Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Римас Куртинайтис: “Не успел ничего спросить, как заиграла музыка”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 14 февраля 2014

Бывший главный тренер сборной Азербайджана вспоминает про свое участие в Матче всех звезд НБА

Ровно 25 лет назад на 50-тысячной арене “Астродом” в Хьюстоне (Техас) прошел очередной Матч всех звезд НБА, который запомнился приглашением первого в истории американских Олл-старов игрока, не являющегося баскетболистом Ассоциации. Этим счастливчиком стал один из лучших европейских снайперов всех времен Римас Куртинайтис. В преддверии Матча всех звезд 2014 года, до которого оставалось всего несколько дней, Куртинайтис сел в машину времени и перенесся в середину февраля 1989-го.
- 1989 год. Вы – игрок “Жальгириса”, один из лучших снайперов Европы. Как получили приглашение на Матч звезд?
- В том году НБА в первый и последний раз в своей истории пригласила игрока, который не являлся баскетболистом Ассоциации. Это приглашение вызвало в Америке большой резонанс, так как многие игроки десятилетиями ждали шанса поучаствовать в Матче звезд, особенно в конкурсе снайперов, а тут приехал какой-то иностранец… Здесь был еще другой момент: обычно на конкурс трехочковых приглашаются восемь человек, а мы были вдевятером, и я как бы считался дополнительным, но ничье место я не отбирал. Все-таки после Олимпиады 1988 года мы приблизились по уровню к НБА, сборная Союза еще раньше играла товарищеские матчи с “Атлантой Хоукс” и “Милуоки Бакс”, и это был полезный опыт. Стали больше контактировать с комиссионером Дэвидом Стерном, у нас были хорошие отношения: и мои личные, и у Александра Яковлевича Гомельского. В итоге появился такой проект. Казалось, что за нами никто тогда особо не следил, но баскетбольный мир следил за всеми, естественно, не осталась незамеченной и победа СССР в Сеуле. В виде исключения мне выпала большая честь стать первым игроком из не НБА-шного мира, которого пригласили на Матч звезд. Видимо, посчитали, что я в состоянии сразиться с лучшими снайперами лиги, хотя было и много проблем.
- Какие именно проблемы?
- В первую очередь, трехочковая линия располагалась на метр дальше, что было для меня непривычно. Думаю, даже самый плохой снайпер НБА того времени имел преимущество перед лучшими спортсменами Европы, так как он каждый день бросал с такого расстояния, а для нас это было необычно. Мы играли в то время Кубок европейских чемпионов (современную Евролигу), а также чемпионат Советского Союза, так что для специальной подготовки времени не было.
- И все-таки как вы готовились к конкурсу?
- После двух тренировок в день я закрывался в зале и полночи бросал по кольцу с необходимого расстояния. Помогал мне Арунас Пакула, долгое время работавший в “Жальгирисе”, человек в баскетболе весьма авторитетный, к сожалению, ныне покойный. Арунас подавал мне мячи, а я в 11 часов вечера пробовал забивать с такой дистанции. Сделал всего несколько тренировок, но, сами понимаете, надеяться на то, что за два раза ты сможешь бросать так же, как лучшие снайперы мира, было немного наивно, и я это прекрасно понимал. Возвращаясь в то время, могу сказать, что кроме оптимизма и желания ничего не было, я не был готов психологически. Одним словом, был очень большой недостаток опыта именно в таких соревнованиях.
- Что вам сказали в “Жальгирисе” одноклубники, тренеры, друзья, когда пришло приглашение из НБА?
- Рад был не только весь Союз, но и баскетбольный мир, не говоря уже о Литве. Друзья мне говорили: “Давай Курт, покажи им там”, все как бы надеялись, но мы не приняли в расчет атмосферу, которую умеют делать американцы. Эта атмосфера невыигрышная, особенно, если в этом соку ты не варишься каких-то несколько лет, ведь даже заключая контракт с молодым игроком, они никогда не подписывают соглашение на один год – минимум на три сезона. Философия такова: первый год они ничего от тебя не ждут, ты должен понять, о чем идет речь, ощутить, что такое НБА, второй год – переходный, а третий – уже игровой, ты освоился, понял, что к чему. То же самое можно говорить и об этих соревнованиях, туда нельзя просто так прийти и сразу выиграть. Думаю, даже великий Харламов не смог бы выступить на своем уровне, не имея должной подготовки. Все пожелали успеха, но, честно говоря, на выигрыш я не рассчитывал, ведь тягаться с такими грандами, как Крейг Ходжес, Дейл Эллис или Дэнни Эйндж, было очень сложно, до этого я их только по телевизору видел, и удивлялся тому, с каким высоким процентом они атакуют. Тот же Реджи Миллер из “Индианы”, который потом стал суперзвездой и больше всех реализовал “трюльников” (из закончивших карьеру игроков).
