Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

В борьбе за Восток Украины выиграет тот, за кем пойдет пассивное большинство

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 23 апреля 2014

А у сепаратистов один "Центр", и этот "ребус" разгадывается без напряга

политический аналитик (специально для “Зеркала” из Донецка)В борьбе за Восток Украины выиграет тот, за кем пойдет пассивное большинство

До того как посетить Украину, я пытался наметить места на территории этой страны, в которых “надо бы побывать”. В мои планы входило совершить поездку в Киев, Донецк и, если будет возможность, в Крым. В Крым я пока попасть не смог. Возможно, удастся в следующий раз. В этот раз я дошел лишь до Киева и Донецка.
Для поездки в Донецк рассматривались три средства передвижения: автомобиль, самолет, поезд. Путешествие на автомобиле представлялось неудобным по той причине, что, по словам очевидцев, сепаратисты могли остановить машину и учинить настоящий обыск. Можно было бы добраться на самолете. Но это тоже означало, что придется пройти через целый ряд проверок. Так или иначе, я решил ездить поездом.
Реальность, в которой сегодня пребывает Донецк, ознаменована феноменом “полное отсутствие власти”. Захватив административные здания, сепаратисты контролируют и улицы. Кажется, никто и не помышляет о том, чтобы освободить захваченные здания. Милиционеров на улицах почти не видно, и, вообще, они избегают встреч с сепаратистами. Словом, непонятно, кто же управляет таким большим городом.
Будучи в Донецке, я направился к одному из захваченных административных зданий. Баррикада, возведенная сепаратистами перед зданием, была более систематичной и прочной, чем те сооружения, которые возвышались на Майдане. Это могло означать то, что сепаратисты очень профессионально выполняют задания своих хозяев. Возникало предположение, что сепаратисты готовятся к танковой атаке. На лужайках через каждые 10 метров “красовались бутылки с “коктейлем Молотова”. Рядом со зданием прогуливались несколько сепаратистов.
Я стал наблюдать за ними. Некоторые из них были в масках и с дубинками. Те, кто находится в здании, вооружены автоматами. Не облаченных в маски снимать на фотокамеру не разрешается.
Один из сепаратистов с дубинкой в руках подошел ко мне и хотел осмотреть мою сумку. Я не позволил и сказал, что нахожусь на месте действия как журналист.
Вообще, внешний вид и поведение сепаратистов красноречиво говорили сами за себя. Ругань и запах спирта были как бы обязательными составляющими окружающей меня обстановки.
В первый же день пребывания в Донецке мне рассказали о перестрелке на установленном сепаратистами дорожном посту в Славянске. Говорили о человеческих потерях. В принципе, подобное было ожидаемо. Было какое-то предчувствие, что управляемые из Москвы сепаратисты готовят какую-то новую заварушку, несмотря даже на отмечаемую в Украине православную Пасху. Предшествующая провокация также была реализована в нерабочий, воскресный день. Перестрелка в Славянске еще более напрягла настроения среди населения Донецка. Сепаратисты объявили в Славянске чрезвычайное положение.
Люди, с которыми я общался в Донецке, высказывали предположение, что сепаратисты в их городе готовят более масштабную провокацию. Цель – “официально” объявить режим чрезвычайного положения и в Донецке. Сепаратисты уже сделали заявления относительно “референдума”, который якобы будет проведен 11 мая.
Встретившись в Донецке с некоторыми экспертами и политиками, я пытался представить себе картину происходящего более детально. К примеру, профессор Игорь Тодоров, у которого я побывал, заметил, что Россия вот уже целый год готовилась к провокации в Донецке. События на Майдане способствовали ускорению процессов, и планы Москвы стали очевидностью. По словам профессора, большая часть населения Донецка не поддерживает замыслов России, пророссийски настроенные дончане воспринимаются как маргиналы. Сепаратисты оцениваются обществом как некая авантюрная, бесшабашная и криминальная совокупность, в которую безответственно привлекаются даже школьники.
Немалое количество дончан за целостность Украины. Среди них также этнические русские, которые выступают против того, чтобы Донецк “стал очередным субъектом” Российской Федерации.
