Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Право на защиту – в металлической клетке

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 24 января 2014

Право на защиту   в металлической клеткеПриблизительно в начале 2000-х годов в Азербайджане был дан старт судебно-правовым реформам, в результате чего законодательная база была приведена в соответствие с законами развитых государств. Изменения коснулись и вопросов задержания граждан, содержания их в местах ареста. Однако в этих сферах по сей день существуют проблемы, имеет место неприятная прежняя практика. К примеру, наличие в залах судов металлических клеток.
В последнее время адвокаты в ходе судебных разбирательств активно подают ходатайства по этому вопросу. Они просят судей вывести их подзащитных из металлических клеток и создать условия того, чтобы подзащитные могли сидеть в зале суда рядом со своими защитниками. Адвокаты говорят, что из-за того, что подсудимые содержатся в металлических клетках, к тому же на значительном удалении, они не могут в ходе процесса общаться со своими подзащитными, строить тактику защиты.
К примеру, в Бакинском суде по тяжким преступлениям идет процесс над восемью молодыми людьми – активистами гражданского движения “Nida”. Все они в ходе процесса находятся в металлической клетке. Рашид Гаджилы, Халид Багиров и другие адвокаты, отстаивающие их права, выступали с ходатайствами о выводе подзащитных из клеток, но получали отказ. Р.Гаджилы говорит, что из-за того, что в ходе судебного процесса его подзащитный находится не рядом, а содержится в металлической клетке, советоваться с ним приходится посредством записок. К тому же контролеры в зале суда, особенно сотрудники Пенитенциарной службы (конвой), препятствуют адвокатам и обвиняемым в передаче записок из рук в руки. Точнее, записки передаются только через сотрудников Пенитенциарной службы. Они же раскрывают записки и читают текст. По словам Р.Гаджилы, закон позволяет сохранять конфиденциальность переписки адвоката с подзащитным, консультироваться в ходе процесса. Однако если кто-то читает эту переписку, то говорить о конфиденциальности уже не приходится. В итоге нарушается одно из основополагающих прав граждан – право на защиту.
Кстати, в ходе этого судебного процесса на упрек Р.Гаджилы относительно нарушения конфиденциальности переписки судья Джавид Гусейнов заметил, что в целях обеспечения безопасности сотрудники Пенитенциарной службы имеют право просматривать записки. На практике имели место случаи, когда в сложенную записку клались и передавались обвиняемому лезвие, нож и иные запрещенные предметы. Однако одновременно судья запретил судебным приставам (контролерам) знакомиться с содержанием записок, т.е. приставы могут раскрыть записки, проверить наличие в них запрещенных предметов, но не имеют права читать их.
Ходатайство аналогичного характера (освобождение из металлических клеток) было поднято и в ходе процесса над должностными лицами “Техникабанка”. И в этом случае оно не было удовлетворено. Защищающий права одного из обвиняемых адвокат Асабали Мустафаев расценил содержание подзащитного в металлической клетке в ходе процесса не только как нарушение прав обвиняемого, но и как пример обращения, унижающего человеческое достоинство. Адвокат указал, что сторона обвинения – прокурор свободно находится в зале суда, а обвиняемая сторона заключена в клетку. Тем самым, по мнению адвоката, нарушен принцип равенства сторон в суде.
На приговор по данному делу подана апелляционная жалоба в Бакинский апелляционный суд. В качестве примера нарушения прав подзащитного А.