Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Идет война компроматов

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 07 января 2014

А Эрдоган демонстрирует неуверенность и просит поддержки поверженных врагов

Идет война компроматовО связях азербайджанского бизнесмена иранского происхождения Резы Зарраба, арестованного 17 декабря в ходе антикоррупционной операции “Большая взятка”, проведенной в Турции, с ушедшими в отставку министрами правительства Эрдогана, государственным органам, вернее Национальной разведывательной организации (MIT), было известно давно, и даже в связи с этим еще в апреле 2013 г. было подготовлено специальное досье за N45650928 и представлено правительству, сообщают средства массовой информации Турции.
Как известно, с самого начала антикоррупционной операции правительство Эрдогана настаивало на том, что не знало о подготовке к ней и что она была тайно организована и направлена против правительства Эрдогана. Однако оказывается, что заявления властей не очень искренни.
Так, в трехстраничном досье MIT отмечается, что Реза Зарраб имеет близкие отношения с министром экономики Зафаром Чаглайаном и министром внутренних дел Муаммером Гюлером. Используя эти связи, бизнесмен даже обратился за получением гражданства для своего брата Мохаммада Зарраба.
“Гражданин Турции иранского происхождения, золототорговец Реза Зарраб, женатый на певице Эбру Гюндеш, помогает банкам, которые из-за эмбарго не могут пересылать деньги в Турцию. В их числе “Bank-e Parsiyan”, “Bank-e Keshavarzi”, “Bank-e Karafaran”, “Bank-e Sarmaye”, “Bank-e Saman”. Установлено, что он является партнером дубайской компании “Al Salsam exchange”, которая занимается переводом денежных средств по всему миру, и в Дубае его интересы представляют отец Хусейн Зарраб и брат Мохаммад Зарраб. Переведенные из Ирана в Дубай деньги впоследствии поступают через банки в Турцию и Китай. Он работает с китайскими “Postal Saveings Bank Of Chine”, “Kunlun Bank” и “Huaksi Bank”, индийским “Bank of Baroda”, турецкими “Halkbank” и “Ziraat Bank” и в январе 2013 г. встречался с ответственными лицами названных турецких банков”, – говорится в тексте досье.
В досье также отмечается, что Реза Зарраб просил помощи у министра Чаглайана: “Зарраб говорил с министром экономики Чаглайаном о задержанном в турецком аэропорту с 1 по 18 января 2013 г. самолете с 1500 кг золота на борту, который совершал рейс из Ганы в Дубай. Он сказал министру, что товар прибыл, однако не может его ни получить, ни вернуть обратно”. Кроме того, в досье отмечено, что супруга Резы Зарраба Эбру Гюндеш пела на свадьбе сына Чаглайана.
Кроме того, отмечется, что экс-министр экономики посещал Мекку со своей семьей на частном самолете, принадлежащем азербайджанскому бизнесмену Резе Заррабу. Зарраб, Чаглайан, члены их семей и телохранители посетили Мекку, вылетев туда на самолете, принадлежащем предпринимателю, 22 марта 2013 года.
“С министром же внутренних дел Муаммером Гюлером он встречался 12 апреля 2013 года по поводу гражданства своего брата и получил положительный ответ. Через день Реза сказал своему брату, что сын министра Барыш Гюлер сам принесет ему документы, за что станет в течение двух лет получать по 15 000 долларов в месяц в качестве советника Мохаммада Зарраба”.
В конце досье отмечается, что если связи Зарраба с министрами раскроются, то это может быть использовано против правительства. “Реза Зарраб, осуществляющий денежные трансферы в обход действующих против Ирана санкций, может попасть в “черный список” США. А его деятельность в Турции привлечет внимание всего общества”, – так завершается досье, подготовленное для правительства еще 8 месяцев назад. Притом необходимо отметить, что премьер-министр, то есть сам Эрдоган, находился в списке должностных лиц, которым этот доклад должен был представлен в обязательном порядке.
Вряд ли этот рапорт MIT, притом предназначенный в том числе для самого Эрдогана, случайно оказался в распоряжении прессы. В Турции полным ходом идет война компроматов. К примеру, в течение последних суток стало известно, что Закарие Оз, который является одним их двух ведущих прокуроров в коррупционном деле, несколько месяцев назад отдыхал в Дубае за счет дочерного предприятия фирмы, владелец которой в последующем им самим же был привлечен к уголовной ответственности. Хотя надо сказать, что сам прокурор отрицает причастность данной фирмы к оплате расходов отдыха его семьи в Дубае.