- Как вы добирались до Хьюстона?
- Об этом следует рассказать отдельно. Все расходы по перелету, проживанию и т.д. на себя взяла НБА. В США я отправился с супругой, американцы хотели обеспечить максимальный комфорт. Нам купили билеты в бизнес-класс, что было для нас, советских людей, в диковинку, ведь мы никогда не летали в таких шикарных условиях. Как сейчас помню, это был “Боинг-747″ компании “Люфтганза”, которая славилась своим хорошим сервисом. Наши места располагались на втором этаже, где было практически все, что нужно. Это теперь мы все знаем, что это такое, но если сравнивать тот бизнес-класс и современный, то это небо и земля, совершенно другие услуги. Сейчас все сводится к минимуму, но тогда ты мог себе позволить все: как я шутил раньше, ты лежишь, а тебе в рот запихивают черную икру, лишь бы ты не вставал. По прилету в аэропорту меня ждал одетый по всей форме афроамериканец с большой табличкой “Римас Куртинайтис”, а также был подан большой белый лимузин. Для меня это тоже было необычно, ведь кроме “Жигулей” и “Волги” в Союзе мы ничего и не видели. Так что перелет и встреча прошли на высочайшем уровне.
- И вот, вы выходите на арену…
- Да, я вышел в зал, на арене 45 тысяч зрителей, а я выступал во второй паре с Дереком Харпером, поэтому время еще было. Я сел, положил ногу на ногу, стал смотреть, как бросают Хендерсон и Адамс, и вдруг почувствовал, как нога начала дергаться, а коленки задрожали. Думаю, в чем дело? Я никогда не испытывал такого прессинга, такого внутреннего давления, повышенной ответственности. Промелькнула мысль: “Я приехал из другого мира, один тут такой”, но вообще не справился со своей задачей психологически, как говорят, перегорел еще до начала. Я мог забить самый нужный бросок с сиреной, и никогда так не волновался, даже если за противника болело 100 тысяч зрителей, я умел закрыться в колпак и абстрагироваться. Но в Хьюстоне меня выбили из этого ритма, я был вообще никакой.
- Вас поддерживали трибуны?
- Да, когда меня представили, болельщики захлопали, им ведь тоже было интересно, я был как марсианин, тем более годом ранее в Сеуле мы обыграли США в полуфинале, где я набрал 28 очков. Все это прекрасно знали и, между прочим, меня очень положительно встречали.
- Что почувствовали, когда все закончилось?
- В первую очередь, хочу остановиться на самом принципе конкурса трехочковых. Дается минута и пять станций по пять мячей на каждой, так я вообще за 51 секунду закончил свое выступление, это были самые скоротечные броски в моей жизни. Я бил на такой скорости, что просто-напросто не контролировал попадания. Это были мои первые соревнования по трехочковым, ведь в Европе еще такие конкурсы не проводились, мы этого не знали. Я не чувствовал времени и дистанции. Когда тренировался в Литве, то ставил стойки с мячами с левой стороны, так как мне удобнее бросать с левой руки, но в США все намного динамичнее и оперативнее, скорость бешеная, они не любят лишних пауз и остановок, поэтому и матчи НБА с большим количеством тайм-аутов и остановок смотрятся на одном дыхании. Я хотел спросить, можно ли мне подвинуть стойку и поставить с левой стороны, но едва я открыл рот, уже заиграла музыка, стартовал отсчет, и я с непривычной правой стал бросать, смазав все пять первых попыток. В итоге, получилось лишь девять попаданий. На тренировках все было отлично, набирал по 24 балла. Были игроки, которые даже не успевали выбросить пару мячей, настолько спокойно и неторопливо они делали свое дело.
- В итоге победителем конкурса трехочковых стал Дейл Эллис, который в финале обыграл Крейга Ходжеса.
- Да, и за этим я наблюдал уже как зритель. Не знаю, по какой причине не участвовал Ларри Берд, который три года подряд выигрывал в конкурсе трехочковых.
Sports.ru

Римас Куртинайтис: “Не успел ничего спросить, как заиграла музыка”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости | Спорт

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.