Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

В чем вина простого армянского народа?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 17 января 2014

Жители села Гапанлы с надеждой ждут окончания конфликта

В чем вина простого армянского народа?“Жить или не жить нам с армянами вместе – не нам решать. Наша судьба в руках великих. Что мы можем сделать? Если скажут “живите”, будем жить. Это вопрос, который может решить только государство. Что скажет президент, то и будет…”
Эти слова произносит житель села Гапанлы Тертерского района Али Мамедов. По его словам, раньше с армянами были соседские отношения. Но сейчас он не знает, смогут они жить вместе или нет… “Мы сеиды (потомки Пророка Мухаммеда – прим. переводчика), поэтому с ними за стол не садились. Но общались как соседи. Сейчас вряд ли получится жить, как прежде. Потому что пролилась кровь. Опять скажу, что не нам решать, пусть правительство решает. Все-таки лучше, если кровопролития не будет. Даже если начнут убивать, не побежим”.
Политологи настроены пессимистично
Режим прекращения огня продолжается уже 20 лет, ведется работа в направлении мирного разрешения конфликта. Конфликтологи говорят, что мирные переговоры когда-нибудь дадут результат. Но некоторые из них утверждают обратное. Например, российский военный эксперт Александр Храмчихин постоянно предсказывает начало войны: “Вероятность начала боевых действий равна 99,99%. Конфликт решить путем мирных переговоров не удастся”.
Азербайджанский политолог Зафар Гулиев тоже подчеркивает бесплодность мирных переговоров: “В контексте разрешения конфликта в стратегическом плане не сделан ни один шаг вперед. За прошедший период не освобождено ни одно азербайджанское село. Не принята никакая концепция, направленная на решение карабахской проблемы. Нет согласия на геополитическом уровне между ведущими государствами. В то же время необходимо указать на то, что в подходе к решению проблемы позиции Армении и Азербайджана резко расходятся. За прошедшее время сторонам конфликта не удалось сблизить свои позиции. Нет общего проекта для разрешения конфликта, который дал бы сторонам возможность остановиться и начать процесс его согласования и реализации”.
Гапанцы же думают иначе
Сайяра Гусейнова, невзирая на неудобства, не хочет покидать Гапанлы. По соседству располагается село Сейсулан, в котором жили армяне. Сейчас это зона конфликта, считается самым опасным местом. “Когда в 1992-м армяне вошли в село, мы оставили свой дом. Потом вернулись. Так и живем здесь со времени войны. Перестрелки часто случаются, но мы свой дом не покидаем. Часто стреляют. Был период затишья, но сейчас опять активизировались”, – говорит Сайяра ханум. По ее словам, они постоянно подвергаются опасности: “Несколько дней назад вместе с внуком ходила на пастбище за скотиной. Мимо проходила машина военных. Вдруг раздался оглушительный звук. Я подумала, что лопнула шина машины. Но потом сказали, что нам повезло. Армяне стреляли по машине, по счастливой случайности промазали. Снаряд попал в забор женщины по имени Хураман”.
Сайяра живет на пенсию. Из-за перестрелок невозможно работать в поле: “Посеяли немного пшеницы. Армяне не давали нам собрать урожай. Пришли люди из Красного Креста, и пока они находились на территории, мы смогли скосить пшеницу. Нет никакой помощи. Под пулями идем пасти скот, под пулями ведем полевые работы. Недавно пуля попала в скотину. Она погибла. Пуля попала в руку маленькой девочки, дочери нашего соседа Мубариза. Несмотря на все это, живем с надеждой, говорим, что, наверное, все закончится хорошо”.
Сайяра ханум вспоминает довоенные годы: “Раньше мы были добрыми соседями. Ходили к ним покупать в их магазине все за свою цену. Они приходили к нам. Хорошо соседствовали. Если миром вернем земли, будет хорошо. Пусть не будет войны, жалко молодых. Если начнется совместная жизнь, не знаю, получится снова или нет. Мы видели те дни, мы не побоимся. Но, вероятно, детям будет страшно. Между нами и армянами такое было и раньше. Моя покойная свекровь рассказывала, что много раз мы ссорились, потом мирились. Живем надеждой”.
Ее внуку Эльчину 10 лет, он учится в четвертом классе. Эльчин говорит, что перестрелка иногда начинается тогда, когда они находятся в школе. Но он не боится. “Хочу, чтобы не было войны. Смогу учиться с армянами в одной школе. Смогу жить с ними как сосед. Лишь бы не было войны”.
Отец шехида хочет мириться
Исмаилу Гусейнову 74 года. Он родился и всю жизнь жил в Гапанлы. Один его сын шехид (шехид – погибший за веру и защищая родину – прим. переводчика), другой его сын – ветеран войны. Сам он инвалид второй группы. Он надеется, что проблема скоро найдет свое решение: “Дважды мы покидали село, потом возвращались. С октября 1994 года мы здесь, с того времени живем в тревожном положении. Снаряд полностью разрушил мой дом. Спасибо правительству, восстановили. На стенах есть следы от пуль. Сам я верующий. Верю, что рано или поздно земли будут освобождены. Эту уверенность во мне пробудила неустанная работа нашего правительства, которая не знает сна и отдыха. Если завтра глава государства прикажет, я готов пойти на разведку, потому что знаю каждую пядь этой земли. Но я не хочу повторного кровопролития. Будет лучше, если земли вернутся миром. Если русские сегодня отстанут от этой земли, перестанут вмешиваться в наши дела, и земля вернется, и мир наступит”.
