Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Почему карательный отряд генерала Дубиняка стрелял

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 27 января 2014

в Баку в русского парня из Ульяновска

Почему карательный отряд генерала Дубиняка стрелялРоссияне Андрей Куницын и Башир Мерешков в январе 1990 года, случайно оказавшись на пути палачей горе-генерала Дубиняка, стали первыми пострадавшими.
Маршал (позже подсудимый, но уже по другому, “особо важному” делу) Д.Язов и его прислужник – “исполнительный генерал” Дубиняк, палачи нашего народа, с пеной у рта почти целый год после январской трагедии старались оправдать свои варварские, гнусные действия, “доказывая”, что их войска воевали в Баку якобы только против азербайджанских “экстремистов”, пытавшихся будто бы совершить переворот, а в мирных людей якобы они не стреляли. Наглость до трагизма, фальшивость и надуманность факта переворота, и вовсе немиротворческая цель нашествия в Баку (вместо Армении, усилившей военную агрессию на нашей земле в конце 1989-го и в начале 1990 гг.) советских войск очень убедительно подтверждаются случаем, произошедшим в ночь c 19-го на 20-е января около поселка Хырдалан, расположенного на расстоянии 14 километров на пути в столицу Азербайджана.
Вопреки всяческим утверждениям, с помощью которых кое-кто пытался оправдать кровавый акт армии Язова и Дубиняка (как многозначительно напоминает вторая фамилия “дубинку”. И, видимо, вовсе не случайно), чаще всего на ее пути оказывались не вооруженные, а простые, ни в чем не повинные люди, не имевшие никакого отношения ни к тогдашнему Народному фронту, ни к “перевороту”.
Одними из них были российские граждане – 50-летний водитель ПМК-4 “Спецремстроя” г. Грозного Башир Мерешков и электромонтер той же организации 21-летний Адрей Куницын, подвергшиеся сильному обстрелу, когда на бензовозе с госномером 47-47 ЧИС возвращались домой, в свой город. Против них – безоружных и ни в чем не повинных – и был открыт огонь… из танка. 19 января вечером они случайно оказались на пути войск Дубиняка возле Хырдалана и стали первыми пострадавшими: оба в тяжелом состоянии были доставлены в Сумгайытскую больницу скорой помощи.
Почему карательный отряд генерала Дубиняка стрелял…В тот злополучный, трагический день возвращались oни с юга Азербайджана – из поселка Пришиб (ныне – Гейтепе), где в составе рабочей бригады находились в командировке на строительстве одного из пусковых объектов. Завершив очередную вахту, держали путь в Грозный. Через Лекбатан выехали на магистральную дорогу Баку – Ростов. Но около Хырдалана (прямо у знака “14 километров”, – уточнил тогда А.Куницын) бензовоз вышел из строя.
Пока было светло, они попробовали отремонтировать его на месте. Долго возились, но сделать ничего не смогли. Тогда и решили там же заночевать. Развели костер, погрелись. К полуночи Андрей полез в кабину, чтобы немного передохнуть, а Башир, еще в надежде исправить машину, продолжал колдовать над ней…
Когда мчалась в сторону Баку целая армада танков и других боевых машин, Андрей уже крепко спал. Проснулся от неожиданного грохота – и не поверил глазам! Ему показалось, что видит страшный и почему-то красный сон…
Их спасло от явной гибели только то, что Башир еще не спал – он с тревогой следил, как страшно развиваются события. А когда по их машине открыли огонь, он быстро подбежал к кабине и вытолкнул из нее товарища. Еще не до конца осознав боль от пулевых ран, толком не соображая, что происходит вокруг и в каком опасном положении находятся под свинцовым “дождем”, барабанившим по их машине, испуганные и ошеломленные, они сползли в безопасное место – в камыши, растущие на их “счастье” вдоль дороги.
Истекая кровью, более 5 часов пролежали в болоте, не рискуя попытаться добраться до ближайшего дома Хырдалана. “Боялись: не дай Бог, заметят нас, запросто могут добить”, – говорили позже Башир и Андрей. Мучаясь от боли, ждали рассвета. А ведь была зима, болото ледяное…
Утром, мокрые и промерзшие до костей, ослабевшие, с трудом добрались до трассы. Заметив дрожащих от холода, окровавленных Андрея и Башира, водитель первого же вахтенного автобуса, едущего из Баку в Сумгайыт, сразу затормозил. Люди выскочили на дорогу, помогли им подняться в салон, уступили места. Шофер прибавил скорость: требовалась срочная медицинская помощь…
Все это стало нам известно только на следующий день, когда мы посетили Башира и Андрея в Сумгайытской больнице. На их тумбочках стояли в вазах букеты алых цветов, лежали свежие фрукты и соки, вкусные блюда азербайджанской кухни – долма, плов, шашлык, довга…
- У вас такая страшная трагедия в Баку совершилась, что вроде бы должно быть не до нас. Ведь столько потерь, столько горя!.. Откуда только узнали, что ранены какие-то русский и ингуш? Кто только нас не навещает: и стар, и млад… И так – каждый день! Что только не приносят, даже материальную помощь оказывают. Не знаем, чем и как отблагодарим этих людей, – говорили с признательностью Андрей и Башир.
