Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Этот путь от баса до контpатеноpа!

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 04 апреля 2014

Интервью с лауреатом международных певческих конкурсов Ильхамом Назаровым

Этот путь от баса до контpатеноpа!В Азербайджане прошли концерты в рамках I Международного фестиваля имени И.С. Баха BWV-2014: Moscow-Riga-Baku. Они были представлены на различных сценах театрального Баку. Наши солисты и Азербайджанский камерный оркестр им. К.Караева под управлением Теймура Геокчаева показали интересную программу. Пpедставляем читателям интервью с одним из участников, лауреатом международных певческих конкурсов Ильхамом Назаровым.
- Вы завершили свою учебу в Итальянской академии вокального искусства в городе Озимо. Вас туда направило учиться государство как солиста Азербайджанского государственного театра оперы и балета. В оперном театре вы до сих пор считаетесь баритоном?
- Да, я долгое время пел баритоном. Участвовал в оперных спектаклях на сцене родного театра. Пел арии в национальных операх. Я исполнял арию гостя в премьерном показе оперы “Интизар” Франгиз ханум Ализаде на сцене Дворца имени Гейдара Алиева в мае 2010 года. Это был замечательный международный музыкальный проект при поддержке Фонда Гейдара Алиева. Как известно, постановку спектакля осуществил художественный руководитель театра “Геликон-Опера”, народный артист России Дмитрий Бертман. Не могу не отметить, что либретто написано Наргиз ханум Пашаевой, профессором, общественным деятелем, ректором Бакинского филиала МГУ, художественным руководителем театра UNS. “Интизар” – масштабная опера, патриотический сюжет которой посвящен борьбе народных героев за свободу своей Родины. Лично для меня участие в осуществлении той постановки неизгладимо и незабываемо. Пел я на родной сцене и партию Алеко в одноименной опере Сергея Рахманинова. Я до сих пор недоволен той своей работой, я мог бы спеть лучше, но помешали обстоятельства.
- Хорошо. А вы получили в итальянской академии диплом на право вокального искусства или преподавания этого предмета?
- У меня диплом, подтверждающий оба этих права. Я могу исполнять классические произведения любого композитора и имею дипломированное разрешение на преподавание искусства вокала. Я и пою на сцене, и преподаю вокал в Государственном музыкальном колледже и музыкальной школе им. Г.Шароева.
- Давайте пройдем с вами вместе один урок, вводный урок. Певческие голоса различаются на высокий – средний – низкий, обозначьте нам их?
- С удовольствием. Только учитывая диапазон и пол исполнителя, мы получаем внушительную разновидность голосов. Голос оперного певца – это две октавы полноценного однородного звучания со сглаженными регистровыми переходами. Кроме того, предполагается вверху и внизу диапазона некий запас возможностей примерно в пределах терции для более свободного взятия, удобства и естественности при исполнении предельных нот. Первое и основное деление у мужских голосов – это высокий голос – тенор, средний – баритон и низкий – бас. Среди женских голосов основное различие делится на высокий – сопрано, средний – меццо-сопрано и низкий – контральто. Есть еще два детских голоса: высокий – дискант и средний – альт. Это первое деление певческих голосов. Сопрано, например, по характеру звучания разделяют на лирическое и драматическое, но существует еще и колоратурное сопрано. Певице с контральто в операх нередко поручают партии мальчиков-подростков. Так, например, партию Леля в опере “Снегурочка” Римского-Корсакова как раз и поет контральто. Так же и с мужскими голосами, есть драматические голоса, а есть лирические. Самый низкий мужской голос – это так называемый бас-профундо, а самый высокий – тенор-альтино, или контратенор. Такой тип голоса довольно редок, но он до сих пор используется в опере, в основном в музыке барокко. Он самый высокий из мужских оперных голосов, его диапазон от “до” малой октавы до “си” второй октавы. Для таких голосов в свое время писали арии такие композиторы, как Гендель, Моцарт, Россини. В ХХ веке английский композитор Бриттен возродил традицию. К тому же, почти весь фольклор западной музыки, в особенности английский, – это традиционная барочная музыка.
- С голосами мы разобрались. Теперь перейдем к вам. Вы сказали, что поете баритоно, и вы солист нашей оперной сцены. Тогда как получилось, что вы сегодня являетесь контратенором и солистом Азербайджанской государственной хоровой капеллы?
- После постановки оперы “Интизар” я был направлен на учебу в Италию. Меня прослушали, и маэстро Винценто де Вига, директор вокальной академии, определил мой голос как контратенор. Это было опасно! Ведь я учился за счет государства и был направлен на учебу в академию как баритон. Видя некоторое мое опасение, маэстро сказал: “Ты сможешь быть хорошим баритоном, но одним среди тысячи других голосов, и можешь быть уникальным солистом с редким мужским голосом – контратенор. Выбирай!” Это был сложный выбор, но именно творческий момент взял во мне верх. За первый год учебы я освоил довольно большой репертуар. Каждую неделю учил по 3-4 арии. Там были и другие студенты из самых разных стран, но маэстро де Вига, видя мои старания и рвение в учебе, уделял мне особое внимание. Дело в том, что, если ты не получаешь разрешения на разучивание какой-либо арии, то не имеешь права разучивать ее, за это могло последовать строгое наказание вплоть до отчисления. Маэстро всегда разучивал со мною арии, давал свои наставления, говорил, на что обращать внимание, где менять голос, интонацию. Он сам определил мне программу. Он же рекомендовал меня на выступление в самом старинном итальянском оперном театре Сан-Карло в Неаполе. В свое время этим театром заведовали такие титаны оперного искусства, как Дж. Россини, Г.Доницетти, Никола Бокса. Выступать на сцене такого театра для меня, азербайджанца, было очень ответственно и серьезным испытанием. Я спел итальянскую народную песню. Меня пригласили спеть в Риме, в оперном театре. Теперь мой итальянский очень хорош, а тогда я только завершал первый год своей учебы в Озимо.
