Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дашнаки на службе германской разведки”

Опубликовано:20:03 07/02/2014

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Камсаракана Петера

Со дня окончания II мировой войны прошло почти 70 лет. Тем не менее, история хранит еще много тайн тех времен, о которых общественность и не подозревает.
Работая в прошлом году в Государственном архиве Российской Федерации, я совершенно случайно наткнулся на очень интересные материалы по антисоветской деятельности российской и кавказской эмиграции. Несмотря на многочисленность материалов, мое внимание привлекли показания служившего в различных разведывательных органах фашистской Германии некоего Петера Камсаракана аж на целых 41-й странице, который начал с того, что в 1940-1942 годах являлся внештатным сотрудником IV отдела (внешняя разведка) Главного управления имперской безопасности. С марта 1942-го по январь 1943 года он уже в ранге референта управления “I Luft” работает на “Абвер” (военная разведка и контрразведка). С января же 1943-го до самого своего пленения советскими органами в Бухаресте в 1944 году служил в VI отделе SD (служба имперской безопасности).
Этнический армянин Петер Камсаракан – уроженец Тифлиса, отец же его родился в нынешнем Шеки. В 1908 году семья Петера Камсаракана эмигрировала в Австрию, где наш герой вырос и получил образование. Судя по показаниям, его главной задачей в немецких разведорганах являлись налаживание связей между знаковыми фигурами дашнакской, а также других националистических армянских партий со спецорганами фашистской Германии и дальнейшее их привлечение в единую секретную агентурную сеть Министерства имперской безопасности.
Из его пространных показаний “Дашнаки на службе германской разведки” становится ясным, что ему удалось успешно выполнить поставленную перед ним задачу по привлечению к активному сотрудничеству с фашистской Германией таких известных армянских деятелей, как Канян Дро, Нжде, Джамальян, Араратян и других. В данных показаниях есть много достаточно любопытных моментов касательно претворения в жизнь идеи “Великой Армении”, отторжения азербайджанских и грузинских земель, ну и, конечно, территории Нагорного Карабаха в свою пользу руками фашистской Германии.
Учитывая интерес, который наверняка будет проявлен к данному материалу, мы представляем на суд читателя полный текст показаний Петера Камсаракана.
Джамиль Гасанлы, доктор исторических наук, профессор

