Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Дело жизни

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 25 апреля 2014

Интеpвью с диpектоpом Государственного музея музыкальной культуpы Азеpбайджана Аллой Байрамовой

Дело жизниРояль, на котором играл Муслим Магомаев-старший, тар Ширина Ахундова, датированный 1908 годом, роскошная шаль оперной певицы Фатьмы Мухтаровой, в которой она выступала в роли Кармен, балетные туфельки первой азербайджанской балерины Гамяр Алмасзаде, серебряный подстаканник, подаренный Гурбану Примову Узеиром Гаджибейли, рукописи Кара Караева, раритетные печатные издания и многое-многое другое – всего, что хранится в Государственном музее музыкальной культуры Азербайджана, не перечислить.
“Музей для меня – хорошая школа жизни, в которой я приобрела широкие знания и особое, трепетное отношение к прошлому и настоящему нашей страны. Я начала работать здесь сразу же после окончания консерватории, прошла все этапы постижения профессии и никогда не сомневалась в правильности своего профессионального выбора”, – утверждает директор Государственного музея музыкальной культуры Азербайджана, заслуженный работник культуры Алла Байрамова.
Доктор философии по искусствоведению, автор около 50 научных публикаций, член Союза композиторов Азербайджана, председатель Государственной экспертной комиссии по музыкальным инструментам, член правления Международного комитета музеев музыкальных инструментов, соучредитель Международной ассоциации музыкальных музеев и коллекций, завкафедрой английской филологии Западного университета – все эти составляющие деятельности Аллы ханум Байрамовой выдают в ней человека пытливого, безгранично влюбленного в дело, которое стало неотъемлемой частью ее жизни.
- Не удивляйтесь, но первоначально наш музей располагался в нескольких кельях двухэтажного Караван-сарая, находящегося в Ичери шехер. Здесь, в маленьких комнатушках, в нарушение всех норм хранились экспонаты, представляющие историческую и художественную ценность, – вспоминает Алла ханум. – В то время мало кто знал, что в Баку есть Музей музыкальной культуры, и где он находится. Нам ничего другого не оставалось, как решать проблему экспонирования коллекции путем организации передвижных выставок.
Проведение таких мероприятий было ответственным делом, так как приходилось вывозить из стен нашего “музея” экспонаты-подлинники. Мы устраивали выставки на Нефтяных Камнях, в пионерских лагерях, учебных заведениях, Академии наук, а также во многих городах бывшего Союза, включая такие отдаленные, как Москва, Тюмень, Архангельск, и тем самым вносили свой вклад в дело пропаганды национального музыкального искусства.
Но мысль о достойном помещении для нашего музея не покидала меня. Идя по городу, я старалась увидеть и даже почувствовать подходящее для нас здание. И вот наконец мы нашли по тем временам именно то, что было нужно. В центре города по улице Рашида Бейбутова, 5 располагались декорационные мастерские Русского драматического театра. В силу своей специфики эти мастерские внешне имели, мягко говоря, неопрятный вид, который совершенно не соответствовал нормативным требованиям центральных улиц. Пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться передачи этого здания музею.
С момента переезда у Музея музыкальной культуры началась новая жизнь, отмеченная его самым активным участием во многих творческих мероприятиях как у нас в стране, так и за рубежом. А самое главное – у музея появилась постоянно действующая экспозиция. Хочу особо подчеркнуть: в буквальном смысле постоянная, так как наш музей работает без выходных. Музейная коллекция постоянно пополняется новыми экспонатами, и, откровенно говоря, для постоянно растущего музея отведенное под него помещение стало уже тесным, перенасыщенным.
- Какова структура музея?
- Помимо “головной” экспозиции, к нам примыкают три филиала. Это постоянно действующая выставка азербайджанских народных музыкальных инструментов, расположенная в квартире, где проживал Ахмед Бакиханов, Музей-квартира Вагифа Мустафазаде и, наконец, наш третий филиал – Музей-квартира Ниязи, который был создан после смерти выдающегося дирижера и его супруги Хаджар ханум. В этом году Музей Ниязи отмечает свой 20-летний юбилей. Его открытие, приуроченное к Дню национальной музыки, состоялось 18 сентября 1994 года. Событийность происходящего была подчеркнута присутствием Гейдара Алирза оглу Алиева, который, несмотря на серьезную занятость, всегда находил время для того, чтобы выразить свое уважение памяти людей, оставивших неизгладимый след в истории страны.
- В сокровищницах вашего музея хранится, видимо, бесценный материал?
- Наша коллекция, действительно, представляет огромную ценность. Здесь оживает история музыкального искусства Азербайджана. Автографы и личные вещи наших корифеев, музыкальные инструменты, уникальные фотодокументы, печатные издания – порой кажется, что все эти предметы сохранили в себе энергетику своего времени и тех людей, которым они принадлежали. А собранные в архивах музея афиши, программы, рецензии, аннотации! Ведь все это – летопись нашей национальной культуры.
