Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Париж готов дружить с Анкарой

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 28 января 2014

Если не помешают непростые внутриполитические процессы в Турции

Париж готов дружить с АнкаройПрезидент Франции Франсуа Олланд прибыл в Анкару 27 января во главе большой делегации, состоящей из министров, бизнесменов и журналистов. Он провел переговоры с президентом Турции Абдуллой Гюлем и премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом. Президент Франции также встретился с лидером оппозиционной Народно-республиканской партии Кемалем Кылычдароглу, принял участие в бизнес-форуме в Стамбуле и выступил в Университете Галатасарая.
Президент Франции выразил уверенность, что Евросоюз может помочь трансформации Турции за счет продолжающегося процесса вступления Анкары в блок, в то же время подчеркнув отсутствие у Парижа планов блокировать переговорный процесс. Эти заявления прозвучали в ходе первого официального визита главы французского государства в Турцию с 1992 года. Предыдущий президент Франции Николя Саркози также посетил Турцию. Но это был не официальный, а рабочий визит.
“Открытие новых глав поможет Турции, так как некоторые из глав переговоров, такие, как принцип разделения властей, основные права, верховенство закона и судебная система, связаны с нынешней дискуссией во внутренней политике Турции”, – сказал Олланд 27 января, выступая на совместной пресс-конференции с президентом Турции. Он подчеркнул, что “открытие новых глав поможет прогрессу Турции”.
Французский лидер заявил, что его страна поддерживает продолжение переговорного процесса по вступлению Турции в ЕС, но добавил, что окончательное решение по членству Турции будет принято по итогам референдума. Со своей стороны, президент Гюль попросил Олланда не блокировать кандидатуру Турции на членство в ЕС. “Мы приветствуем позитивную позицию Олланда, но переговорный процесс не означает полного членства. Переговорный процесс является процессом адаптации. Мы надеемся, что не будет иметь места политическая блокада, – сказал Гюль. – Мы не торопимся стать членами ЕС. Но мы стремимся к продолжению переговоров без политических или других препятствий”.
В ходе визита французского лидера Турция и Франция подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве, а также ряд соглашений, в том числе по инфраструктурным проектам и атомной энергетике. Президент Олланд подчеркнул экономические возможности сотрудничества в сфере ядерной и возобновляемой энергетики, сельского хозяйства и транспорта.
“В ходе наших переговоров с президентом мы поставили задачу достигнуть уровня в 20 млрд. евро в нашем двустороннем товарообороте”, – сказал Гюль, добавив, что подписанные соглашения будут способствовать укреплению уже прочных экономических и торговых связей между двумя странами.
Коснувшись сирийского кризиса, Олланд подчеркнул вопрос о сотрудничестве в борьбе с экстремистскими группировками в Сирии, а также заявил об ответственности Турции и Франции в Средиземноморском регионе. Президенты двух стран также обсудили события в Сирии и продолжающуюся конференцию “Женева-2″. Гюль и Олланд подчеркнули, что конференция должна привести к формированию в Сирии переходного правительства со всей полнотой исполнительной власти. Президенты двух стран также обменялись мнениями о возможности принятия парламентом Франции закона, запрещающего отрицание геноцида армян 1915 г. По словам Гюля, они обсуждали вопрос в очень искренней и открытой форме. Президент Турции подчеркнул о необходимости совместного изучения событий 1915 года историками с участием третьих лиц.
“Как и во французско-алжирском вопросе, мы не можем справиться с этой проблемой самостоятельно. Необходима совместная работа”, – сказал Гюль. Напомнив, что свобода слова является неотъемлемой частью европейских ценностей, он подчеркнул, что обе стороны дискуссии должны иметь возможность выразить свою точку зрения во Франции. “Мы уважаем вердикт Конституционного совета Франции по этому вопросу”, – сказал Гюль.
В качестве примера Гюль привел дружбу между Турцией, Австралией и Новой Зеландией, после операции в Дарданеллах в ходе Первой мировой войны. “Мы не должны передавать эту боль нашим детям. Вместо этого мы должны быть в состоянии создавать новую дружбу между нашими детьми”, – сказал он.
Олланд также заявил о необходимости “интенсивной совместной работы” по данному вопросу накануне столетней годовщины событий 1915 года. Французский президент ничего не сказал о возобновлении попыток запретить отрицание геноцида армян, но подчеркнул, что они будут делать то, что “предусмотрено законом”.
