Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Коррупция есть везде!!!

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 18 февраля 2014

Но реакция на эту раковую опухоль общества там и у нас диаметрально противоположная

“Коррупция есть везде”, – заявляют, как правило, у нас, и сразу же приводят факты, свидетельствующие о борьбе с этой злокачественной опухолью. Да, на первый взгляд сделано много чего: принята отдельная государственная программа по борьбе с коррупцией, создана государственная комиссия во главе с руководителем президентской администрации, и, наконец, в прокуратуре создано специальное управление по борьбе с коррупцией. Что еще можно сделать?!
Арестовали несколько никому не известных, только начинающих государственных чиновников. И еще несколько директоров, учителей школ, врачей, преподавателей университетов, предпринимателей средней руки. Мне могут возразить и сказать: а разве этого мало?! Да нет, может, и не мало, но почему-то в мире нам не верят. Азербайджан хоть и улучшил свои показатели по сравнению с предыдущим периодом, уйдя со 139-й позиции, и занял ныне ту же строчку, что и Россия, а именно – 127-е место в рейтинге “Индекс восприятия коррупции-2013″ Transparency International (Corruption Perceptions Index – CPI), опубликованном 3 декабря официальным сайтом организации, мы все еще среди первых по уровню коррупции. Любой наш госчиновник скажет, что все это бред сивой кобылы, а точнее, наших недоброжелателей, армянского лобби и так далее. Охотно готов согласиться. Однако…
Понимаю, что меня могут обвинить в предвзятости, притом, вполне справедливо. В конце концов, индекс CPI – не священная для мусульман книга. Да и автор этих строк не претендует на святость, чтобы ему верили на слово. Поэтому приходиться обращаться к примерам по поводу того, как у них, в Турции и у нас реагируют на подозрение в коррупции в высших эшелонах. Тем более, что есть “свежие” примеры.
У них там думают о политической ответственности
Начну с “любимой” как нашей властью, так и некоторыми правозащитниками международного уровня Германии.
17 февраля 2012 года, то есть всего два года тому назад, президент ФРГ Кристиан Вульф подал в отставку из-за обвинений в коррупции. Это заявление он сделал после того, как 16 февраля прокуратура Ганновера обратилась в Бундестаг с просьбой лишить президента иммунитета.
Вульф с середины декабря 2011 года находился под давлением СМИ и оппозиции, которые обвиняли его в многочисленных случаях коррупции и призывали к отставке. Сначала выяснилось, что он получил кредит от супруги своего друга-миллионера, но пытался скрыть эти данные. Затем Вульфа обвинили в давлении на СМИ, так как он хотел помешать выходу материала о сомнительном кредите.
В опалу президент попал после того, как пытался оказать давление на главного редактора газеты Bild Кая Дикманна. Журналисты издания выяснили, что кредит в 500 тысяч евро на покупку дома президент и его супруга взяли у Эдит Геркенс – жены предпринимателя Эгона Геркенса в тот период, когда Вульф еще был премьер-министром федеральной земли Нижняя Саксония.
Президент ФРГ долгие годы поддерживал дружеские отношения со своим кредитором. В этой связи у германских политиков и общественности возник вопрос – не злоупотреблял ли Кристиан Вульф в этом эпизоде служебным положением?
12 декабря Вульф, находившийся в Кувейте, позвонил Дикманну и оставил на его автоответчике запись, в которой грозил ему “окончательным разрывом” с издательским концерном Springer, выпускающим свыше 150 газет и журналов в более чем 30 странах, в случае, если в Bild появятся разоблачительные публикации.
Позже Вульф снова позвонил редактору и попытался принести извинения, но остановить выход в свет компромата на него это не помогло.
Копнув глубже, немецкие журналисты выяснили, что это был не единственный случай, когда президент оказывал давление на представителей СМИ. В частности, летом 2011 года Вульф пытался воспрепятствовать публикации в воскресном издании Welt am Sonntag статьи о его отношениях со сводной сестрой, факт существования которой он скрывал от общественности.
