Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Полет в мае

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 09 мая 2014

Последняя попытка договориться с Англией и прекратить Вторую мировую войну

Полет в мае После поражения Франции в июне 1940 года Англия была единственной страной, воевавшей с фашистской Германией. Летом и осенью в английском небе разыгралось грандиозное воздушное сражение между королевским военно-воздушным флотом и немецкой люфтваффе. Несмотря на жестокие бомбардировки и разрушение городов, заставить Англию согласиться на мир не удалось. Более того, от налета к налету потери немецких самолетов постоянно возрастали, и к ноябрю стало ясно, что Англия сдаваться не только не собирается, а все больше накапливает силы для отпора агрессору.
На море немцев также преследовали неудачи. Немецкий линкор “Адмирал граф Шпее”, загнанный в устье реки Ла-Плата английской оперативной группой, в декабре 1940 года пришлось затопить. В мае 1941 года англичане перехватили линкор “Бисмарк” и после боя, продолжавшегося около 10 часов, потопили его. Стало ясно, что надводный немецкий флот не в состоянии осуществить морскую блокаду Англии. От десантной операции на британские острова немцы отказались еще раньше. Для ее осуществления просто не было необходимых десантных средств и подавляющего господства в воздухе. К тому же английский флот превосходил немецкий в соотношении 6:1, а по некоторым видам кораблей 10:1.
Осенью изумленный мир увидел, что между Москвой и Берлином пробежала черная кошка. В газете “Правда” 5 октября 1940 года была помещена статья корреспондента ТАСС в Лондоне Эндрю Ротштейна под заголовком: “Посещение корреспондентом ТАСС одной из зенитных батарей в районе Лондона”. Уже одно то, что в главной газете Советского Союза была помещена корреспонденция из Лондона, было сенсацией. Из статей в “Правде” и “Известиях” следовало, что англичане фактически разгромлены, население страдает и голодает. И вдруг такой пассаж. “Противоздушная оборона (Лондона – авт.) оказалась гораздо более впечатляющей, чем надеялась люфтваффе”. Бойцов прекрасно кормят, все они рабочие, члены тред-юнионов, может даже коммунисты. В районе Лондона имеются “десятки таких батарей”. Их бойцы проникнуты духом “товарищества и патриотизма”. Имеющий глаза, да увидит – имеющий уши, да услышит.
Полет в мае Предложение мира
У части правящих кругов Германии, а также среди высших военных война с Англией вызывала острое недовольство. Заместитель Гитлера по партии и соавтор книги “Mein Kampf” Рудольф Гесс был среди тех, кто очень остро переживал войну между “братскими” народами. Он 10 мая 1941 года вылетел в Англию, чтобы попытаться добиться мира.
Миссия Гесса до недавнего времени была одним из самых тайных эпизодов войны. Высказывались самые разные предположения как и с какой целью он прилетел в Англию. Причиной была плотная завеса секретности, которой англичане с самого начала окружили его полет. Трудно было себе представить, что столь сложный и опасный полет он предпринял без тайного согласия Гитлера.
Вначале не могли этого понять и англичане. После того, как лорд Гамильтон, к которому прилетел Гесс, доложил Черчиллю, что второе лицо в гитлеровской Германии находится в Англии, английский премьер не сразу поверил в это. Тем не менее, это оказалось правдой. К тому же 12 мая берлинское радио передало сообщение, что “…член партии Гесс, находясь в плену галлюцинаций и идеалистических представлений, по собственной инициативе предпринял полет в Англию, о чем его товарищи по партии и фюрер очень сожалеют. Это событие никак не отразится на желании фюрера победоносно завершить войну с Англией”. По ВВС было передано сообщение, подтверждавшее прилет Гесса в Англию. В ответ немцы откликнулись подробным коммюнике. Они обнародовали содержание письма, оставленного Гессом Гитлеру, с выражением преданности фюреру. Предоставление подлинной информации служило для немцев лучшим способом помешать возможной пропаганде англичан, которые могли утверждать, будто этот полет свидетельствует о росте раскола внутри германского руководства