- Вообще-то интересно, вы были баритоном, а стали контратенором. У вас нет дискомфорта внутри при исполнении той или иной партии? Для вашего голоса это ведь нагрузки…
- Знаете, я начинал свое обучение пению в музыкальной школе имени Бюльбюля с девятого класса. В самом начале учился в классе мугаматистов и хотел в будущем стать ханенде. Моим учителем в школе был Агахан Абдуллаев, наш известный и уважаемый мастер мугама. Но в тот период у меня началась естественная мутация голоса, и я особенно не блистал. Если по остальным предметам я успешно учился, то по специальности оказался среди троечников. Уже в выпускном классе решил стать оперным певцом, потому и поступил не в АГНК, а в Бакинскую музыкальную академию. Первые два курса в академии учился на вокальном отделении и готовил басовые партии. Мой преподаватель, уже ушедший из жизни, прослушав меня, установила, что я чистый бас. И я учился, успешно разучивая свой репертуар. После смены преподавателя мне определили, что голос мутировал и стал баритоном. Я окончил академию, поступил в магистратуру. И там, в магистратуре, посетив мастер-класс гостя из Франции, я вдруг прямо на концерте попросился на сцену. Я вдруг почувствовал, как надо исполнить предложенную нам арию. Мне аккомпанировала тогда Диляра Керимова. Это было пять лет назад. Я повторил то, что исполнял наш гость, немало его удивив. Тогда впервые я спел голосом контратенора в присутствии высокопрофессиональной публики. Еще в музыкальной школе я чувствовал в себе этот голос, но тогда это было сложно установить, шла ломка голоса, меняя свой привычный тембр.
- В вашей семье есть музыкальные традиции, кто-нибудь из ваших родных был певцом?
- Я родился и вырос в городе Али-Байрамлы. У моего отца красивый голос, хорошо поет и мой брат. Но они посвятили себя иным профессиям. Наша семья с обычным, традиционным укладом жизни. В основном выходцы из нашего рода заняты медициной, или же они становятся священнослужителями. Меня отпустили учиться в Баку, чтобы я стал известным ханенде, а Получилось так, что моя учеба в итальянской академии прервала их мечту. Сегодня я с концертами побывал во многих странах Европы. Кроме Италии, пел на сценах Австрии, Германии, Чехии, России, Украины. Я мог продолжить свою учебу в Театре Ла Скала как баритон, но отказался.
- А для вас есть партии на нашей оперной сцене?
- Несмотря на довольно большой репертуар, петь на родной сцене я могу только как баритон. Это возможно, но при условии, что будет реабилитационный период для восстановления голоса. Я пою на сцене Азгосфилармонии как солист Государственной хоровой капеллы, художественный руководитель которой – народная артистка Азербайджана Гюльбаджи Иманова. С капеллой выступал в Ватикане перед Папой Римским, исполнив серьезное музыкальное произведение “Страдания по Матвею” И.С. Баха. Такие произведения – это деликатес музыкального и певческого искусства, требующие высокой профессиональной подготовки. Вообще, школа барочного искусства есть фундамент всего исполнительского искусства.
- Я задам вам такой вопрос: вы служили в армии?
- Да, после окончания магистратуры Музыкальной академии я служил в военном оркестре при Военной академии имени Нахчыванского. Знаете, я патриот в хорошем смысле этого слова. Участвуя в международных вокальных конкурсах, всегда стараюсь показать себя и свое искусство с самой лучшей стороны. Я понимаю, что, слушая меня, зритель в зале будет судить и о моей стране. Всегда в свое выступление обязательно включаю и азербайджанскую народную песню. Сколько их у нас, можно петь и петь, ведь каждая из них – маленький шедевр! Они тоже наш духовный щит.
- Вы стали настоящей звездой Львова на прошедшем в прошлом году Международном фестивале Юрия Башмета. Что вы исполняли в рамках фестиваля?
- Я исполнил арию Лепорелло “Мадамина” из оперы “Дон Жуан” Моцарта. Это традиционный музыкальный фестиваль. Он проходит на родине выдающегося скрипача современности Юрия Башмета. В отчетном концерте принимали участие студенты-музыканты из 11 стран СНГ. Были исполнены классические произведения, принадлежащие композиторам различных эпох, включая Бетховена, Паганини, Дебюсси, Рахманинова, Скрябина и др. В концерте приняли участие 25 студентов из разных стран. Я спел на сцене двумя голосами: и баритоном, и контратенором. Мне хотелось выслушать мнение высоких профессионалов и определиться, какой из двух голосов все же мой голос. Поначалу опытный преподаватель по вокалу Светлана Нестеренко затруднилась ответить на этот вопрос. Но после того, как я по просьбе зрителей исполнил произведение дважды, выступление показало, что во время пения контратенором мой голос звучит более ярко и экспрессивно. Президент конкурса Роберто Булдриджини и назвал меня звездой, вручая диплом на победное первое место.
- Вы выступали в рамках первого Международного фестиваля имени И.С. Баха. Где вы пели?
- Я выступил 17 марта с Азербайджанским государственным камерным оркестром под управлением Теймура Геокчаева. 18 марта пpошел концерт на Творческой сцене UNS. Солировали в клавирных и скрипичных концертах народный артист Азербайджана, ученик Элисо Вирсаладзе Мурад Адыгезалзаде (фортепиано), заслуженный артист России, профессор Московской консерватории Александр Тростянский (скрипка), вокальные партии исполнялись мной.
- Я слышала вас на сцене Азербайджанской государственной филармонии. Это было 26 февраля, в день памяти жертв Ходжалинской трагедии. Вы исполнили в тот вечер “Аве Мария” Франца Шуберта. Ваша верхняя нота буквально мольбой зависла под куполом концертного зала. Это было впечатляюще.
- Благодарю вас. В тот вечер я чувствовал себя не очень хорошо. Мне не хотелось аплодисментов. Ведь это великая трагедия нашего народа. И как-то я настроился на молитву по невинно убиенным жертвам вандализма и жестокости. Мне приятно осознавать, что у меня получилась эта мольба.