В этих непростых условиях Эрдоган, с одной стороны, пытается лишить лидера “нурчулар” Фетулла Гюлена влияния в судебно-правоохранительной системе, а с другой, – найти новых серьезных политических союзников. Первой цели на данном этапе он пытается добиться как дискридитацией известных судьей и прокуроров, которые активно поддерживают коррупционное дело, так и чисткой в органах полиции. Думаю, что дискредитировать прокуроров и судей не так сложно, и, скорее всего, есть за что. Но тут необходимо учесть следующий момент: Высший совет судей и прокуроров Турции на стороне тех, кто пытается раскрутить это коррупционное дело, то есть правительству очень сложно нейтрализовать прокуроров и судей, которые назначаются вышеупомянутым Высшим советом. Ходят слухи о том, что правительство Эрдогана готовит законопроект по изменению принципа формирования и полномочий Высшего совета. Однако кардинальные изменения требуют ревизии Конституции, что невозможно сделать в парламенте без поддержки оппозиции, которая в свою очередь заинтересована в раскрутке коррупционного дела, притом с прицелом, на предстоящие муниципальные выборы.
Далее, идет тотальная “чистка” в полицейских управлениях, особенно Стамбула и Анкары, где проводятся основные операции по этому коррупционному делу. Нет, сотрудников полиции не увольняют. Подобное в Турции невозможно, по крайней мере, пока. Якобы происходит рутинная ротация кадров. Ведущие начальники отделов и сотрудники полицейских управлений Стамбула и Анкары получают назначения в провинцию. Некоторые ждут дома своего назначения. И это не выход. Дело в том, что это не первая подобная тотальная чистка в полиции. При подобных тотальных чистках полицейские, как правило, обращаются в суды с исками о восстановлении на предыдущее место работы. И, как правило, они эти судебные процессы выигрывают. С учетом, скажем так, нынешнего соотношения сил в судебной системе подвергнутые “ротации” или же временному “домашнему вресту” полицейские, которые уже обратились с исками в суды, скорее всего, в ближайшее время вернутся на предыдущие места работы.
В этих условиях Эрдоган пытается найти новых союзников в лице военных и кемалистов. Генеральный штаб Вооруженных сил Турции обратился в Верховный суд с заявлением, где отмечается, что недавние приговоры, вынесенные нескольким десяткам генералов, сотням офицеров, обвиненным в попытке государственного переворота, являются частью заговора. Генштаб требует нового расследования и судебного пересмотра этих дел. Речь прежде всего идет о таких громких делах, как “Эргенекон” и “Бальоз”. Особо стоит отметить, что среди осужденных по этим делам находится и бывший начальник Генерального штаба Илькер Башбуг.
С момента прихода к власти действующего правительства в 2002 году сотни людей оказались в тюрьме по обвинению в попытках свергнуть власть. Среди них – бывший командующий ВС страны и другие высокопоставленные военные.
Однако легитимность судебных разбирательств была поставлена под вопрос после того, как ближайший политический советник премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана предположил, что эти офицеры стали мишенями “особых групп” в полиции и судебных органах, имея в виду сторонников Фетулла Гюлена. Но это произошло после того, как правительство страны стало обвинять эти группы в организации масштабного антикоррупционного расследования, целью которого являются союзники премьера.
В минувшие выходные Эрдоган заявил прессе, что он рассматривает вариант повторного судебного разбирательства, однако для этого должно быть создано “правовое обоснование”.
Политолог Ченгиз Актар из организации Istanbul Policy Group отмечает, что призыв к пересмотру приговоров – ситуация уникальная.
“Они пытались свергнуть избранное правительство, а теперь это же правительство прощает их. Почему? Потому, что это позволит власти предположить, что эти генералы были осуждены так называемым “параллельным государством”. Основной целью сейчас является не прозрачность или чувство справедливости, а нанесение вреда этой “параллели””, – считает он.
Правительство Турции указало на последователей исламского клирика Фетуллы Гюлена, живущего в Пенсильвании, как на зачинщиков антикоррупционного расследования, заявив, что у Гюлена много сторонников в судебной системе страны.