- Алла ханум, как вы оцениваете роль Музея музыкальной культуры в пропаганде и популяризации азербайджанского искусства за рубежом?
- Наш музей – участник многих международных проектов. К примеру, мы входим в интерконтинентальную музейную сеть, объединяющую музеи стран Азии, Латинской и Центральной Америки, Африки и Европы. Показательно и наше участие в акциях Международного совета музеев (ICOM), основное направление деятельности которого заключается в содействии развитию музейного дела во всем мире. Как член этой организации я лично участвовала в ряде ее проектов и, в частности, в ХI Межправительственной сессии Комитета по реституции (возвращение странам культурных ценностей, незаконно вывезенных с их территорий – Р.А.), проходившей в Пномпене (Камбоджа). В моем выступлении в рамках этого мероприятия был отмечен факт расхищения 22 музеев и 10 картинных галерей, расположенных на оккупированных армянскими агрессорами территориях Азербайджана. Эта информация получила широкий резонанс с откликом в зарубежной прессе. Тем самым в очередной раз внимание широкой общественности было привлечено к проблеме, которой Азербайджанский национальный комитет ICOM уделяет особое внимание с самого момента своего основания.
- Что вы можете сказать о взаимодействии с профильными музеями музыкальной культуры зарубежных стран?
- В наше время обособленность недопустима, она мешает развитию, не позволяет предвидеть перспективу. Мы давно сотрудничаем со Всероссийским музейным объединением имени М.И.Глинки и Санкт-Петербургским музеем театрального и музыкального искусства, но эти связи до определенного времени не носили систематического характера. В 2010 году был реализован грандиозный проект “Шедевры ЮНЕСКО в Москве: азербайджанский мугам”, который прошел под патронатом Фонда Гейдара Алиева. Именно тогда был подписан договор о сотрудничестве со Всероссийским музейным объединением имени М.И.Глинки, вслед за этим последовало учреждение Международной ассоциации музыкальных музеев и коллекций, в которую в настоящее время входят 47 музеев стран СНГ.
Убедительным примером межгосударственного взаимодействия музейных организаций может служить и с большим успехом проведенная выставка “Азербайджан-Россия. Музыкальные параллели”. С нашей стороны были представлены экспонаты, связанные с российской музыкальной историей. В свою очередь, Россия и Беларусь показали все, что имеется в их музейных фондах по Азербайджану. В результате такого подхода каждая из сторон оказалась в выигрышном положении, так как смогла познакомиться с неизвестными страницами своей музыкальной истории. Даже одного такого факта достаточно, чтобы понять пользу подобных международных проектов по культуре.
В настоящее время в нашем музее ведется подготовка к тематической выставке “Страницы истории музыкального театра”, открытие которой состоится в Москве в октябре. Участие в таком мероприятии создаст определенные условия для дальнейшего интегрирования азербайджанского музыкального театра в общую историю театрального искусства как достояние мировой культуры.
- Алла ханум, было бы интересно узнать об одном из последних по времени проекте Ассоциации музыкальных музеев и коллекций, в котором вы приняли участие.
- Этот проект предполагал знакомство (на профессиональном уровне) с деятельностью 15 самых значимых музыкальных музеев и коллекций Австрии и Германии, к числу которых относятся музеи: Моцарта – в Зальцбурге, Баха – в Лейпциге, Генделя – в Галле, музеи Листа, Вагнера и Жана Поля (единственный немузыкальный музей) в Байройте, отдел музыкальных инструментов Национального музея Германии в Нюрнберге и другие. Все эти музейные организации объединяет важнейший фактор: острая ориентированность на то, чтобы вызывать интерес у посетителей, сделав ознакомление с экспозицией музея как можно более увлекательным. Для этого прибегают к самым разным способам подачи материала: от простых, нехитрых придумок до самых сложных на основе цифровых технологий. Здесь есть чему поучиться – я все внимательно изучила, записала, сфотографировала, сняла на видео. Более того, мне удалось встретиться с изобретателями и изготовителями всех этих занимательных придумок, облегчающих доступ к коллекциям и знаниям о них.
- Работа в музее и ваша научная деятельность как-то связаны между собой?
- Безусловно. Целенаправленный поиск подлинных документов прошлого, сбор документальной информации, касающейся настоящего времени, – важные аспекты деятельности Музея музыкальной культуры, требующие пристального научного исследования. Так, в Историческом архиве Санкт-Петербурга мне посчастливилось отыскать ряд ценных документов Узеира Гаджибейли и привезти в Баку их цветные копии в натуральную величину. Среди них – дело ь796, включающее свидетельства о рождении Узеир бека, об окончании Закавказской педагогической семинарии, о его бекском происхождении (датировано 1897 годом), подписанное поэтессой Натаван – дочерью карабахского хана Мехтигулу, несколькими беками и агаларами города Шуша. Кроме того, среди привезенных в Баку документов – прошения Узеира Гаджибейли о приеме в Санкт-Петербургскую консерваторию для изучения теории композиции (от 25 ноября 1913 года) и для изучения игры на органе (от 4 января 1914 года), а также паспортная книжка, выданная 14 июня 1912 года с последней записью в ней от 25 мая 1913 года.