Этот путь от баса до контpатеноpа!
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

комментариев - 3

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Как здорово , что наши таланты проявляют себя во всех направлениях !

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Мне посчастливилось , слушать его пение, это действительно уникальная возможность соприкоснуться с жанром, у нас ранее, не имевшим места .
    Тогда я обратила внимание на лица слушателей, выражавшим вначале непонимание ,затем недоумение перешедшим в результате в неописуемый восторг !
    Это был шок в полном смысле этого слова .Браво !Брависсимо !!!
    Думаю , что Ильхам сам не понял , что стал основоположником нового для нас направления в исполнительном искусстве .

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Хотелось бы ,прежде всего порадоваться тому , что ваша газета , так профессионально и трепетно освещает творчество молодых талантов .
    Обществу , наряду с устоявшимися вкусами и преференциями, необходимо иметь возможность , познавать новые для нас направления в искусстве или ранее неизвестные стили исполнения .
    В данном случае героическая ( по другому не назовешь) смена амплуа Ильхамом Назаровым , баритона на контратенора , вызывает особое уважение и восхищение его смелостью и готовностью пожертвовать собой ради возможности петь для людей .Действительно ,контратенор , голос редкий и для избранного слушателя .Одно дело петь в Европе ,другое петь этим голосом у нас .Разные культуры и разные истории .Сопранисты ,как их раньше называли, были незаменимы в католических храмах и соборах , блистали на оперных сценах .То есть там была и еще сохранилась ,социальная почва для этого стиля пения .Наш слушатель , только сейчас , благодаря Ильхаму прикоснулся к этому действу и по реакции публики видно , как от концерта к концерту возрастает неподдельный интерес .Благо Государственный Камерный Оркестр имени Кара Караева, под управлением Теймура Геокчаева и Государственная Хоровая Капелла Азербайджана под управлением Гюльбаджи Имановой , делают все возможное для этого и на высочайшем профессиональном уровне ! Хочется пожелать Ильхаму, несмотря на все тернии судьбы и сложности жизни оставаться верным выбранному пути .Это нужно Азербайджану ! Это нужно Искусству !

    Thumb up 0 Thumb down 0