Гюлен отрицает свою причастность к событиям в Турции. Тем не менее, некоторые аналитики отмечают, что прокуроры, лояльные Гюлену, возглавляют авангард расследования.
Бригадный генерал в отставке Халдун Солмазтюрк считает, что смена позиции правительства поможет ему восстановить отношения с военными: “С самого начала мы знали, что эти дела были исключительно политическими. Эти суды воспринимались как прямая атака на военных как институт страны, атака со стороны правительства в целом. Очевидно, что многие офицеры – если не все – были чрезвычайно недовольны ситуацией, и высокопоставленные чины чувствовали, что необходимо предпринять какие-то меры”.
Турецкая секулярная армия с 1960-х годов уже трижды организовывала перевороты, однако ее влияние было ограничено за десятилетие правления исламского правительства Эрдогана.
По мнению политолога Актара, признавая, что в судебных разбирательствах над военными был допущен ряд ошибок, нельзя упускать из виду, что они были критически важными для установления контроля над армией – процесса, который, он опасается, уже “забуксовал”.
“Правительство очень довольно армией, которая не способна нанести ему вреда. В противном случае ситуация слишком далека от демилитаризации, которую мы наблюдаем, скажем, в Испании”, – говорит он.
Однако перспектива выхода на свободу осужденных за участие в заговоре может оказаться слишком смелой для ключевых членов правящей партии Эрдогана. Заместитель премьер-министра Бюлент Арынч на прошлой неделе уже исключил подобную возможность.
По мнению Ченгиза Актара, Эрдогану предстоят нелегкие переговоры.
“Нам известно, что очень многие в партии выступают против повторного рассмотрения дел путчистов, и правительству будет очень сложно сделать подобный вариант развития событий приемлемым для партии и ее сторонников”, – считает он.
Следует отметить, что попытка “реаблитации” военных неоднозначно воспринята сторонниками самого Эрдогана. Во-первых, дело в том, что, по всеобщему мнению, ослабление влияния военных в Турции – одно из главных достижений правительства Эрдогана. Поэтому многие эксперты предупреждают, что на следующих местных выборах, которые состоятся в ближайшее время, результаты голосования будут зависеть от того, удастся ли премьер-министру убедить электорат в необходимости пересмотра дел осужденных генералов. А это сделать будет не так просто хотя бы потому, что еще недавно Эрдоган объявлял себя “прокурором” по делу “Эргенекон”.
Во-вторых, новое рассмотрение этих дел приведет в неизбежному освобождению этих лиц, многие их которых сторонниками премьер-министра рассматриваются как активные участники нескольких попыток свержения самого Эрдогана. Дело в том, что многие осужденные, а в некоторых случаях – все еще обвиняемые по этим делам, находятся в заключении более 3-5 лет. Поэтому держать их в заключении еще минимум 3 года будет невозможно. Придется менят меру пресечения. Таким образом, “госпереворотчики”, притом в восприятии самого электората Эрдогана, окажутся на свободе. Реальность подобной перспективы уже привела к серьезной растерянности среди сторонников премьера. Реализация данного проекта на самом деле вряд ли прибавит уверенности электорату лидера правящей партии.
В-третьих, эта тактика может сбавить политическое давление на правительство со стороны оппозиции, прежде всего кемалистов в лице Народно-республиканской партии и Партии националистического действия, но вряд ли прибавит голосов на предстоящих выборах. Электорат оппозиции расценит эти действия как неизбежную и вынужденную уступку. Поэтому почти на сто процентов можно быть уверенным в том, что он не переметнется на сторону Эрдогана. Но при этом Эрдоган может потерять голоса политико-идеологически устойчивой и подкованной части собственного электората. Проще говоря, некоторая часть сторонников ему может не простить этого политического “предательства”.
И, наконец, в-четвертых, Эрдоган бросается из одной крайности в другую. А это публичная демонстрация неуверенности в себе. По большому счету, он признается в том, что нуждается в поддержке тех, кого еще вчера объявлял “госпереворотчиками”, “врагами нации и веры”, то есть поверженных врагов. Первое – вряд ли поверженные враги могут стать надежными союзниками, особенно в период слабости бывшего своего победителя. Второе – в Турции, как в любой восточной стране, народ любит и уважает уверенных в себя политиков.

Идет война компроматов
оценок - 6, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.