Одного из авторов публикации вызывали в президентскую резиденцию, где в ходе личной беседы Вульф пообещал журналисту “неприятности”. Но и в этом случае угрозы не возымели эффекта – скандальный материал был напечатан.
Также главу ФРГ подозревают в том, что он проводил даровые отпуска на частных виллах и создавал рекламу одной из фирм. Эти подозрения связаны с его отношениями с кинопродюсером Давидом Греневольдом (David Groenewold). Бизнесмен неоднократно оплачивал счета Вульфа за отели в Германии. При этом Греневольд получал финансовую поддержку своих проектов от правительства Нижней Саксонии, правительство которой тогда возглавлял Вульф.
Таким образом, в отношении президента Германии речь шла исключительно о подозрениях. Никаких конкретных доказательств, свидетельствующих о причастности Вульфа к коррупции, не было. Однако, несмотря на это, президент Германии подал в отставку.
“Германии нужен президент, который сможет полностью посвятить себя решению всех внутренних и внешних проблем, стоящих перед страной. Такой президент, что пользуется доверием граждан. События последних недель показали, что такого доверия больше нет. Потому сегодня я покидаю свой пост”, – так Вульф пояснил причины своего ухода.
Одним словом, речь шла не о правовой, а о политической ответствественности государственного деятеля высокого ранга, обвиненного в коррупции. Проще говоря, в демократической стране нам может нравиться или нет политика, проводимая тем или иным государственным деятелем, его нравы, привычки, стиль поведения. Но не эти моменты являются объединяющими в отношении граждан к государственным деятелям в демократических странах. Единственным объединяющим фактором для всех граждан в отношении к государственному деятелю является доверие. То есть та или иная часть граждан может не разделять политических взглядов того или иного государственного деятеля, но все должны верить в его честность. В случае, если даже общество перестает верить в честность государственного деятеля, наступает момент политической ответственности, требующий принять решение уйти в отставку. Потом можно получить правовое оправдание, что, кстати, совсем не означает восстановления общественного доверия. Таковы правила поведения в демократических странах.
А в Турции пытаются замять и оправдаться
О коррупционном скандале в Турции написано и сказано предостаточно, в том числе и автором этих строк. Повторяться не буду. Речь пойдет о реакции правящей элиты на этот коррупционный скандал.
Напомню, что в причастности к коррупции обвиняются минимум шесть министров, в том числе и их сыновья, а также дети премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Это самый крупный коррупционный скандал в истории Турции.
Во-первых, правящая элита Турции не чувствует никакой политической ответственности. Она даже не пытается оправдываться. Она обвиняет своих оппонентов в том, что коррупционный скандал, якобы, просто придуман для свержения законно избранного правительства. Таким образом, любая угроза позициям правительства Эрдогана рассматривается как попытка государственного переворота. Одним словом, придерживаются тактики – “нападение является лучшей защитой”. Очень привычно и удобно.
Хотя никто не может вразумительно объяснить происхождение миллионов евро, которые были обнаружены во время этих обысков.
Во-вторых, правительство использует все имеющиеся ресурсы, в том числе и право на законодательную инициативу, чтобы замять этот скандал. Притом, правительство Эрдогана с учетом предстоящих муниципальных и президентских выборов перешло в наступление по всему фронту. Речь идет о законодательных инициативах по ограничению доступа в Интернет и права на расспространение информации об изменении правил формирования и функционирования судебно-правовой системы.
Таким образом, делается все для того, чтобы, с одной стороны, эти разоблачения минимально повлияли на результаты предстоящих выборов, а с другой, – замять и получить правовое оправдание по этим делам.
Особенно упор делается на то, что факты о причастности к коррупции получены противозаконными путями и, как следствие, не могут быть рассмотрены в качестве доказательства вины обвиняемых. То есть утверждается, что телефонные беседы высокопоставленных государственных чиновников прослушивались незаконно.
И вот так, из-за отсутствия вразумительного ответа на вопросы, связанные с происхождением миллионов, делается упор на фактор правовой несостоятельности выдвинутых обвинений.
