Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

В превращении Турции в Китай

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 10 февраля 2014

или же в создании нового государства Тайипбыстан обвиняет Эрдогана оппозиция

В превращении Турции в КитайПо большому счету, Турция пытается разобраться в вопросах, которые в не меньшей, а скорее всего, в еще большей степени актуальны и для Азербайджана. Речь идет о борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, о попытках властей контролировать все и вся, в том числе, и Интернет.
Власти Турции стремятся ужесточить контроль в Интернете наряду с усилением власти над правовыми институтами страны после коррупционного скандала. Новый закон позволит турецкому Телекоммуникационному директорату (TIB) блокировать сайты без санкции суда.
Законодательное предложение, выдвинутое правящей в Турции партией ПСР (AKP), предоставляет министру транспорта и коммуникаций возможность блокировать сайты, которые подозреваются в нарушении неприкосновенности частной жизни, а также заставить интернет-провайдеров сохранять информацию о движениях своих клиентов в сети. Кроме того, новые меры могут потребовать от провайдеров ограничить доступ к прокси-сайтам.
В Турции уже действуют фильтры, предназначенные для защиты детей от вредной информации. В течение шести месяцев прошлого года Турция сделала 1673 запроса к Google об удалении материалов из Интернета. Этот показатель превышает аналогичные цифры в других странах более чем в три раза.
Ограничить доступ к тому или иному интернет-ресурсу власти смогут в случае выявления на нем любого “оскорбительного контента”. Такой контент будет выявлен по так называемым “проблемным словам”. Поиском подобных слов в Сети займутся правоохранительные органы. Какие именно слова могут быть отнесены к “проблемным”, пока не известно.
Ранее сообщалось, что закон в первую очередь ориентирован на защиту жителей от сайтов, распространяющих информацию о педофилии, употреблении наркотиков и способах совершения суицида.
Кроме того, одобренный парламентариями закон, обязывает провайдеров хранить сведения об интернет-активности пользователей в социальных сетях. Подобные записи должны будут храниться как минимум в течение двух лет и по запросу “уполномоченных инстанций” могут быть переданы третьим лицам.
Комментируя принятие закона лидер крупнейшей турецкой оппозиционной партии Хасан Орен сравнил действующего премьера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с Адольфом Гитлером. “Когда вы только пришли к власти, то говорили о демократии. Теперь же вы пытаетесь насадить в стране фашизм”, – заявил Орен, обращаясь к Эрдогану.
Заместитель премьер-министра Бюлент Арынч в ответ заметил, что интернет-цензуры, о которой говорит оппозиция, в Турции не существует. “Мы гораздо свободнее многих стран”, – сказал Арынч.
По словам профессора права стамбульского университете BILGI Ямана Акдениза, новые меры являются политически мотивированными и направлены на пресечение свободного потока информации в сети. В частности, закон может предотвратить появление в сети разоблачений коррупционной деятельности со стороны высокопоставленных чиновников и бизнесменов.
Первый ограничительный закон в отношении Интернета был принят в Турции еще в 2007 году. Тогда на территории страны были заблокированы блогохостинг WordPress и несколько видеохостингов (в частности, Daily Motion и Vimeo). Кроме того, до 2010 года власти Турции блокировали YouTube. C 2011 года в Турции также действует единый реестр запрещенных сайтов. Изначально реестр создавался для борьбы с терроризмом, но затем список контента, за который сайт мог быть включен в “черный список”, был значительно расширен.
Оппозиция обвиняет правительство Эрдогана в превращении Турции в Китай, Саудовскую Аравию, Иран. Некоторые даже заявляют, что настало время объявить о создании нового государства – Тайипбыстана.
Председатель Европарламента Мартин Шульц успел заявить, что принятый турецким парламентом закон о цензуре Интернета является “шагом назад”, что, естественно, будет иметь негативное влияние на переговоры между Анкарой и Брюсселем по поводу членства Турции в Евросоюзе.
Сразу надо отметить, что закон еще не вступил в силу. Президент Турции Абдулла Гюль еще может наложить вето на этот принятый парламентом закон. Подобное развитие событий совсем не исключается.
Во-первых, в отличие от Эрдогана Гюль сам лично является активным пользователем социальных сетей.