По большому счету, визит президента Франции свидетельствует о значении, которое придается Западом в целом, и Евросоюзом, в часности, взаимоотношениям с Турцией на данном историческом отрезке. Притом необходимо отметить, что на Западе не в восторге от самого премьер-министра Турции Р.Т.Эрдогана. Однако необходимо отметить, что сегодня серьезных разногласий между Турцией и Евросоюзом намного меньше, чем вчера.
Во-первых, необходимо отметить, что во внешней политике, особенно по событиям, происходящим на Ближнем Востоке, в частности, по урегулированию внутриполитического кризиса в Сирии, позиции Турции и Франции, можно сказать, что совпадают на все сто процентов. Официальный Париж, как и Анкара, является сторонником жесткой линии в урегулировании сирийского кризиса. При этом в Париже прекрасно осознают, что добиться желаемого для Франции варианта урегулирования сирийского конфликта без активного участия Турции просто невозможно.
Во-вторых, Франция в последние годы пытается играть активную роль на Южном Кавказе. Можно даже сказать, что Франция в какой-то степени пытается конкурировать с США в этом регионе. Надо признать, Франция проявляла внешнеполитическую активность на Южном Кавказе и при президентстве Н.Саркози. Достаточно напомнить, что в августе 2008 года именно Саркози вел переговоры по урегулированию грузино-российского конфликта.
Но эта активность имела некоторые особенности: первая – официальный Париж рассматривал Россию в качестве союзника для нейтрализации влияния США в регионе. Сейчас же мы наблюдаем диаметрально противоположный процесс. Сегодня Франция активно поддерживает политику, направленную на нейтрализацию российского влияния в регионе.
Вторая – при президентстве Саркози политика Франции на Южном Кавказе не воспринималась позитивно в Баку и Анкаре из-за откровенно проармянской позиции. Политика Олланда не настолько прямолинейна. Даже будучи в Турции, он не стал акцентировать внимание на “армянском вопросе”.
Кроме того, стало известно, что президент Франции обсуждал в Турции “армянский вопрос” не только в историческом разрезе. Как стало известно, из информированных источников в правительстве Турции во время переговоров обсуждались и перспективы урегулирования существующих конфликтов на Южном Кавказе, прежде всего, естественно, карабахского. Было заявлено, что Париж, учитывая позитивное отношение в Армении к Франции, собирается активизировать диалог с официальным Ереваном, чтобы добиться прорыва в урегулировании карабахского конфликта.
Тем более, что в ближайшее время президент Франции Франсуа Олланд собирается посетить как Армению, так и Азербайджан. Олланд совершит визит в Азербайджан в мае текущего года. Как стало известно 1news.az из информированных источников, в преддверии визита Олланда Баку посетит глава французского МИД Лоран Фабиус.
В-третьих, необходимо отметить, что стороны, то есть и Евросоюз, и Турция, заинтересованы в развитии экономических отношений. При этом необходимо отметить, что Евросоюз, в отличие от России, является основным рынком для сбыта турецких товаров. Торговый оборот между Турцией и Францией может достичь 20 миллиардов евро, заявил президент Турции Абдулла Гюль в понедельник на совместной пресс-конференции с французским коллегой Франсуа Олландом в Анкаре.
“У Турции и Франции большой экономический потенциал. Сегодня товарооборот между нашими странами находится на уровне 15 миллионов долларов. Мы договорились, что будем стремиться довести эту цифру до 20 миллиардов евро”, – сказал турецкий президент. “Французские инвестиции в Турции составляют 7 миллиардов долларов. Наша доля во Франции – 1,5 миллиарда долларов. Но подписанные сегодня соглашения, уверен, увеличат эти цифры”, – подчеркнул Гюль.
В свою очередь Олланд отметил, что Турция имеет очень большой экономический потенциал для сотрудничества, и Франция обязательно будет продолжать его развивать. “Турция – страна, которая обладает эффективной экономикой. Мы хотим увеличить экономические связи с Турцией и довести наш товарооборот до 20 миллиардов евро. С этой целью мы подписали сегодня ряд договоров в разных сферах промышленности и торговли”, – сказал президент Франции.
Было немало спекуляций по поводу возможного участия Турции в путинских интеграционных проектах на постсоветском пространстве. Однако вся проблема в том, что Европа представляет намного более серьезный интерес для Турции в качестве экспортного рынка, чем постсоветское пространство. Такова реальность. Кроме того, новые передовые производственные технологии приходят в Турцию из США и из стран Евросоюза, прежде всего, из Франции и Германии, а не из постсоветского простанства. По той простой причине, что постсоветское пространство, в том числе Россия, не располагает подобными технологиями.