В Донецке я познакомился со студентом Николаем. Он сказал, что мать у него – русская, а отец – украинец. “Матери импонирует политическая личность Путина. Но отец, несмотря на все социальные и экономические трудности, за то чтобы оставаться в составе Украины”, – говорит Николай. На мой вопрос о его гражданской позиции по поводу целостности Украины, студент ответил так: “Конечно, социальных и экономических проблем много. Но я поддерживаю позицию отца. Да, жизнь сегодня в Украине не сахар. Возможно, что и зарплаты, и пенсии в России более высокие. Некоторых дончан этот фактор привлекает. Но если мы станем частью РФ, я, например, потеряю возможность свободно высказывать свои мысли и мнение. Украинцы любят свободу, свободу выражения, свободу слова. Это в нашей крови. А русские любят сильную руку”.
Рассуждающие так же, как и Николай, в Донецке при действительности того, что сепаратисты контролируют улицы, а милиция труслива, все же время от времени пытаются проводить немногочисленные митинги.
Продолжая свои заметки, хочу рассказать о некоторых событиях, очевидцем которых стал я сам. Так вот в Киеве в большинстве автомобилей на стеклах вывешен флаг Украины. Это весьма обычное явление. Но в Донецке более популярен российский триколор. Тем не менее, на некоторых автомобилях встречаются символы украинской государственности. А на одном из зданий развевались как флаг РФ, так и полотнище Украины. Кстати, вывешенный на третьем этаже российский флаг уступал по параметрам официальному символу незалежной украинской государственности, который возвышался на 8-м этаже.
В Донецке я лишь раз за время моего путешествия по городу увидел палатку, по вывешенному рядом с которой символу, убедился, что в данном форпосте” защищают территориальную целостность Украины. Хозяином палатки оказался священник. Он поведал, что установил палатку 50 дней назад. Заметив, что я приблизился к палатке, все находящиеся внутри нее вышли наружу и стали очень приветливо со мной общаться. Видимо, часть местных граждан, опасаясь “гнева сепаратистов”, не рискует особо часто приближаться к “украинской палатке”.
Большая часть населения, судя по результатам моего общения с горожанами, действительно не приветствуют сепаратизм. Тем не менее, они также крайне аполитичны, общественно пассивны и не участвуют почти ни в каких малочисленных акциях протеста. У меня создалось впечатление, что в итоге они будут на стороне того, кто окажется сильнее. Поэтому центральным властям Украины, по моему мнению, надо активизироваться также и в Донецке. Необходим последовательный диалог с населением. Если сила Кремля в Донецке будет преобладать и дончане убедятся, что Москва однозначно намерена прибрать к рукам “восточные земли” Незалежной, они окажутся именно рядом с сепаратистами.
Народ здесь хочет стать свидетелем того, что официальный Киев может погасить очаг сепаратистского сопротивления. Но, к сожалению, все еще кажется, что официальные власти Украины не в состоянии взять на себя ответственность политической власти и территориальной безопасности востока украинского государства. По сводкам из различных национальных СМИ, большинство высших чиновников, депутатов, экспертов и политиков широко отмечали Пасху, уехали отдыхать на свои дачи. И это при том, что сегодня каждый потерянный день может стать решающим в рамках вопроса будущего украинской государственности. Думается, все же, Кремль был менее беззаботным в день православной Пасхи и, конечно же нацелен на поэтапную реализацию своего плана относительно Украины.
В Москве, скорее всего, все рассматривается по пунктам. И у меня глубокие сомнения, что тот же официальный Киев вообще разработал какую-то конкретную стратегию. В Донецке не наблюдается предвыборной атмосферы и не проводится предвыборная кампания. А Москве это и нужно. Да и Путин открыто заявлял, что не признает избранного президента Украины. Это, скорее всего, говорит о том, что в сценарий Кремля не входит проведение президентских выборов в Восточной Украине.
Между тем моим собеседником в Донецке был и Егор Фирсов. Он здесь представитель партии “УДАР”, лидером которой является известный боксер Виталий Кличко. Он заявил, что они любой ценой проведут выборы в Донецке и будут защищать избирательные участки от сепаратистов. Он осознает, что другого пути нет. Женевское соглашение в Донецке “не работает”. Потому как по всему видно, что сепаратисты не собираются сдавать оружие и возвращаться в свои дома. Глава сепаратистов в Славянске сказал открытым текстом, что они не намерены ничего предпринимать без “установок из Центра”. Ну всем же понятно, что это за “Центр”. Этот “ребус” долго разгадывать не приходится.
Перевел Ниджат Самедоглу

В борьбе за Восток Украины выиграет тот, за кем пойдет пассивное большинство
оценок - 8, баллов - 4.50 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Новости | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.