Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Память о пpошлом пpотивостоит силе вpемени”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 мая 2014

Интеpвью с генеpальным диpектоpом и исполнительным пpодюсеpом ProMix Production

Память о пpошлом пpотивостоит силе вpемениС 2010 года в Азербайджане действует небольшой производственный комплекс ProMix Production, созданный на технической базе компании ProMix. Его основная функция – производство телефильмов, телепередач, сериалов. Один из проектов компании – производство сериала “Ганун наминя” (“Во имя закона”) – был реализован по заказу телеканала “Лидер”. Сюжет фильма повествует о работе азербайджанских правоохранительных органов шестидесятых-семидесятых годов прошлого столетия. О том, какую лепту вносит коллектив специалистов ProMix в творческую палитру азербайджанского телевидения, в интервью “Зеркала” с генеральным директором Гюндюзом Сулеймановым и исполнительным продюсером Гейдаром Дадашевым.
- Где вы работали, Гюндюз, до создания компании ProMix?
- До этого я работал на телевидении и радио. В том числе и на ANS, и на радиостанции 106 FM. Мы осуществляли монтаж нового оборудования и следили за тем, чтобы оно исправно функционировало. Предоставляли рекомендации. Для неспециалистов проводили ликбез. Но дело в том, что занятия наших специалистов по теме с начинающими работниками должны проходить целенаправленно. Должна быть выработана серьезная программа на уровне Министерства культуры и туризма. Об этом разговор ведется, но пока только на словах.
- А какие возникают проблемы в процессе съемочного процесса?
Г.Давдаше: – С выбором объекта для съемок тяжело, с реквизитом, с костюмами. За реквизитом для сериала пришлось даже выезжать в Грузию. Зато хорошо обстоит дело с подбором каскадеров.
- Сколько времени отпускается вам для съемок одной серии?
Г.Д.: – Всего три месяца. Но из-за того, что эпоха, которую мы снимали, очень тяжелая, заказчики шли на уступки. Восемь серий из всего сериала мы сдали в первых числах ноября.
- Почему вы решили, что криминальные эпизоды из советского периода жизни, которые вы восстанавливали в фильме, понравятся зрителю?
Г.С.: – Дело в том, что эту тему никто не затрагивал в последние годы в большом кино, которое, к сожалению, у нас находится на стадии становления. Одна надежда на сериалы, работа над которыми в последнее время интенсивно движется вперед. Что же сказать о тематике сериалов, которые показывают по отечественному телевидению, то они не очень заманчивы для зрителя. А главное – в них нет глубокого смысла. Мы же предложили обратить внимание зрителя не только на криминальные события, которые остро закручены, но и вспомнить ушедшую эпоху в познавательных целях. Молодые смогли почувствовать пульс, нерв эпохи, которая остается историей нашей жизни, которую нельзя ни отнять, ни замалчивать. И мы как люди, которые жили в ту эпоху, смогли, надеюсь, правильно осмыслить и передать подрастающему поколению ауру того времени. Пройдет еще десять, двадцать лет – и рассказать о том времени будет сложно. Это то же самое, как снимать фильмы о войне. Правильно передать ощущение военной эпохи могут только люди, которые воевали, или фильмы, снятые непосредственно участниками событий.
Память о пpошлом пpотивостоит силе вpемениГ.Д.: – Память о прошлом – это важнейший творческий процесс. По сути, запоминается то, что нужно. Через память о прошлом накапливается добрый опыт, образуется традиция, создаются бытовые навыки, общественные институты. И самое главное – память о прошлом противостоит силе времени. И это очень важно.
- Российский режиссер Александр Котов снял недавно фильм о Брестской крепости, котоpый благодаря современной электронной технологии получился очень реалистичным. Но все равно фильм не идет ни в какое сравнение с лентой семидесятых “Я русский солдат”…
Г.Д.: – Это подтверждает то, о чем мы и говорим. Выражаясь техническим языком, новый фильм о Брестской крепости – это полный метр. Разница между сериалом и полнометpажным фильмом состоит в бюджете и сроке выпуска ленты. Что касается нашей работы, то мы ее не называем сериалом. Для нас это многосерийный телевизионный фильм. Каждая его серия, как вы могли видеть, – отдельная история, отдельная эпоха. Первая серия повествует о разгуле криминала в 30-е годы, потом идут 40-е годы, 50-е. Сериал снимается в полном формате HD.
Г.С.: – Действие в фильме разворачивается по циклам, каждый из которых разбит на восьмисерийные блоки. Пока был запущен первый цикл.
- У вас своя аппаратура?
Г.С.: – Наша компания выступает и как репродакшн, и как системный интегратор. Своей техникой мы обеспечиваем и многие телевизионные компании. У нас очень серьезная инженерная группа. В наше время, кроме наличия творческого человеческого потенциала, необходима и современная материально-техническая база, которой необходимо умело пользоваться.
- Вы снимали в павильонах киностудии?
Г.С.: – Для павильонной съемки у нас недостаточно высокий бюджет. Поэтому мы подбирали объект, который как-то был похож на строение нужное эпохи. Чтобы реконструировать время, мы находили нужный экстерьер и интерьер. Таких объектов в городе осталось мало. Строители как-то не подумали о том, чтобы оставить место и для работы кинематографистов.
Г.Д.: – Что-то осталось на “Кубинке” на “Советской”. Кое-что нашли в Балаханы. К примеру, школу, построенную в 1927 году. В советское время она была и больницей. А мы постарались воссоздать здесь отделение милиции.
- Как вы вышли на композитора Джахангира Зульфугарова, который не очень любит сниматься в кино?
Г.Д.: – Джахангиp Зульфугаров человек творческий, и он сразу понял, что предложенный ему для роли образ еврея средних лет мы в нем “увидели”. А если честно, то мы знакомы с ним с того времени, когда я занимался анимацией, а Джахангир – их озвучиванием. И когда я позвонил композитору и сказал, что, кроме него, на эту pоль никто не подходит, он коротко ответил: “Проблем нет!”
- Снимая этот сериал, вы как бы прикоснулись к пластам нашей истории. Что вы испытывали в ходе pаботы?
Г.Д.: – Прикасаясь к архивным материалам, я ощутил какой-то внутренний трепет под влиянием нахлынувшего на меня сильного чувства, переживания. Я узнавал о каких-то важных событиях, датах. Напpимеp, о том, что в 1939 году в Баку был откpыт советский книжный Пассаж, где только за год было куплено огpомное количество книг.
А еще раньше в газете “Баку” от 20 мая 1915 года было напечатано: “…По постановлению правления просветительного общества “Ниджат” товарищ председатель общества Мехти-бек Гаджибабабеков возбудил перед городской управой ходатайство об отводе обществу маленького участка земли на бульваре для устройства читальни для гуляющей на бульваре публики. Как нам передают, управа уже дала свое согласие, и ныне вырабатывается проект будки под читальню”. А первый книжный Пассаж в Баку построили в 1893 году. Как после этого не испытывать трепет?
Продолжая тему про архивы, отмечу, что мы нашли и кинооархив, который также помог нам в работе.

“Память о пpошлом пpотивостоит силе вpемени”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.