Таким образом, Турция может стать самодостаточной только в случае создания ориентированной на экспорт, основанной на передовых технологиях экономической модели. Теоретически в случае участия в путинских интеграционных проектах Россия может гарантировать Турции дешевые энергоносители. Хотя и это не факт. Экономика России с учетом ее нынешнего положения не выдержит ценовых скидок на энергоресурсы всем крупным потребителям.
Однако участие в путинских интеграционных проектах не гарантирует Турции обеспечение передовыми технологиями. Можно даже сказать, что лишает подобной перспективы. И, как следствие, Турция теряет возможность стать самодостаточной страной за счет как расширения ассортимента, так и улучшения качества экспортируемых товаров.
В-четвертых, да, безусловно, во взаимоотношениях между Францией и Турцией существуют проблемы политического характера: первое – это страх христианской Европы по поводу членства Турции в ЕС. Можно сказать, что речь идет о “цивилизационной революции”, учитывая место и роль Турции как в истории, так и в сегодняшнем дне мусульманского мира. Это, по большому счету, шаг в направлении формирования глобального политико-экономического пространства, к чему еще не готовы ведущие западные страны.
Второе – взрывоопасная внутриполитическая ситуация в Турции также является серьезной проблемой во взаимоотношениях между Анкарой и Брюсселем. Притом, можно сказать, что с началом протестов вокруг парка Гези внутриполитическая ситуация в Турции стала одним из основных вопросов повестки дня в диалоге между сторонами.
Попытки правительства Эрдогана замять коррупционный скандал, в том числе посредством полного подчинения судебной системы исполнительной власти, оказали шокирующий эффект на Евросоюз.
Вмешательство Евросоюза сыграло решающую роль в решении турецкого правительства о частичном приостановлении этой спорной судебной реформы, пишет Hurriyet.
Комиссар ЕС по вопросам расширения Штефан Фюле до переговоров премьер-министра Р.Т.Эрдогана с высшими должностными лицами ЕС направил турецкой стороне два письма по данному вопросу. Как отмечает турецкая пресса, в письмах содержалось требование о проведении дополнительного диалога и обсуждения до вступления в силу законопроекта.
Фюле 14 января направил первое письменное послание министру по делам ЕС Мевлюту Чавушоглу, уровень приверженности демократическим ценностям которого все в Азербайджане прекрасно знают, . В письме еврокомиссар подчеркнул, что реформа негативно повлияет на “независимость и нейтралитет судебной системы и принцип разделения властей”. Во втором письме от 20 января (в этот день начался визит премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана в Брюссель) Фюле представил в 12 пунктах критику и озабоченность относительно законопроекта о реформе Высшего совета судей и прокуроров Турции.
В частности, он указал, что увеличение полномочий министра юстиции подорвет принципы законодательства ЕС. Фюле подтвердил ранее озвученные им требования о необходимости проведения консультаций с Брюсселем до принятия законопроекта. В письме содержалось требование ЕС об обсуждении более широкого круга вопросов, в том числе антикоррупционного расследования, начатого 17 декабря 2013 г., а также массовых увольнений и перестановок в турецкой полиции. На следующий день после направления второго письма Эрдоган в Брюсселе дал заверения президенту ЕС Херману ван Ромпею и главе Еврокомисии Жозе Мануэлю Баррозу относительно позиции правительства по антикоррупционному расследованию и судебно-правовой реформе. 24 января Эрдоган заявил о частичном замораживании законопроекта.
Турецкая пресса сообщила, что Венецианская комиссия Совета Европы также выступила против законопроекта, реформирующего турецкую судебную систему под Эрдогана.
Надо отметить, что давление со стороны президента А.Гюля имело решающее влияние на изменение планов Эрдогана по поводу этого законопроекта. Гюль за последнее время несколько раз отмечал, что некоторые положения этого законопроекта не отвечают евростандартам и могут негативно повлиять на переговоры между Анкарой и Брюсселем по поводу членства Турции в Евросоюзе. По сути, Гюль открыто предупредил, что воспользуется правом вето в случае, если Эрдоган попытается провести этот законопроект через парламент. Кстати, в Брюсселе особо отметили поддержку со стороны президента Турции позиции Евросоюза по данному вопросу.
Одним словом, Париж готов дружить с Анкарой, если, конечно, не помешают внутриполитические процессы, происходящие в самой Турции. Вот именно об этом серьезно должна задуматься политическая элита Турции…

Париж готов дружить с Анкарой
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Мир | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.