- О чем речь? – отвечали их товарищи по палате. – Гостям всегда особое уважение. Тем более, что пострадали-то вы на нашей азербайджанской земле, из-за нас.
- Как раз-таки не из-за вас, – возражал Андрей. – В нас стреляла наша “родная, доблестная” Советская армия. Не знаю, какими зверями надо быть, чтобы вот так стрелять в мирных жителей?!
…Андрей Куницын родом из Ульяновской области, где живут его мать с сестрой-школьницей (отец умер в 1988 году). Демобилизовался из армии за полгода до бакинских coбытий. За два месяца до той трагической ночи женился. Живет в одном с Баширом городе – Грозном.
- Андрей, а может, ваша машина стояла на пути войск и мешала их продвижению? – спрашиваю.
- Абсолютно нет, она стояла на обочине дороги, были включены габаритные фары. Колонна боевых машин проезжала мимо нас на большой скорости. И мы никак не можем понять, почему они стреляли в нас? На всякий случай, что ли? Допустим, они заподозрили нас в причастности к Народному фронту Азербайджана. Но что же мешало им, вооруженным до зубов военным, подойти к безоружным людям и по-человечески проверить наши документы? Чем это объяснить, что даже проехав нашу машину, колонна продолжала стрелять по ней. А ведь мы находились не в Баку, а далеко – в 14 километрах от него. Вот и получается, что даже я, спящий в кабине, оказался для Советской армии “экстремистом”! А за то, что нас не добили, наверное, Бога благодарить надо – чудом он нас спас!
Башир Мерешков знает Азербайджан и его народ больше, чем Андрей. Целых два года до той трагической ночи работал в поселке Пришиб. Как и Андрей, потерял в ту ночь много крови. С трудом сняли с него сапог – окровавленная нога распухла.
Башир Яхьяевич – человек не очень разговорчивый. Но, слушая своего товарища и в очередной раз, видимо, восстанавливая в памяти ту злополучную ночь, не мог удержать слез:
- Когда танки открыли огонь по машине, я успел вытолкнуть Андрея из кабины, почувствовал сильный удар в правую ногу и сразу как-то стало тепло, оказывается, в сапог потекла кровь. Что и говорить? То, что мы видели, было очень ужасно. Я никогда не мог бы представить, что наши же, советские солдаты, кем мы всегда гордились, могут поступить с советскими же людьми таким жестоким образом. А больше всего меня, да и не только меня, удивляет то, что Горбачев и Язов непонятно почему решили подавить не логово агрессора – Армению, а защищающийся от ее непрекращающейся агрессии, борющийся за свое правое дело, за целостность своих границ Азербайджан, его сердце – Баку. Ведь именно Армения, а не Азербайджан, является эпицентром всех националистических волнений и беспорядков в нашей стране (уже бывшей – Р.О.) источником всех наших бед.
Да, действительно, что же это получается – географическая ошибка из-за незнания карты? А может, политическая? Или, может, вовсе и не было никакой ошибки у тех, кто шел на это целенаправленно?
- За что так жестоко и беспощадно поступили с вашим народом? Никак не пойму, – возмущался Б.Мерешков. – Ведь все, что я увидел здесь за эти два года, – только доброта, душевность и отзывчивость. С теми, кто работал с нами в Пришибе, мы всегда были друзьями, почти братьями. Вместе работали, вместе отдыхали…
Узнаем, что и Андрей оказался в Азербайджане не случайно: в Локбатане живет его армейский друг Ильгар Алиев. Эта дружба больше всего и потянула его в наши края.
- Я часто бываю у Ильгара. Вся его родня принимает меня как своего, самого близкого, – говорит он. – К ним я обычно иду словно в родной дом. Сейчас беспокоюсь за Ильгара, не знаю, как он там, что с ним. Выйду из больницы – сразу к ним поеду.
Мы уходили тогда из больницы с тяжелым чувством. И долго перед нашими глазами мелькали картины, навеянные страшным рассказом Башира и Андрея: простреленный, пылающий в ночи бензовоз, светящиеся, зло жужжащие автоматно-пулеметные трассы и двое “экстремистов”, истекающие кровью в зарослях камыша в ледяном болоте – русский и ингуш…
На снимках:
1. А.Куницын в Сумгайытской больнице.
2. Российский бензовоз после “похода” отрядов Д.Язова.
Фото П.Плешакова.

Почему карательный отряд генерала Дубиняка стрелял
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Новости | Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Сергей

    Я правильно понял посыл автора статьи: никакого переворота не готовилось, Народный Фронт просто так блокировал здание ЦК, а Горбачев ввел войска в Баку с одной целью – попить кровушки азербайджанского народа? Если весь этот абсурд – серьезная пропагандистская игра Азербайджана, тут надо сказать спасибо Гейдару Алиевичу – это он в такие игры играл и при Леониде Ильиче прокатывало. А сейчас не катит! Можно сколько угодно кривляться и идиотничать – не действует! Москва безразлична, Запад – подавно, а Леонид Ильич уже в могиле. Правда, выработался стойкий архетип поведения азербайджанского народа.

    Thumb up 0 Thumb down 0