В-третьих, мало того, что высокопоставленные государственные чиновники отказываются следовать нормам политической этики, присущей демократическим странам, предполагающей осознание политической ответственности, как в случае с президентом Германии, они пытаются подменить правовую ответственность результатами электорального процесса.
Представители правящей партии рассматривают предстоящие муниципальные выборы в качестве вотума доверия правительству, в том числе, обвиненным в коррупции представителям правящей элиты. По их мнению, нет ничего необычного в противоречащей политической логике и этике в том, что часть общества считает высокопоставленных государственных чиновников обычными ворами. Главное, что большая часть голосует за них.
И, наконец, премьер пытается поставить под сомнение сам факт коррупции, притом с точки зрения этики. В одном из своих выступлений он заявил, что людей можно обвинить в причастности к коррупции, если они позарились на бюджетные средства. Проще говоря, если речь идет о воровстве бюджетных средств. Однако, по словам премьера, замешанные в данном скандале лица никакого отношения к воровству из бюджета не имели. То есть никакой коррупции не было.
Таким образом, в Турции, как и в демократических странах, коррупционные скандалы оказываются в центре общественного внимания. Однако реакция правящей элиты, обвиненной в причастности к коррупции, диаметрально противоположная. Она пытается избежать как политической, так и правовой ответственности.
А у нас – на нет и спроса нет
В Азербайджане вообще не реагируют на коррупционные скандалы. Вот вам самый что ни на есть “свежак”. В Венском суде продолжается судебный процесс по коррупционному скандалу между Центробанком Азербайджана и австрийской компанией OeBS, занимавшейся печатанием азербайджанских манатов. За процессом наблюдают сотни австрийских журналистов.
Бывший замглавы Центробанка Австрии Вольфганг Дучачек и еще восемь подсудимых были вызваны в суд Вены в понедельник по делу о подкупе должностных лиц в Азербайджане и Сирии. Речь идет о взятках с целью получить контракты на изготовление национальных валют этих стран. Об этом сообщает Turan.
Вольфганг Дучачек и другие обвиняются в использовании филиала центробанка для печатания денег, Oesterreichischen Nationalbank (OeBS), и дачи взяток на общую сумму 14 млн. ($19 млн.), чтобы получить контракты у Сирии и Азербайджана. Как утверждает следствие, обвиняемые договорились завысить стоимость заказа иностранных национальных банков на 20% и перевести эту завышенную часть денег на счета в Азербайджане и сирийских чиновников в период с 2005 по 2011 годы. Подсудимые создали оффшорный счет в Панаме для отмывания денег и перевода средств в Азербайджан и Сирию, заявил в суде прокурор Волкер Сакманн. Среди главных обвиняемый по делу бывший глава OeBS Микаэль Вольф, другие менеджеры и персонал, а также два юриста. Все они не признали себя виновными, но им грозит до 10 лет тюрьмы.
Вольфган Дучачек был также главой Наблюдательного Совета OeBS, он подал в отставку с поста замглавы центробанка в июне прошлого года после выдвинутых против него обвинений.
Не вдаваясь в тонкости и схему передачи денег, о чем коллеги, скажем из Haqqin.az, подробно пишут, следует подчеркнуть, что эта коррупционная сделка вызвала грандиозный скандал в Австрии.
По большому счету, участники этого коррупционного скандала с австрийской стороны не нанесли никакого ущерба государственному бюджету Австрии. Скорее всего, наоборот. Они получили большой заказ, то есть обеспечили рабочие места, поступления в государственный бюджет, притом по разным линиям. Пострадали наши налогоплательщики, если, конечно, выводы австрийского следствия соответствуют действительности.
Но перед судом стоят австрийцы. А у нас никто даже не реагирует на этот коррупционный скандал. По крайней мере, никакой реакции со стороны соответствующего управления Генпрокуратуры, специально созданной для борьбы с коррупцией, нет.
Одним словом, если не реагируем, то, значит, ничего и не было. На нет и спроса нет. А то, что происходит в Вене, не видим, не слышим, а значит, и говорить не о чем…

Коррупция есть везде!!!
оценок - 9, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Новости | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.