Раскаиваясь чистосердечно во всех деяниях, совершенных мною прямо или косвенно против Советского Союза, я, Камсаракан Петер, даю нижеследующие показания:
“Будучи взят в плен 25 августа 1944 года, я выдал себя за унтер-офицера германской армии Карера Петера. Скрывая свою настоящую фамилию, я имел намерение скрыть свою деятельность на службе германской разведки, а также свою принадлежность к древнему роду армянских князей Камсаракан.
В действительности, я с января 1940 года по март 1942 года являлся внештатным сотрудником VI управления (разведка за границей) Главного управления имперской безопасности, с марта 1942 г. по январь 1943 г. – сотрудником “Абвера” – реферат I Луфт, а с января 1943 г. по август 1944 г., то есть по момент пленения, я вновь был прикомандирован, состоя на военной службе, к VI управлению СД. Прежде чем дать подробные показания о своей деятельности в германской разведке, я считаю необходимым сообщить о себе следующее:
Родился я в 1903 году в городе Тифлисе, по происхождению армянин; дед мой со стороны отца – сын последнего Сурмалинского мелика, являлся персидским подданным. Мой отец Армак Петрович КАМСАРАКАН родился в г.Нуха. Он являлся кадровым офицером русской царской армии по 1908 г., служил в Киевском военном округе, где вышел в отставку, получив чин генерал-майора. Моя мать Дария Ивановна ЦУРИНОВА – дочь одного из первых нефтепромышленников г.Баку.
В 1908 году наша семья переселилась в Австрию, где и жила до последнего времени. В 1925 году мы получили австрийское гражданство. Мой родной язык – немецкий, несколько поздно я научился русскому и французскому языкам, и в объеме школьной программы, английскому.
До 1936 года я обучался в Высшем техническом училище в г.Вена. Являясь студентом, я частным порядком занимался экономической географией, главным образом Ближнего и Дальнего Востока, читал на эти темы доклады в академическом кружке “Форум”, в обществе “Лео-гезельшафт” и выступал по радио.
В журнале географического общества в Вене в 1937 году и в “Петерманс Миттайлунген” в Германии в 1938 году мною были опубликованы две работы об Армении.
С армянами, проживающими за границей и занимавшимися политической деятельностью, я познакомился несколько ближе в 1937 году, когда совершил поездку вместе с моей матерью в Софию, куда она ездила для урегулирования вопроса о пособии, на которое она имела право, как вдова ветерана русско-турецкой войны 1877-1878 гг.
В Софии я познакомился с армянином, генералом Карекин НЖДЕ – Тер Артюняном, который впервые ознакомил меня с политической деятельностью различных армянских организаций, боровшихся против Советского Союза и Турции. НЖДЕ коротко рассказал мне тогда о дашнаках и своем выходе из этой партии и сообщил о своей группе “Расисты”, которую он основал в США и сторонников которой он имел также в Болгарии.
В июне 1939 года я познакомился с другим крупным деятелем армянской эмиграции – Аршаком ДЖАМАЛЬЯН-ИССААНИАНОМ, одним из лидеров партии дашнаков, проживавшим постоянно в Париже, но находившимся тогда проездом в Вене. Он рассказал мне о восстании курдов в Турции и о помощи им дашнаков, указав, что для этого восстания они дали вожаков во главе с Гаро Сассуни, и что тогда был заключен договор о создании Курдо-армянского государства при поддержке Англии, а также об организации “Армяно-грузинский союз”, созданной им совместно с грузинским князем Дата Вачнадзе для борьбы против СССР. Уезжая, Джамальян предвидел, что, возможно, скоро начнется война, и если я захочу связаться с ним, то смогу это сделать через видного дашнака, руководителя его опорного пункта в Милане, доктора Арзуманьяна, так как в Вене, по его словам, представителя дашнаков не имелось. Джамальян обещал мне выслать литературу об армянах, которую я затем и получил из Каира. Армянский язык я знал очень слабо, и все разговоры велись мною с ним и с другими армянами обычно на русском и французском языках.
Этим ограничиваются мои знакомства с армянскими политическими организациями до войны.
Осенью 1939 года один из моих товарищей по Высшему техническому училищу, член партии национал-социалистов инженер Дузль, которому было известно, что я занимаюсь вопросами Ближнего Востока, попросил меня составить обзор о политическом положении в Турции, Сирии и арабских странах, не указав, для кого это ему нужно. Вскоре после этого Дузль познакомил меня с австрийцами – доктором Вильгельмом Хеттль и Мандль, которых он, по всей видимости, познакомил составленным мною обзором. Они оба состояли в СС и интересовались политическим положением на Ближнем Востоке. Как выяснилось, с Хеттлем у меня был один общий знакомый, австриец доктор Тарас Бородайкевич, хорошо знавший меня с молодости и также являвшийся членом нацистской партии. В начале января 1940 года я был вызван Хеттлем в его служебную резиденцию на Шпигельгассе. Как мне стало позднее известно, Хеттль, имея звание оберштурмфюрера СС, являлся представителем VI управления Главного управления имперской безопасности в Вене. Это управление занималось политической разведкой за пределами Германии. Вильгельм Хеттль был австрийцем, уроженцем г.Вены. Еще в 1940 году он стал хауптштурмфюрером, а в 1943 году – штурмбанфюрером (майор).