Переговоры
Мировая печать на все лады комментировала сенсацию. Зная, что среди британских правящих кругов есть много мюнхенцев, принадлежащих к так называемой кливлендской группировке, газеты активно обсуждали возможность заключения мира с Германией. Со своей стороны английские официальные представители хранили полное молчание. Прежде всего, следовало разобраться, что привез с собой Гесс и кого он представляет.
С начала 11 мая Гесса идентифицировал герцог Гамильтон. В беседе с ним, а герцог принадлежал к мюнхенской кливлендской клике умиротворителей, помощник Гитлера намекнул на мирные условия, которые он привез. Затем Гесса допрашивал эксперт офиса Форин, сотрудник английского посольства в Берлине сэр Айвон Киркпатрик, ранее встречавшийся с ним. Переговоры состоялись 13, 14 и 15 мая и длились по-несколько часов. Зная о пронемецких настроениях герцога Гамильтона, Гесс требовал встречи с ним. Предполагалось с его помощью убедить короля распустить парламент, отправить Черчилля в отставку и, тем самым, способствовать заключению мира.
Предложения Гесса были сформулированы в весьма общих выражениях. Суть их сводилась к тому, что Великобритания сохраняет свои колонии, а Германия получает свободу рук в Европе и на Ближнем Востоке. Допускалось восстановление независимости Польши со значительным урезанием ее территории. Восстановление государственности Австрии и Чехии в Берлине не допускали. Характерно, что Гесс не упомянул приближающуюся войну с СССР и в основном пускался в геополитические рассуждения. Одновременно он настаивал на безнадежном положении Англии и необходимости заключения мира между “братскими” народами. От их противостояния выигрывают только большевики.
В конце мая кабинет решил направить к Гессу лорда-канцлера Саймона, бывшего министра иностранных дел в правительстве умиротворителя Чемберлена. В начале июня лорд Саймон беседовал с Гессом в Митчетт-плейс под Лондоном. Однако, четырехчасовая беседа не дала ничего нового. Последняя беседа состоялась в сентябре 1941 года. Провел ее лорд Бивербрук перед своим визитом в Москву. После повторения уже известных германских условий мира Гесс предостерег англичан от союза с большевиками. На вопрос Бивербрука – зачем Германия напала на СССР, Гесс ответил, что в Берлине ожидали нападения Советского Союза в середине лета.
Круги по воде
Стало ясно, что Гесс действовал по своей инициативе и никого не представляет. Черчилль давно потерял к нему интерес и хотел выступить с речью в парламенте, чтобы развеять слухи о возможном заключении мира с Германией. Премьер-министр опасался, что примеру Гесса могут последовать и другие. Ему очень хотелось предотвратить нашествие паломников мира не только из Германии, но и из нейтральных стран. Его поддержал министр информации Дафф Купер.
Черчилль даже подготовил свою речь в парламенте, которую он приводит в своих мемуарах. Однако против выступления категорически возражали министр иностранных дел сэр Энтони Иден и шеф британской разведки Secret Intelligence Service (SIS) сэр Стюарт Мензис. В результате Черчилль ограничился заявлением в парламенте, что пока “рассказать об эскападе Гесса” невозможно. По его мнению, парламент должен был понять, что, даже если объяснение вскоре последует, “не в интересах общества, чтобы я уже сейчас раскрыл его суть”.
От такой скудной информации интерес к делу Гесса не только не уменьшился, а увеличился многократно. Черчилль пытался 14 и 19 мая все же выступить в парламенте или по радио по делу Гесса, но каждый раз не мог сделать этого из-за сопротивления влиятельных членов военного кабинета. В конце концов, он ограничился подробным изложением событий в своем письме президенту США Франклину Рузвельту. В конце послания он отметил: “По нашему мнению, лучше всего дать прессе простор для воображения и предоставить немцам теряться в догадках”.
