Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Охота на журавлей

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 мая 2014

(рассказ)

- Аббас, тебя ждет президент.
Аббас, размышлявший о чем-то своем, сидя на скамейке во дворе, вначале содрогнулся, потом через силу улыбнулся принесшему эту весть человеку средних лет, помощнику президента и спросил:
- Он у себя?
- Да. Он ждет тебя.
Речь шла о президенте компании, где работал Аббас. Его звали Джавад, на работе все обращались к нему “Джавад муаллим”. Но за спиной все как один называли его “президент”. “Президент” тут, “президент” там… Кажется, Джавад муаллим был польщен таким положением дел, пусть люди с почтением величают его “президентом” за спиной, не стоит это говорить в лицо. Ну, к чему же возвышать человека при его присутствии?
Компания Джавад муаллима была довольно крупной. В нее входили офисы, строительные фирмы, а также перевозка грузов. Ходили слухи, что в эти последние годы у вечно влачившего жалкое существование Джавад муаллима дела пошли в гору, под покровительством высокопоставленного родственника создал компанию, за короткое время успел сколотить немалое состояние, и вырвался он, наконец, из грязи в князи.
В последнее время Джавад муаллим начал интересоваться новой сферой деятельности. Теперь его внимание привлекал туризм. В связи с этим он при компании учредил туристическую фирму. В фирме в основном работали молодые женщины и девушки. Молва донесла до слуха Аббаса, что часть сотрудниц составляют близкие родственницы Джавад муаллима, другой частью были женщины, с которыми он “гулял”. Аббас числился работником этой фирмы.
Аббас был человеком с высшим образованием. Имел водительское удостоверение. Он приглянулся Джавад муаллиму тем, что владел иностранным языком. Тот принял его на работу, дал автобус на десять-двенадцать пассажиров. В последующем на нем Аббас должен был возить иностранных гостей на прогулку, знакомить с живописными уголками края, вести интересную беседу.
В приемной Джавад муаллима находились две высокие, красивые девушки. Одна из них сказала:
- Проходите, пожалуйста, президент вас ждет.
Джавад муаллим стоял посреди огромной комнаты, смотрел из открытого окна куда-то далеко-далеко. Аббас поздоровался и стал дожидаться.
Джавад муаллим небрежно ответил на приветствие и сразу же перешел к сути дела:
- Ну как, машина в хорошем состоянии?
- Да, конечно.
- У нас гости. Иностранцы. Мои знакомые. Они туристы. Завтра повезешь их на охоту.
Аббас молча смотрел на лицо президента компании.
- Что молчишь?
Аббас, запинаясь, тихо пробубнил:
- Хорошо, Джавад муаллим.
- Знаешь, куда их везти?
- На охоту….
- “На охоту”… А ты знаешь, где состоится эта охота?
- Нет, не знаю…
Джавад муаллим подошел к окну и, словно разговаривая с совершенно другим человеком, начал пояснять:
- Есть такая местность, это достаточно далеко от города, называется “Черная земля”, она принадлежит нашей компании. Там есть и лес, и луг, и озеро. Завтра ранним утром, в семь часов подъезжаешь прямиком сюда. Здесь, во дворе компании, встретишься с гостями. Они придут со всеми охотничьими принадлежностями. Отсюда и повезешь в ту местность. И еще, не опаздывай, эти европейцы – люди очень пунктуальные. Мой помощник Гафлан будет вашим проводником. Он хорошо знает те места. Все вместе поедете на охоту. Понял?
- Да, понял….
Гости, как и договаривались, собрались утром в назначенный час и ждали Аббаса во дворе компании. И Гафлан был с ними. Аббас поздоровался с гостями. Туристы положили свои огромные сумки в багажник машины. И их так сказать “хозяйства”, скорее всего, лежали в этих сумках.
Один из гостей расположился на переднем сиденье, рядом с Аббасом. Его звали Джордж. Он был мужчиной крупного телосложения, с большими глазами, со сросшимися бровями и бойким на язык. Спутники спокойно слушали побасенки, болтовню этого “верзилы”, который всю дорогу трещал, как сорока. Хотя Джордж время от времени громко хохотал, но мало кто был “солидарен” с ним. Чувствовалось, что путешественники просто пропускали мимо ушей его пустословие. Но порой гости меж собой обменивались мнениями. Они и Аббаса втянули в разговор, расспрашивая о его служебной деятельности. Только Гафлан в этих разговорах ничего не соображал. Как только сели в машину, помощник президента признался, что не понимает по-английски ни единого слова. Когда Джордж узнал, что Аббас на охоте впервые, был весьма удивлен.
- А ваш президент говорил, что переводчик также и опытный охотник….
- Может, он имел в виду предыдущего водителя?
- Нет же. Почему предыдущий? Он сказал это о тебе. Разве твое имя не Аббас?
- Да, – нехотя бросил Аббас.
В течение разговора Аббасу стало известно, что приехавшие с другого конца света путешественники внесли компании Джавад муаллима внушительную сумму за охоту. Машина поднималась вверх по проложенной сквозь неплотные кустарники дороге. Чуть дальше их начали сменять густые деревья.