Хеттль, зная, что я армянского происхождения и занимался изучением вопросов Ближнего Востока и Армении, сообщил мне о том, что германский официальный орган, с которым он связан, чрезвычайно интересуется информацией о Вейгановской армии, которая, как сообщала пресса в то время, готовилась Англией и Францией к вторжению из Сирии на Кавказ в союзе с Турцией. При этом разговоре Хеттль сообщил мне, что ему известно о наличии в Сирии, где формировалась Вегановская армия, большого количества армян, и он хочет найти армянский канал для получения информации из Сирии. Одновременно он заявил мне, что хотел бы установить контакт с теми армянами, которые стоят за гитлеровскую Германию. Я сообщил Хеттлю, что среди армян, проживающих в Вене, которые занимаются мелкими коммерческими делами, подходящих людей для получения интересующей его информации или для политического сотрудничества с немцами нет, но мне известны среди армян, занимающихся политической деятельностью, проживающий в Софии генерал НЖДЕ, создавший свою организацию фашистского типа под названием “Расисты”, и один из руководителей партии дашнаков Артак Джамальян, находящийся в Париже.
Я тогда же сообщил Хеттлю, что НЖДЕ – убежденный сторонник Германии, на которого, по моему мнению, можно было бы абсолютно положиться, что он, как и дашнаки, настроен определенно антисоветски. Хотя дашнаки ориентировались все время на Запад, то есть на Англию и Францию, можно предположить, что при создавшемся ныне положении они пойдут на сотрудничество с нами, то есть с Германией. Веря в могущество и будущность Германии, я считал, что сотрудничество армян с ней будет определенно выгодным и дашнакам, и “Расистам”, а антисоветская линия этих партий казалась для меня достаточной гарантией для такого сотрудничества.
В конце этого разговора Хеттль предложил мне связаться с НЖДЕ и Джамальяном для получения от них разведывательной информации и выяснения возможности политического сотрудничества этих групп с немцами. Ввиду того, что я работал в то время инженерам-конструктором на заводе “Трауцль” в г.Вена, Хеттль, получив мое согласие на выполнение этого задания, обязался урегулировать вопрос моей поездки в Софию с фирмой. И действительно, спустя примерно две недели, я был вызван к директору завода Шиммелю, который официально поручил мне съездить на Балканы по делам экспортного отдела фирмы, поставляющей буровые машины для нефтепромыслов в Югославию, Болгарию и Румынию. Выполняя и дальнейшие задания СД, я всегда пользовался командировками от фирмы в целях прикрытия своей деятельности.
Как мне стало известно позже, один из руководящих сотрудников VI управления СД, работавший в отделе западных стран “Б” хауптштурмфюррер Хаген, по указанию начальника VI управления бригадефюрера Иоста, урегулировал вопрос моих поездок под прикрытием фирмы с директором концерна “Маннесмани” в Дюссельдорфе – Вильгельмом Цангеном, которому подчинялся и наш завод “Трауцль”. Как разъяснил мне Хеттль, Цанген сотрудничал с бригадефюрером Иостом, благодаря чему вопрос моих поездок от имени фирмы не представлял каких-либо трудностей.
В середине февраля 1940 года я выехал по заданию Хеттля в Милан к уполномоченному дашнакской организации доктору Арзуманьяну, с целью связаться через последнего с Джамальяном. Адрес Арзуманьяна, который я лично не знал, имел от Джамальяна, давшего его мне летом 1939 г. в Вене, как уже говорилось выше. Я посетил Арзуманьяна на Виа Каппелари, где у него был свой врачебный кабинет. Арзуманьян – врач по накожным болезням. Член Итальянской фашистской партии. Он являлся главным представителем партии дашнаков в Италии. Я сообщил ему о том, что Джамальян указал мне именно на него в случае, если мне необходимо будет связаться с ним – Джамальяном. В настоящее время имеется возможность установить контакт дашнаков с немцами, которых интересует в данный момент точная информация о Вейгановской армии в Сирии, а также постоянная связь с армянскими кругами германской ориентации. Арзуманьян сообщил мне, что прямой связи с Парижем у него нет, но что он попробует дать знать Джамальяну о моем приезде через одного армянина архитектора, проживавшего в Швейцарии. На другой день вечером Арзуманьян позвонил по телефону этому человеку в Лозанну или Монтре и попросил его сообщить Джамальяну в Париж о приезде к нему одного человека из Вены, что было бы хорошо, если бы Джамальян приехал в Милан.
На следующий день я уехал от Арзуманьяна, условившись с ним, что он мне даст немедленно знать в Вену, если получит известие от Джамальяна. Это сообщение из Швейцарии было передано Джамальяну значительно позже, так как его тогда в Париже не было, он как будто находился в Египте. Таким образом эта попытка связаться с дашнаками успеха не имела. Расходы, связанные с этой поездкой, мне были оплачены Хеттлем”.
(Продолжение в следующем номере)

“Дашнаки на службе германской разведки”
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.