Черчилль не случайно столь подробно написал американскому президенту, так как прекрасно знал о настроениях в Вашингтоне. Там очень опасались, что Англия может пойти на мирные переговоры с Германией. Американская печать буквально высчитывала дни до начала переговоров, поэтому английскому премьеру так важно было успокоить своих будущих американских союзников. Тем не менее последняя фраза в письме говорит о том, что дело Гесса будет использовано в большой игре, в треугольнике Москва – Лондон – Берлин.
Кстати, возможных мирных переговоров опасались и союзники Германии. В Токио были крайне обеспокоены перспективой англо-германского соглашения. Там прекрасно помнили, что в разгар конфликта на реке Халхин-Гол летом 1939 года Германия заключила с Москвой пакт Молотова-Риббентропа и тем самым вынудила Японию прекратить вооруженное противостояние с СССР.
И в Риме полагали, что готовится сговор, только за счет Италии. Дело в том, что итальянская армия в Африке потерпела ряд серьезных поражений. Как раз в это время английские войска захватили столицу Эфиопии Аддис-Абебу, а в Тунисе капитулировала итальянская армия в районе Тобрука. Германия обещала помочь своему союзнику, однако выполнение обещаний все затягивалось. Министр иностранных дел Италии граф Чиано был очень обеспокоен.
Еще более настороженной была Москва. Насколько глубоки были сталинские подозрения в отношении Гесса, стало ясно осенью 1942 года во время визита Черчилля в советскую столицу. В разгар дебатов об открытии второго фронта он обвинил Черчилля в том, что тот держит Гесса “в резерве”. Криппсу, бывшему тогда членом английского военного кабинета, поручили подготовить исчерпывающий доклад по данному делу. Однако он нисколько не успокоил Сталина, может быть, потому, что по настоянию цензуры, в нем не упоминались беседы лорда Саймона и лорда Бивербрука с Гессом. Однако Сталину факт этих встреч был прекрасно известен.
Сталинская интерпретация дела Гесса, воплощающая навязчивую идею насчет планов англичан заставить Германию воевать с СССР, вышла наружу во время визита Черчилля в Москву в октябре 1944 года. После того, как оба лидера поделили Восточную Европу, Сталин заговорил о Гессе в весьма своеобразной форме. Как пишет Черчилль в своих мемуарах, “Сталин невозможно неожиданно предложил тост за здоровье британской SIS, заманившей Гесса в Англию. Ведь он не мог бы приземлиться, если бы ему не подавали сигналы. За этим должна была стоять SIS”. Сталина было свернуть с его позиции, невзирая на протесты Черчилля. Он просто-напросто заявил, что британская разведка могла и не поделиться с последним информацией. В конце концов, советская служба безопасности, утверждал он, “часто не сообщает Советскому правительству о своих замыслах и докладывает только тогда, когда дело сделано…”.
В большой игре по дезинформации советского руководства в отношении намерений Германии начать войну с СССР эпизод с полетом Гесса сыграл крайне отрицательную роль. В трех столицах пытались обмануть как своих врагов, так и потенциальных союзников. Все подозревали друг друга в двойной и даже тройной игре, в результате война для советского народа началась внезапно.

Полет в мае
оценок - 2, баллов - 4.00 из 5
Рубрики: Досье | Новости

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • бакинец

    «На море немцев также преследовали неудачи. Немецкий линкор “Адмирал граф Шпее”, загнанный в устье реки Ла-Плата английской оперативной группой, в декабре 1940 года пришлось затопить».

    «Адмирал граф Шпее» был не линейным кораблём (линкором), а тяжёлым крейсером. И затоплен он был в нейтральных водах не в декабре 1940 года, а за год до этого (17. 12. 1939).

    Thumb up 0 Thumb down 0