Эти материалы даже в копиях представляют несомненный интерес. Они, с одной стороны, подтверждают некоторые известные нам факты биографии композитора, а с другой – ставят перед нами ряд вопросов, и, в частности, почему столь важные документы остались в Санкт-Петербурге и не были востребованы Узеир беком. Можно только предположить, что Гаджибейли по какой-то причине, уезжая, не смог забрать их или рассчитывал вернуться для продолжения образования, но из-за Первой мировой войны и революций не смог. А позже, уже в советское время, намеренно “забыл” о них, опасаясь привлечь внимание к своему бекскому происхождению.
Поиск и изучение письменных источников и прочих артефактов, свидетельствующих о жизни и творчестве выдающихся азербайджанских музыкантов и об истории азербайджанской музыки, привели нас в фонограммархив Института литературы Российской академии наук, известного как Пушкинский дом, где были выявлены звукозаписи азербайджанского фольклора 1920-х годов, собранные в разных районах республики. Благодаря Министерству культуры и туризма Азербайджана они были закуплены и переданы в наш музей. Теперь трогающие до слсз голоса простых сельских жителей: женщин, мужчин, стариков, детей, сто лет назад исполнивших эти народные и ашугские песни, мугамы, хранятся у нас. Меня особо радует, что в настоящее время Музей музыкальной культуры Азербайджана является активно действующей организацией, в которой страницы национальной истории “оживают” под воздействием звучащей музыки. Здесь проводятся концерты, симпозиумы, конференции, творческие встречи, презентации новых изданий и дисков. По установленному графику вот уже почти шесть лет проводит свои заседания Клуб любителей классической музыки. При музее функционирует уникальный ансамбль старинных инструментов, который приобрел популярность не только в нашей стране, но и за ее пределами, где он часто гастролирует. А это значит, что музей живет и работает во благо сохранения и развития нашей культуры.
- В плане работы, что может “соперничать” с вашей преданностью музейному делу?
- В моем случае речь пойдет не о “соперничестве”, а о мирном сосуществовании и триединстве музейного дела, науки и педагогики. С 2006 года я преподаю в Западном университете, где заведую кафедрой английской филологии и веду (на английском языке) предметы, связанные с культурой, искусством и литературой. Приобретенный за время работы опыт позволил мне разработать специальный курс по искусствоведческому переводу, которому, кстати, нигде более в Азербайджане не учат. Английскому, как и музыке, меня начали учить с детства, когда обращение к иностранному языку еще не стало повальным явлением. Из опыта детских и студенческих лет мне очень пригодились в жизни и активные занятия спортом – плаванием и художественной гимнастикой, которые оказали влияние на формирование таких черт характера, как выносливость, терпение, нацеленность на победу. Оценивая годы работы, могу констатировать, что мои научные интересы были стимулированы тем кладезем знаний и той энергетикой, которую несут в себе музейные коллекции, связанные с богатой историей азербайджанской музыки.
Сегодня в центре моих научных разработок стоит тема музыкально-литературных связей в азербайджанской культуре. В скором времени выйдет из печати моя монография “Поэмы Низами Гянджеви в контексте взаимоотражения искусств”. Попутно отмечу, что тема взаимодействия различных искусств за рубежом чрезвычайно актуальна, что подтверждается, в частности, активной деятельностью Мировой ассоциации изучения взаимосвязей слова и музыки (WMA), Международного комитета музеев литераторов и композиторов (ICLM), членом которых я также являюсь. На конференции ICLM, проведенной в Рио-де-Жанейро и посвященной теме “Город в искусстве и литературе”, я выступила с докладом “Баку в творчестве и воспоминаниях музыкантов и литераторов”, который был встречен участниками конференции с искренним интересом. Специально для этого выступления я сделала поэтический перевод на английский язык знаменитого стихотворения Сергея Есенина “Прощай, Баку”. А сейчас работаем над литературно-музыкальной композицией, посвященной 450-летию Уильяма Шекспира. В этом проекте задействованы музей и Западный университет.
Я неоднократно убеждалась в том, что в моей работе ничто не проходит бесследно, здесь больше не параллелей, а пересечений: условно говоря, одно подпитывает идеями другое, другое стимулирует третье, а энное может оказаться в высшей степени полезным в совершенно неожиданном ракурсе. Так что, кто знает, какими еще дополнениями может пополниться моя творческая биография. Во всяком случае, в будущее я смотрю с огромным интересом.

Дело жизни
оценок - 4, баллов - 4.50 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.