Сильнее, отчетливее чувствовалось дыхание осени здесь, на “Черной земле”, в этом райском уголке. Осень своей дивной кистью успела нанести огненно-красные оттенки на кроны деревьев, бывшими совсем недавно зелеными, словно предала их пламени, день ото дня заставляла полыхать все ярче. А под ногами опавшая листва обреченно шуршала. Посреди леса расстилалось, будто зеркало, небольшое озеро с чистой, прозрачной водой, и было четко видно, как водоросли на дне неспешно колыхались в ритме мелодии волн.
Джордж повернул голову к Аббасу и заорал:
- Стой! По всей видимости, вот над этим озером и будут пролетать журавли. Тут другого озера нет?
Аббас перевел слова гостя Гафлану. Тот помотал головой и сказал:
- Да, это именно то озеро, которое нам нужно. Мужчина правильно заметил. Осенью журавли пролетают над ним.
Аббас нажал на тормоз. Странствующие охотники вылезли из машины, открыли сумки, достали ружья и быстрыми шагами направились к озеру.
Кажется, позабыв, что, кроме них, есть еще один человек, знающий английский, Джордж недовольно пробормотал:
- Видать, тот бестолковый захотел над нами посмеяться? Где журавли?
- Ну, где же эти журавли? – чуть ли не хором спросили гости, и все повернулись к Аббасу в ожидании ответа.
Озлобленный Джордж впился глазами в Аббаса:
- Спроси у своего друга, видел ли он когда-нибудь здесь пролетающих журавлей? Аббас перевел сказанное Гафлану.
Гафлан торопливо ответил:
- Видел, конечно. Даже иногда журавли садятся на берег, чтобы перевести дыхание, потом снова отправляются в путь.
Джордж спросил:
- А вы сами хоть когда-нибудь до сей поры охотились на журавлей?
Аббас был в некотором замешательстве.
- Нет…. У нас вообще не стреляют в журавлей.
Джордж посмотрел на своего собеседника такими удивленными глазами, что они полезли на лоб вместе с его сросшимися бровями.
- Почему ваши не охотятся на журавлей?
- Это у нас считается грехом.
Вдруг Джордж неуместно расхохотался:
- Грех? Вот это да! У них грешно стрелять в птиц. А тогда для чего же, спрашивается, ваш президент пригласил нас суда? Ведь он уверял, что сам каждую осень выходит на охоту, пострелять в журавлей. Тут что-то не так, или вы лжете, или же ваш шеф. Аббас пожал плечами и ничего не ответил.
Путешественники положили сумки на покрытую бледностью траву и стали в них рыться. Увиденное Аббаса крайне поразило: из сумок иностранцы вынимали по пять-шесть “журавлей”. В конце концов, Аббас понял, что птицы сделаны из каучука. Гости нажали на кнопки под крыльями “журавлей”, схватив их за шеи, начали бросать в воду. Движения птиц управлялись пультом.
Затем отнесли большой ящик в заросли и занялись установкой. Через некоторое время из ящика стали доноситься голоса журавлей.
Джордж, увидев замешательство в глазах Аббаса, смеясь, начал открывать кое-какие “секреты”:
- Тут записи голосов многих птиц, животных. Есть даже рык хищников. Полагаю, в этом лесу тигр не обитает, а если бы был, то услышали бы из этого ящика рев тигра. Так ведь мы охотимся и на тигра… Ну-ка, теперь пусть журавли “запоют”. Вообще-то журавли подобные звуки издают в дневное время. По вечерам у них совершенно другие “песни”.
Аббас молча слушал голос журавлей. Что за странные люди, думал он, народ записывает и слушает музыку, песни, а им нужны голоса птиц…
В голове Аббаса мелькнул вопрос: “Интересно, есть ли разница между голосами их журавлей и наших? Понимают ли они друг друга? Кажется, я становлюсь полоумным. Несомненно, очень даже может быть, что все журавли на свете общаются на одном и том же языке. Не будут же они объясняться при помощи переводчика… Может, у каждой стаи свой язык. Ведь все люди, разбросанные по всему белому свету, разговаривают на разных языках. Что касается птиц….” Аббас не находил ответа.
“Журавли” в магнитофоне поднимали крик, а те, что на озере, распахивали крыльями, расхаживали по воде. Теперь к журавлям присоединились со своей трелью цикады в лесу, дополняя картину.
Гости достали свои ружья и начали их настраивать. Аббас никогда в своей жизни не видел такого вида оружия. Сверкающие дула винтовок напоминали журавлиную шею. Бог знает, может, и в самом деле они созданы убивать только журавлей.
Внезапно свершилось чудо. Крикам журавлей на земле раздался “ответ” с небес. Затем в ясном небе показался организованно выстроенной вереницей журавлиный клин, направляющийся на юг. Он летел неторопливо, медленно качаясь то в одну, то в другую сторону, словно крупные переливающиеся бусины жемчуга подобранно нанизаны на невидимую нить умелыми руками неизвестного мастера.