Касаясь отношений с армянами, Исмаил киши оживляется и становится словоохотливым: “В соседних селах Сейсулан и Ярымджа жили армяне. Их дважды выселяли, они снова возвращались На самом деле они удины, их насильно арменизировали. Когда села выселяли, армяне просили жителей Гапанлы присмотреть за их домами, не дать, чтобы их разрушили. Точно так же, когда мы покидали наше село, они не позволили, чтобы кто-то взял соломинку из наших домов. В чем вина простого армянского народа? Жадные до власти люди не позволили нам жить в мире, русские не дали нам остаться соседями. Мы знали даже младенцев в колыбели в селе Сейсулан. Делили горе и радость поровну. Очень помогали друг другу. В Сейсулане жил мой армейский друг по имени Яша. В разгар войны я пошел пасти своих овец. Я даже не знал, что мои домашние положили в мою сумку поесть. Встретился на пастбище с ним. Обнялись, поцеловались. Бараны наши смешались. Сели на землю, поставили на середину у кого что было. Поели, поговорили. Смотрю, у Яши глаза полны слез. Спросил его, что случилось. Он встал посмотрел на свое село, потом лег навзничь и поднял рубаху. Вся его спина была исполосона. Оказалось, пришлые армяне за то, что он не заплатил один месяц в бюджет попа, повалили на землю и на глазах его семьи избили палками. Народ Сейсулана очень хороший, но что они могут? Их судьба не в их руках”.
Исмаил киши говорит, что в свое время было затрачено много усилий для восстановления мира. Но третья сила не позволила, чтобы между ними вновь установились прежние отношения: “Аксакалом нашей деревни был Теймур киши. Он организовал встречу с населением Сейсулана, чтобы решить все вопросы. А их аксакалом был врач. Тот сказал: “Теймур киши, что мы можем сделать? Бородачи пришли и говорят, что вы должны враждовать с азербайджанцами”. Теймур киши сказал: давайте объединимся, на этих землях выращивайте, что хотите я добьюсь от властей, чтобы вас освободили от налогов. Оказалось, что в той встрече участвовал и один из бородачей, просто он изменил внешность. Сказали, что это невозможно. Тогда Теймур киши сказал, что в этом случае у вас остается один выход. Это отъезд. До того эту деревню удерживал Теймур киши. День и ночь шла перестрелка. Мы с жителями соседней деревни были по-настоящему добрыми соседями, были ближе братьев. Совместная жизнь и после этого неизбежна, потому что эта территория много раз встряхивалась, как маслобойка, но потом люди вновь находили общий язык. Сейчас на той территории жизни нет. Военные перестреливаются”.
Исмаил Гусейнов говорит, что их бывший сосед до сих пор их не забыл: “В Сейсулане жил Мамуса. Он сказал своим односельчанам: давайте объединимся с гапанцами, не допустим, чтобы бородачи вмешивались в наши дела. В его кабинет привязали собаку, а самого опозорили. Уехал он. Сейчас работает в Украине директором спиртзавода. У него трудится много азербайджанцев. Недавно он жителям нашего села передавал привет. Как можно таких людей называть плохими?”
Если понадобится (лазым гялярся…)
Старший брат Исмаил киши – Ашраф Гусейнов – тоже не желает начала войны “Снаряд разрушил верх моего дома. Но я не теряю надежды. Я знаю, что когда-то, если и не спустя 20 лет, но спустя 30 лет наш президент Ильхам Алиев вернет эти земли. Потому что он сын Гейдара Алиева. Пока он не хочет войны. Если завтра скажет, что пусть будет война, начнем воевать. Скажет: “Пусть будет мир”, будем сидеть на месте. Что мы можем сделать? Мы со своими армянскими соседями жили как одна семья. Если чужие мешать не будут, опять сможем жить, как прежде”.
Одним из основных занятий населения села Гапанлы является отслеживание информации о конфликте через телеканалы. Поэтому они хорошо знают текущий процесс, мнения экспертов, даже обсуждают их между собой. Иногда даже шутят, повторяя “лазым гялярся”… Видно, что мечта этих людей, живущих в зоне конфликта, – жить, как и прежде, в мире и спокойствии. Достаточно, чтобы “понадобилось”.

В чем вина простого армянского народа?
оценок - 3, баллов - 3.67 из 5
Рубрики: Новости

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • БЛИН НИКАК НЕ ПОЙМЕТ НАРОД ЧТО БОРОДАТЫЕ ИЛИ БЕЗ БОРОДЫ ОДНО И ТОЖЕ, арменгутаны. Какая разница? Вес этот разговор напоминает мне “1905 год”. -”наши враги не вы ваше величество, наши враги это саламовый и так д”))))) Смешно. Все таки Великим писателем был Джафар Джаббарлы. Говорят осел в одну и ту же лужу второй раз не наступит. Вот и веками армяне нам в спину нож, а мы это не те армяне а другие. У меня такой вопрос : – Гасан лысый или лысый Гасан, какая разница? Что преследует это стать? Типа миру мир и флаги нам в руки давайте вперед за армяшками, умолят их типа не верьте бородатый, верьте бритым? )))))))

    Thumb up 0 Thumb down 0