Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Когда на душе весна…

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 мая 2014

О буднях Государственного музея ковра и народно-прикладного искусства рассказывает его директор Ройя ханум Тагиева

Когда на душе весна...“Мы стремимся к совершенству, а оно безгранично” – это признание Ройи ханум Тагиевой очень точно отражает стиль работы вот уже более 30 лет возглавляемого ею Азербайджанского государственного музея ковра и народно-прикладного искусства. Послужной список этой широкообразованной женщины, имидж которой отмечен яркой индивидуальностью и шармом, вызывает самое глубокое уважение: профессор, доктор искусствоведения, член ряда престижных международных ассоциаций и экспертных комиссий, автор серьезных научных исследований, монографий, обладатель высоких премий и наград.
“Только на первый взгляд кажется, что в музеях царит на редкость удивительное спокойствие. Но это не так, – считает Ройя ханум. – Жизнь здесь кипит, каждый экспонат нашего музея излучает особую энергию. Не случайно, что о живительной силе ковров существует много интересных мнений и рассказов”.

Символика ковра
“Ковер – это наша история, отражающая чувства, мысли, мировоззрение народа, важный обрядовый атрибут. Так, в старые времена девушки специально ткали ковры, чтобы в последний cеrsеnbе (вторник) перед праздником Новруз загадать на них желание. Затем целую неделю эти ковры раскладывались во дворах для сбора космической энергии.
Ковры ткались и для “вытеснения” накопившей в доме отрицательной энергии или для невест, чтобы уберечь их от сглаза. Многие старожилы утверждают, что для снятия боли достаточно сесть в центр ковра, где располагается медальон, обладающий (по поверью) огромной целительной силой, собранной за счет все той же космической энергии.
Люди верили и продолжают верить в силу настоящего искусства, способного творить чудеса. Азербайджанский ковер, как известно, был занесен в список нематериального наследия ЮНЕСКО, что является прямым подтверждением безграничной ценности этого уникального искусства, которое необходимо сохранить и передать нашим будущим поколениям”.

Из истории
“Первая экспозиция Музея ковра была представлена в 1972 году. А его дальнейшие успехи во многом связаны с именем Гейдара Алирза оглу Алиева – уникального человека, умеющего с первого взгляда оценить перспективы того или иного начинания. Ознакомившись с музейной экспозицией, Гейдар Алиев дал историческое по своей значимости указание: выделить для поддержания и развития музея неограниченную финансовую поддержку, что и определило дальнейшую судьбу искусства азербайджанского ковроделия. Сегодня мы с гордостью можем говорить, что наша музейная коллекция в момент ее создания не имела аналогов в мире, да и сейчас считается одной из лучших по объему и принципам классификации”.

Азербайджанский ковер
“Его собенность – в многоликости, изумительных по своей неповторимости узорах, богатстве красок, идей, образов, символов. Ковер – это жизнь народа. По результатам археологических раскопок мы можем утверждать, что это искусство существовало еще во II тысячелетии до нашей эры. К сожалению, мы располагаем образцами лишь не ранее ХVII века. Дело в том, что издревле в Азербайджане ковры широко использовались в быту, а в Европе они воспринимались как красивая, богатая деталь интерьера. Поэтому в европейских музеях и присутствуют древние образцы нашего ковроткаческого искусства. Так, в лондонском Музее Виктории и Альберта хранится знаменитый халы “Шейх Сафи” (ХVI в.), а в музее Метрополитен в Нью-Йорке – большой халы с изображением животных, относящийся к тому же периоду. Мы с гордостью можем говорить, что азербайджанские ковры нашли отражение в живописных работах художников эпохи Возрождения (это уже доказанный факт): “Мария с младенцем” нидерландского художника Ганса Мемлинга, “Послы” немецкого художника Г.Гольбейна, “Возвещение” венецианского живописца Карло Кривели. Все эти работы относятся к ХV-ХVI векам. По результатам сбора информации о нахождении ковровых изделий наших умельцев стало известно, что почти 2000 азербайджанских ковров периода Сефевидов сохранились в лучших музеях мира.
Ценно, что и в поэзии ХII-ХV веков можно найти строки, воспевающие искусство ковра. Эти данные говорят о широкой популярности и славе азербайджанского ковроделия в прошлых веках”.

О настоящем
“В современном искусстве ковроткачества рассматриваются и осуществляются новые формы и жанры творчества. Так, большой интерес вызывают работы выдающегося азербайджанского художника Таира Салахова, связанные с перенесением на ковер живописного рисунка. Такое решение дает возможность уже знакомым нам картинам приобрести новую жизнь. Есть и примеры обратного процесса, когда ковровая символика берется за основу, в частности, ювелирного бренда Rеsm.
Современный подход к музейному делу необходим. Такая установка стимулирет рождение новых идей, реализация которых позволяет укреплять роль музеев и как образовательных центров по традиционным прикладным искусствам. В 2009 году мы создали Общество ковроделов, главная цель которого – поднятие престижа и сохранение памяти о народных мастерах-ковроделах, руками которых выполнено множество образцов музейной коллекции. Этот факт говорит о необходимости более внимательного отношения к искусным умельцам из народа. Я мечтаю о реализации проекта “Ковры рассказывают”. Его суть заключена в следующем: почти в каждом доме есть свой, семейный рассказ о коврах, а это значит, что, записав и обработав его, мы существенно пополним свои знания об истории азербайджанского коврового искусства. Для реализации этого проекта планируется организовать систематические этнографические экспедиции по районам Азербайджана.
Наш призыв обращен ко всему азербайджанскому народу: вспомните о своих предках-умельцах, передайте нам о них информацию – это поможет дать народным мастерам определенный статус”.

Ожидание
“Оно связано у нас с переездом музея в новое здание, расположившееся на нашем красивейшем бульваре. Благодаря вниманию президента республики господина Ильхама Алиева наши мечты о современном музейном пространстве стали реальностью. Большие площади нового музея, его высокая техническая оснащенность дают надежду на воплощение в жизнь масштабных идей, имеющих довольно широкий спектр приложения. Просторные экспозиционные залы, творческие мастерские, продуманные условия для музея детского творчества, различные программы обучения, центр реставрации ковров и многое-многое другое – все это настраивает на активную работу, направленную на открытие новых путей и перспектив в развитии азербайджанской национальной культуры”.

О себе
“Люблю порядок во всем: на работе, в семье и в себе. Это главное, что меня поддерживает. Остается мало времени, но мне достаточно. Рано утром спортивным шагом хожу по бульвару (от Морвокзала до нового здания нашего музея и обратно). Мне нравится следить за модой, просматривать журналы, выбирать одежду, аксессуары. Периодически пересматриваю свой гардероб, что-то переделываю, что-то откладываю в сторону.
Отдаю предпочтение осени, пасмурным дням, хотя по настроению и взглядам на жизнь мне близка весна, созвучная моему внутреннему стремлению к бесконечным жизненным обновлениям.
Как музейный работник прошла буквально все этапы становления: от экскурсовода до директора, ученого. Представить себя вне работы? Такое для меня невозможно. Не люблю выходные, потому что уже заранее недоумеваю: “Что я буду делать?”
В работе директора строгость необходима, и это вполне понятно, ведь мы ответственны за материальные ценности. Я очень люблю своих музейщиков за их отношение к своему делу, за умение быть преданными избранной профессии. Академик Лихачев как-то сказал: “В музее хорошо работать долго, а еще лучше – всю жизнь”. Наверное, это сказано и обо мне тоже, потому что музей – моя жизнь. Я это точно знаю”.

Когда на душе весна…
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.