писать. И тогда он дал мне мудрый совет: “Постарайся доказать, что можешь писать не хуже них. А еще важнее – даже лучше. И тогда тебя будут печатать и читать.
Самое интересное, что тогда рассматривался вопрос о моем переводе в ЦК, и я, конечно, хотел попасть в административный отдел, по своей специальности. Но Азер муаллим настаивал, чтобы я пошел в его отдел культуры. И даже рекомендовал меня Анару в качестве нового оргсекретаря. Мне было только двадцать девять лет. Меня утвердили на бюро ЦК и в результате я стал самым молодым в истории секретарем Союза писателей.
К тому времени Азер муаллим уехал первым секретарем в Шеки. Насколько я знаю, там до сих пор вспоминают интеллигентного и воспитанного первого секретаря, какие так редко появлялись в районах республики. Когда в Союз писателей приехал руководитель польских литераторов и личный друг Папы Римского Иоанна Павла Второго – Войцех Журковский, мы отправили его в Шеки. Журковский вернулся оттуда потрясенный и счастливый, заявив, что в своей жизни не встречал более образованного и интеллектуального партийного руководителя, чем Азер Мустафазаде. Я рассказал польскому другу о жизненном пути его собеседника, о том, как благодаря ему увидели свет многие произведения азербайджанской литературы, среди которых были и наши известные классики.
Затем Азермуаллим переехал в Баку, где возглавил издательство “Азернешр”, в котором он работает до сих пор, никогда не прекращая основного, главного дела своей жизни – художественного перевода. Разумеется, мы стали встречаться чаще и больше. За все эти годы он практически не изменился. Остался таким же жизнерадостным, подтянутым, красивым мужчиной. В юности я носил прическу под молодых “битлов”, потом стал стричься короче, затем потерял все волосы, а он словно “законсервировался”, и кажется, я теперь выгляжу даже старше него, хотя разница в возрасте всегда была достаточно неприличной. Не сомневаюсь, что литературные критики отметят его огромный вклад в пропаганду нашей литературы. Превосходно зная оба языка, он виртуозно владеет словом, и я думаю, что не ошибусь, если скажу, что он один из лучших переводчиков азербайджанской литературы, если не самый лучший. Кроме знания языка нужно иметь еще и большой интеллект, чтобы передавать авторский замысел на другом языке.
Уже сегодня, проработав столько лет в Союзе писателей Азербайджана, я с полным основанием могу утверждать, что он был лучшим нашим представителем в Москве, помогая писателям, начиная от поездок за границу и до пробивания их книг в российских издательствах. Иногда, да и сейчас, читаю воспоминания одного из его предшественников, проникнутые такой недоброжелательностью к нашим писателям, таким пренебрежением, что не совсем понимаю, откуда взялись подобные желчь и скептицизм. Повторяю, никто и никогда не помогал так нашим писателям, не представлял так достойно нашу литературу, как Азер Мустафазаде. При этом он точно знает, кто и чего стоит, даже если не пытается об этом вслух говорить. У него свой проницательный взгляд и на место каждого известного автора в нашей литературе, и на его конкретный вес на этой “ярмарке тщеславия”.
Этот уникальный человек заслужил глубокое уважение за свою работу в Москве и в Баку. Его ценили известные советские писатели, классики советской литературы, такие как Георгий Марков, Василий Белов, Кайсын Кулиев, Чингиз Айтматов, а также корифеи азербайджанской литературы Мирза Ибрагимов, Исмаил Шихлы, Расул Рза, Сулейман Рустам и многие другие. Однажды в своей жизни Азер Мустафазаде даже совершил антиправительственный поступок, когда предоставил свой кабинет для собравшихся там оппозиционеров. Это было во время правления Народного фронта, когда меня пригласили в его кабинет. Собравший там несколько человек Рамиз Мехтиев заявил, что мы обязаны сделать все для возвращения Гейдара Алиева в Баку. Кажется, это был единственный раз в нашей с Азер муаллимом жизни, когда мы сознательно принимали участие в антиправительственном мероприятии, справедливо считая, что возвращение Гейдара Алиева может спасти наш народ и нашу республику от полного распада.
В эти дни Азер Мустафазаде отмечает свой юбилей. Три четверти века. Прекрасная дата для любого человека. Самое приятное в ней – это встречать подобную дату в расцвете своей мудрости, на прямых ногах и с ясной головой, продолжая творить и работать, как много лет назад. Его семья сегодня раскинулась по всему земному шару – от Америки до Норвегии. В эти дни поздравления будут идти не только из этих стран, но и, конечно, из России, где он проработал столько лет, из Израиля, где находится столько наших общих друзей, из других стран мира. Обычно в этом возрасте желают прежде всего здоровья, но, присоединяясь к таким пожеланиям, я желаю ему еще больших творческих успехов, много сил и новых литературных свершений, которые у него, безусловно, еще впереди.

Верность призванию
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.