Во-вторых, буквально на минувшей неделе Гюль призвал внутриполитических акторов, и прежде всего правящую партию, на фоне коррупционного скандала и жесткой борьбы между правящей АКР и движением “Хизмет” во главе с Фетулла Гюленом, не предпринимать действий, и, прежде всего, законодательных, негативно влияющих на процесс переговоров между Анкарой и Брюсселем по поводу членства Турции в Евросоюзе. Он открытым текстом заявил о недопустимости законодательных инициатив, противоречащих стандартам Евросоюза. По сути президент заявил, что в случае появления подобных законов он воспользуется своим право вето. Именно после этого Эрдоган на время отказался от продавливания законопроекта, позволяющего правительству переформатировать состав и полномочия Высшего совета судей и прокуроров по собственному усмотрению.
Увеличение числа интернет-пользователей по всему миру и неуклонный рост экономического и политического значения Интернета привели к тому, что начиная с середины 90-х ХХ века государства стали искать оптимальные механизмы регулирования формирующегося коммуникационного пространства, принципиально отличного по своей структуре от традиционных средств связи и информации.
Одновременно с этим стали формироваться и центры исследований вопросов, связанных с Интернетом. В частности, на базе крупнейших университетов мира появились специализированные лаборатории, занимающиеся изучением различных аспектов функционирования сети – Berkman Center for Internet & Society при Гарвардском университете, Oxford Internet Institute и другие.
Однако системное изучение вопросов государственного регулирования сети взяли на себя некоммерческие организации правозащитного толка, что естественным образом повлияло на характер подобных исследований. В настоящее время три организации на постоянной основе занимаются составлением рейтингов “интернет-свободы”: Freedom House, “Репортеры без границ”, OpenNet Initiative.
Каждая из этих международных организаций готовит ежегодные исследования, которые, в том числе, содержат карту свободы слова в Интернете и подразделяют все исследуемые страны на несколько категорий в зависимости от наличия и “уровня” инструментов, ограничивающих свободу высказывания и получения информации в Сети.
Наиболее известным и самым цитируемым в средствах массовой информации по всему миру исследованием подобного рода является ежегодный доклад “Freedom on the Net” организации Freedom House, финансируемой преимущественно правительством США.
Второй по счету доклад вышел в сентябре 2012 года.
Само появление подобного ежегодного исследования стало следствием выступления тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон о значимости свободы Интернета, которая была произнесена в январе 2010 года. В том выступлении Клинтон, в частности, заявила:”Берлинская стена стала символом разделенного мира и определила целую эпоху. Сегодня остатки этой стены выставлены в этом музее, где им и место.
А новой знаковой инфраструктурой нашего времени стал Интернет. Вместо того чтобы разделять, он призван соединять. Но одновременно с распространением сетей по всему миру на замену видимым стенам приходят виртуальные. Некоторые страны возвели электронные барьеры, которые преграждают их народу доступ к отдельным частям мировых сетей.
Они исключают отдельные слова, имена и фразы из результатов поиска. Они вторгаются в личное пространство граждан, выступающих с ненасильственной политической речью.
Подобные действия противоречат Всеобщей декларации прав человека, которая гласит, что все люди имеют право “искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ”.
С распространением таких ограничительных мер во многих странах мира опускается новый, информационный занавес. По ту сторону барьера распространяемые в Интернете видеоклипы и посты в блогах превращаются в самиздат наших дней. <…> Я горда тем, что уже сейчас Государственный департамент более чем в 40 странах помогает людям, которым затыкают рот деспотические правительства.
Мы поднимаем этот вопрос как приоритетный также в ООН, включив пункт о свободе Интернета в первую резолюцию, внесенный нами на рассмотрение Совета по правам человека ООН после нашего возвращения в этот орган. Мы также поддерживаем разработку новых инструментов, помогающих гражданам осуществлять свое право на свободу самовыражения в обход политической цензуры.
Мы предоставляем финансовую помощь группам во всем мире, чтобы открыть доступ к этим инструментам на местных языках тем, кто в них нуждается, и научить их, как без риска для себя подключаться к Интернету”.

В превращении Турции в Китай
оценок - 5, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Новости | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.