Мустафаев указал и содержание его в металлической клетке в ходе судебного процесса на cуде первой инстанции. Адвокат заметил, что если Бакинский апелляционный суд, а затем и Верховный суд не дадут правовой оценки, как того требует законодательство, то последует обращение в Европейский суд по правам человека. “Мы расцениваем содержание человека в металлической клетке, а также его появление перед родственниками, друзьями закованным в кандалы за спиной руками, как обращение, унижающее человеческое достоинство. Именно так по европейским стандартам расцениваются указанные действия. Если мы являемся членом Совета Европы, ратифицировали ряд конвенций, в том числе и Европейскую конвенцию по правам человека и основным свободам, то должны им следовать. Если Европейский суд принял решение по какому-то конкретному делу, то в схожих делах должны придерживаться подхода Евросуда, то есть, если Европейский суд расценил заключение обвиняемого в металлическую клетку как нарушение права, то азербайджанские судьи обязаны, основываясь на этих решениях Европейского суда, не помещать обвиняемых в металлические клетки. Судьи должны понять, что жалоба дойдет до Страсбурга. Европейский суд вынесет решение против Азербайджана, да еще наложит денежный штраф. По этомунеобходимо с самого начала предотвратить нарушение”, – подчеркнул А.Мустафаев.
Напомним, что имеется несколько решений Европейского суда по правам человека по поводу содержания обвиняемых в металлических клетках. К примеру, в деле “Ходорковский против России” Европейский суд по правам человека заключение российского бизнесмена в металлическую клетку расценил как нарушение прав, подпадающих под статью 3 (“Запрещение пыток. Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию”) и статью 6 (“Право на справедливое судебное расследование. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона”) Европейской конвенции по правам человека и основным свободам.
А вот и новый пример из практики ЕСПЧ. 18 сентября 2013 года Большая палата Европейского суда по правам человека под председательством председателя Суда судьи Дина Шпильманна рассмотрела жалобы россиян Александра Свинаренко и Валентина Сляднева. Они, как и многие другие подсудимые в России, при рассмотрении их уголовного дела Магаданским областным судом содержались в зале судебного заседания в металлической клетке. В итоге заявители были оправданы судом с участием присяжных заседателей, но посчитали, что их нахождение в клетке представляло собой унижающее их достоинство обращение, запрещенное статьей 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ согласился с доводами заявителей и удовлетворил их жалобу, взыскав в их пользу с российских властей в общей сложности 15 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда.
Проблема металлических клеток нашла отражение и в решении ЕСПЧ по Азербайджану. К примеру, в деле “Инсанов против Азербайджана”. Адвокат Тогрул Бабаев, защищающий права бывшего министра здравоохранения, сообщил, что заключение А.Инсанова в металлическую клетку при рассмотрении дела в судах ЕСПЧ расценил как нарушение статьи 6 Европейской конвенции по правам человека и основным свободам. “При рассмотрении дела в Суде по тяжким преступлениям я и мои коллеги-адвокаты возбудили ходатайство о разрешении нашему подзащитному находиться на скамье рядом с нами. Он был помещен в клетку, к тому же на удалении несколько метров. Бывало, что заседания проводились ежедневно, а потому мы не имели возможности консультироваться, обсудить тактику защиты. Однако судья ходатайство наше отклонил, но разрешил в любой момент подойти к клетке и переговорить с подзащитным. Но это нас не устраивало. Как известно, вокруг клетки стоят контролеры. Они слышали наши разговоры, слышал их и государственный обвинитель. Тем самым нарушался принцип конфиденциальности. Поэтому Европейский суд расценил этот факт как нарушение прав Али Инсанова”, – пояснил Т.Бабаев.
Такой вывод Европейского суда в некотором смысле был ожидаем. Если посмотреть на практику судов европейских государств, то можно заметить, что там отношение к лицам, совершившим даже тяжкие преступления, иное, чем у нас. К примеру, памятный всем норвежец Андерс Брейвик, расстрелявший в июле 2011 года 77 человек в Осло и на острове Утойя, в ходе судебного процесса над ним находился рядом с адвокатом, а не в металлической клетке. Да и азербайджанский офицер Рамиль Сафаров, которого судил венгерский суд за убийство, в ходе процесса сидел рядом с адвокатом, а не был помещен в клетку.

Право на защиту – в металлической клетке
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.