Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Такой не пpостой pоман юбиляpа

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 19 апреля 2014

Интеpвью с писателем Чингизом Гусейновым

Такой не пpостой pоман юбиляpаВ январе в Азербайджане был отмечен 130-летний юбилей видного государственного деятеля Мамед Эмина Расулзаде. В апреле 2015 года исполняется 145-летие Наримана Нариманова. Эти важные для нашего государственного становления исторические личности стали героями непростого романа “Доктор N”. Наш корреспондент встpетилась с автором романа, писателем с мировым именем Чингизом Гусейновым, 85-летие которого сейчас отмечает культурная и литературная общественность не только нашей страны.
- Профессор, вы…
- Извините, не люблю, когда обращаются “профессор”, тотчас вспоминаю Маяковского: “Профессор, снимите очки-велосипед, я сам расскажу о времени и о себе…”, – а теперь очередной ваш вопрос.
- Вы автор романа “Доктор N”, написанного в начале 90-х годов прошлого века. Он был напечатан в 1992 году в “Литературном Азербайджане”, когда журналом руководил ныне покойный азербайджанский поэт Мансур Векилов. Номера с романом до сих пор хранятся в моей домашней библиотеке. Готовясь к интервью, я перечитала его вновь. Глубина сюжетной линии романа, размышления автора, персонажи и действующие лица, хроника исторических событий никогда не утратят своей актуальности для читателя. Почему и когда вы задумали этот роман, что подвигло вас к его написанию?
- По выходу в 1981 году в серии “Пламенные революционеры” повести об Ахундове “Неизбежность”, которая, кстати, открыла путь к роману “Фатальный Фатали” (эта занимательная история описана у меня в романе “Минувшее – навстречу”, глава о Юрии Трифонове, с кем были семейно дружны), мне предложили написать о Нариманове-большевике, к чему не лежала душа. Но в те же самые дни мой товарищ по МГУ Даниил Пириевич Гулиев, нарушив партийное предписание, показал мне ныне знаменитое письмо-завещание Нариманова, и меня потрясла фраза, обращенная к пятилетнему сыну за месяц до своей трагической смерти в 1925 году. Передаю смысл, дабы четче выразить дух: “Сын мой, когда ты вырастешь, большевизма не будет, ибо то, что ныне творится, не может продолжаться долее, оно будет сметено историей”. Решил – напишу, наивно полагая, что смогу в привычной по “МММ” и “ФФ” сложной и запутанной стилистике “эзопова языка” обойти цензуру и показать трагическое прозрение Нариманова. Кстати, забегая вперед, скажу, что некоторые следы первоначальной тайнописи оставил в “Докторе N”, вроде старой кирпичной кладки в стене нового дома. Писал мучительно долго, потом наступила перестройка, открылись архивы, и в роман вошла вторая значимая фигура, тоже трагическая – Мамед Эмин Расулзаде. Мне помогло в этой работе общение с современниками тех событий (Азиз Алиевич Шариф и Мехти Хасаевич Уцмиев, правнук Натаван), а также с Даниилом Гулиевым, открывшим два большевистских архива, с Рамизом Абуталыбовым, который снабжал меня ценными материалами об эмиграции. Так родились два тома двухгеройного романа о тупиковых путях Азербайджана: демократическом (Мамед Эмин) и советском (Нариманов).
- Итак, две яркие личности, Нариман Нариманов и Мамед Эмин Расулзаде. И они хорошо знакомы, вместе были в партии “Гуммет”, соратники по подполью, но окончательно разошедшиеся в вопросах дальнейшей судьбы Азербайджана. Это так?
- Да, они разошлись, чтобы изгнанные из родной страны собственными же сородичами оказаться почти в одно и то же время в Москве: Мамед Эмина “спас” от расстрела Сталин, а Нариманова приютил Ленин… Кстати, разгром АДР был делом рук не только “русских и Ко”, как любят сегодня изображать, но и наших ультралевых большевиков, пример – мой тезка Чингиз Ильдрым, читайте роман!
- В вашем романе много важных исторических личностей того периода истории, все ли персонажи романа действительны, или все же есть вымышленные герои?
- Все реальны, некоторым просто поменял имена, чтобы не ранить их близких, ныне живущих… Органической частью романа стал беллетристический “Каталог имен” действующих лиц.
- В романе описаны и лидеры Бакинской коммуны. Спустя годы и исходя из вашего знания и опыта жизни, что это было такое – “Бакинская коммуна” и ее лидер Степан Шаумян? Много скрывалось ранее, в период перестройки хлынуло много информации разного толка и разных точек зрения. В романе описаны многие события, среди них и расстрел комиссаров. Что бы вам хотелось сказать сегодня об этом историческом факте?
- Могу сказать об этом то же, что и вообще о большевизме, не особенно при этом преувеличивая этнические моменты, они, естественно, были, но это лишь видимая часть айсберга, большой имперской политики “разделяй и властвуй”. Коротко говоря, Бакинская коммуна – одна из величайших российских политических авантюр XX века (в их ряду и Октябрьский переворот, и разгон Учредительного собрания, и экспорты революции в Иран и Турцию, и трагедия Южного Азербайджана). В романе все это отражено, могу, кстати, прислать любому читателю газеты по электронной почте: [email protected] Честно говоря, мне и сегодня по-человечески жаль всех без исключения расстрелянных…
- Еще один отрывок из вашего романа: “А как господин Горький понял ислам – это лучше всего видно из его пьесы “На дне”. Вот слова, которые он вложил в уста татарина Асана: “Магомет дал закон, сказал: вот закон. Делай, как написано тут! Потом придет время, Корана будет мало… время даст свой закон, новый…. Всякое время дает свой закон”. Да, так говорится и в Коране: “На всякое время своя священная книга”. Закон какого Священного писания актуален сегодня?
- Это уже к вопросу о тотальной и чудовищной фальсификации текста Корана, явленного миру прежде всего для подтверждения истинности ранее явленных Им книг иудаизма и христианства, и все они в сущности – лишь части большой Книги, хранящейся у Него, о чем, кстати, говорится в Коране. Этика всех этих книг едина, ибо един Первоисточник, и этому надо следовать. Но уже многие века, и сегодня тоже, наблюдается катастрофическое и пагубное для человечества стремление к политизации религий, противопоставлению их, установлению их иерархии, что лучше – что хуже (особая тема для разговора!).
- Вы автор многих книг, которые отображают тот или иной период истории Азербайджана. В своем творчестве Вы обращаетесь и к личности Пророка Мухаммеда, написали книги “Не дать воде пролиться из опрокинутого кувшина” или “Мирадж” о вознесении Пророка. Мемуарный роман “Минувшее навстречу” захватывает читателя огромным объемом живой истории народа. Вы, так много познавший и открывший для себя писатель с мировой известностью, не теряетесь в суете наших мелькающих дней?
- Мир утонул в парадоксах! Почти ничего из того, что наблюдается сверху донизу, ни по логике, ни по здравому смыслу не должно быть, однако оно есть, оно существует! Это обширное поле для размышлений, для работы пера: царю – царево, править в реальном мире, а писарю – писарево, править в мире вымышленном, который, впрочем, более реален, чем сама реальность.

Такой не пpостой pоман юбиляpа
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.