Журавлиный клин, совершив круг над озером, изменил свое направление. Охотники спрятались под густыми ветвями деревьев.
Джордж посмотрел на Аббаса и Гафлана, поднес ладонь ко рту:
- Тсссссс…
Это означало, не смейте пикнуть.
Сидящие в засаде охотники, направив свои ружья, стали ждать.
Журавлиный клин кружился над озером. А “журавли” на озере неугомонно кричали. Хотелось бы знать, понимали ли друг друга эти кружащие над озером живые журавли и их ненастоящие, лживые “сородичи”? Интересно, могут ли они понять друг друга “без перевода”? То есть, понятно ли настоящим журавлям хоть что-нибудь в клекоте этих искусственных, “коварных” птиц? А правда ли, что эти чуткие, невинные птицы вовсе не подозревают о беде, которая вот-вот случится с ними?
Все внимание Аббаса было приковано к небу. “Эй, вы, несчастные, ну куда же вы рветесь. Эти люди страшнее всех вместе взятых хищников, из лап которых вам до сих пор удавалось вырваться. Летите скорее туда, куда вы держали путь, продолжайте же свой полет”.
Кажется, птиц что-то настораживало, чувствовалось, что они не хотели спускаться. Будто они ощущали тревожные мысли Аббаса. Но хитрый, бдительный Джордж быстро учуял, что к чему. Совершив еще пару кругов, журавли снова выстроились в клин.
Джордж тихо дал команду. В один и тот же миг выстрелили из всех ружей. Окровавленные птицы одна за другой стали камнем падать на озеро. Алые пятна на поверхности озера постепенно темнели, образовывая огромные круги.
Каучуковые журавли все еще были заняты своим: они прыгали, кричали, ходили взад-вперед. Строй журавлей был нарушен, разбит. Словно разорвалась та “нить”, которая держала их, и сверкающие жемчужные бусинки рассыпались по земле и по небу. Душераздирающий визг падающих на воду журавлей сотрясал воздух.
Затворы щелкались, раздавались выстрелы.
Раненые птицы метались на воде, вытянув изящные шеи, пытались добраться до берега, будто в эти минуты надеялись спастись не на небе, а на земле. Но здесь их ожидали огнедышащие свинцовые пули, несущие смерть, и ничего, кроме нее.
Оставшиеся в живых, но разбросанные в панике в разные стороны несколько журавлей нашли в себе сил снова выстроиться в клин и крикнули. Покружились над водой и вновь направились в сторону юга. Только одному Богу известно, что означал этот крик, что хотели сказать выжившие из жуткого ада птицы. Может быть, таким образом, они прощались с погибшими сородичами? Может, выражали свою ненависть к тем “журавлям” на озере, проклинали их? Постичь все это человеку не дано, ему сложно вдуматься. Да найдется ли хоть кто-нибудь, который понимал бы журавлиный язык?
Джордж вылез из кустов, тяжелыми шагами пошел к озеру. За ним последовали другие. Охотники выключили магнитофон, стали глазеть на птиц, на живых и мертвых. Каучуковые журавли “молчали”, были слышны лишь голоса раненых птиц.
Одна из них, еле волоча свои окровавленные крылья, дошла-таки до суши и огляделась. Потом качаясь, начала медленно приближаться к людям. Джордж прицелился. Аббас, до сей поры стоявший сам не свой от происходящего, неожиданно протянув руки к ружью, резко поднял дуло, похожее на длинную журавлиную шею. Запах дыма распространился вокруг.
От удивления у Джорджа поднялись брови. В ту же секунду его гомерический хохот смешался с визгом умирающих птиц.
- М-да… Любовь к природе-матушке. Любовь ко всякой живности… Все это хорошо, конечно.
После недолгого молчания Джордж, окинув взглядом Гафлана и Аббаса, продолжил:
- Однако я уверен, каждый из вас ест и птичье мясо, и мясо животных.
Гости рассмеялись. Присоединился к ним и Гафлан, который не понимал ни слова по-английски.
Журавлиный клин удалялся все дальше и дальше в небо.
Веял легкий ветерок.
Наступила тишина. Кажется, не осталось ни одной живой птицы. А тот журавль, который решился подойти к людям, растянулся возле огромного пня, его длинная шея извивалась подобно змее. Не оправдалась последняя надежда Аббаса, не удалось ему спасти хотя бы одну птицу.
Один из охотников через пульт управления начал выводить журавлей на берег.
Птицы живо устремились к суше. Ясно было слышно плескание воды.
Безжизненные тела птиц лежали на воде, свернувшись, словно серые комки.
Когда ружья и “журавли” были запакованы в багажнике, раздался громкий приказ Джорджа:
- Все в машину. Поехали…
Аббаса одолевало неимоверное недоумение. Если им не нужны были птицы, тогда к чему такое изуверское кровопролитие, ради чего такое жестокое истребление?
Машина тронулась с места.
Перевод Шахло Касумовой  

Охота на журавлей
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Новости | Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.