Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дашнаки на службе у германской разведки”

Опубликовано:19:16 11/02/2014

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Петера Камсаракана

(Продолжение. Начало в предыдущих номерах издания)

Соглашение представителей СД с лидерами дашнаков в Бухаресте
Через несколько дней Фольхайм и Хеттль сообщили мне, что для переговоров с Араратьяном и Дро вместе со мной в Бухарест поедут Хаген и Фольхайм. Вопрос о приезде НЖДЕ в Бухарест, который, по их мнению, был бы также весьма желателен, было решено обсудить на месте в Бухаресте, так как я объяснил затруднения, которые могут возникнуть по этому поводу. Араратьян и Дро, в особенности последний, явно хотели добиться монопольного положения партии дашнаков при сотрудничестве с немцами. Обусловившись с Фольхаймом и Хагеном в ближайшее время выехать в Бухарест, Хеттль и я уехали из Берлина в Вену.
В начале апреля Фольхайм и Хаген прилетели из Берлина в Вену, и я присоединился к ним для дальнейшего полета в Бухарест. Мы совершили эту поездку нормальным рейсом в самолете общества “Люфтханза”. На аэродроме мы были встречены уполномоченным VI управления Большвингом, который под видом сотрудника Германского посольства постоянно находился в Бухаресте. Для того чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, Фольхайм и Хаген поместились в отеле “Амбассадор”, а я – в отеле “Унион”.
На следующий день состоялось первое совещание немцев с представителями дашнаков. Оно происходило у Араратьяна на квартире. С немецкой стороны присутствовали Фольхайм, Хаген и я, от армян-дашнаков – Араратьян и Дро. Араратьян и Дро зачитали нам полученный из центрального бюро дашнакской партии ответ, в котором давалось благословение и согласие на сотрудничество и давались полномочия представителям дашнаков в Румынии действовать на переговорах по их усмотрению. В частном разговоре Араратьян сообщил мне, что этот ответ был получен Дро на его запрос, который он послал после первого разговора со мной в Каире. Таким образом, Араратьян и Дро подтвердили нам свое согласие поставить партию дашнаков на службу Германии в соответствии с указанием своего центра. В целях конспирации работы СД Фольхайм сообщил Араратьяну и Дро, что они ведут с ними переговоры от имени Министерства иностранных дел Германии. Араратьян и Дро были этим заверением весьма удовлетворены.
На этом совещании Фольхайма особо интересовал вопрос о наличии дашнакских комитетов или отдельных представителей дашнаков в Советской Армении. Он указал присутствующим на то, что для Германии особенно важно получить подробную информацию о Советском Союзе. На эти вопросы Фольхайма Дро и Араратьян ответили, что они через свои дашнакские комитеты в различных странах смогут давать информацию также и о Советском Союзе.
Араратьян рассказал нам, что по поручению дашнакской партии он еще в 1918 году организовал, при помощи своих единомышленников, сохранение бакинских нефтепромыслов от разрушения их немцами и турками, и передал эти промыслы в целости и сохранности оккупировавшим Баку английским войскам. На протяжении всего последующего времени он всегда помогал англичанам, но в настоящее время пришел к заключению, что только Германия способна действительно оказать реальную помощь их партии.
Араратьян спрашивал, чем еще они могут быть полезны немцам и что они хотели бы от дашнаков.
Все присутствующие были ходом обсуждения весьма довольны и после заверений со стороны представителей дашнаков Араратьяна и Дро в благожелательном отношении к гитлеровской Германии и вообще к немцам, первое совещание было окончено. Для решения практических вопросов сотрудничества дашнакской партии в интересах Германии было решено встретиться на следующий день вновь, подготовив со стороны каждой из договаривающихся сторон практические предложения по сотрудничеству, условия по совместной работе и отдельные пожелания. После совещания Хаген еще раз советовался со мной, насколько искренне заявление дашнаков в желании сотрудничать с немцами. Он обратил мое внимание на то, что, по его мнению, Дро по своему характеру и поведению не вызывает какого-либо сомнения, в то время как с Араратьяном, как с более искушенным в политике, следует вести себя осторожно.
Я не разделял этих опасений Хагена и был уверен, что и Дро, и Араратьян будут служить вместе с их партией верой и правдой немцам, что в дальнейшем и подтвердилось всей практической работой.
На следующий день мы собрались вновь на квартире у Араратьяна. Кроме уже перечисленных лиц, принимавших участие в первом совещании, присутствовал также уполномоченный VI управления в Румынии Большвинг, на которого возлагалось в дальнейшем получение всей разведывательной информации от Дро и Араратьяна в Бухаресте, после нашего отъезда. Фольхайм сообщил пожелания немцев, которые сводились примерно к следующему:
Дашнаки обязаны были во всех странах, где они имеют свои комитеты, собирать интересующую Германию информацию и передавать их немцам. Прежде всего, желательно было получение информации о Советском Союзе, армии Вейгана в Сирии и из мест, имеющих особое стратегическое значение, в частности, Хагена особо интересовала разведка в странах Центральной Америки и Англии. Было указано, что дашнаки обязуются в особо важных случаях поддерживать непосредственный контакт с немецкими представителями в этих странах и поддерживать действия немецких представительств.
Араратьян от имени организации дашнаков выразил полное согласие с желаниями немецкой стороны, высказав со своей стороны следующие пожелания: в случае войны с Турцией Германия дает согласие на отторжение от нее армянских земель, причем как минимум указывалась линия Карс-Ардаган, а в качестве максимума “линия Вильсона”. В случае войны с Советским Союзом Германия обязуется создать самостоятельное Армянское государство, включающее в себя как советскую, так и Турецкую Армению. Само собой разумеющимся было то, что в этой Армении правительственной партией будут являться дашнаки. Пожелания дашнаков были изложены в краткой записке, которую имел Араратьян. В ней говорилось также, что на востоке граница Армении должна быть расширена за счет Азербайджана, восточнее границ Нагорного Карабаха, а расширение Армении на севере должно идти за счет Грузии, путем присоединения Борчалинского уезда. Других каких-либо пожеланий принципиального характера со стороны представителей дашнаков высказано не было.
Немцы, в частности, Хаген, относились к этим пожеланиям, как к незаслуживающим какого-либо серьезного внимания, и поэтому возражений относительно будущей Армении сделано не было. Они считали эти предложения не имеющими практического значения.
Фольхайма и Хагена интересовали вопросы, связанные с практической организацией разведывательной работы и, в частности, размер необходимых сумм для оплаты отдельных дашнаков и дашнакских комитетов.
Араратьян, не желая в какой-либо мере пугать немецких представителей и не будучи твердо уверенным в финансовых возможностях немецких представителей, сообщил, что пока им деньги не нужны, но когда будут поставлены определенные, отдельные задачи, то на это потребуются суммы, о величине которых можно будет договориться в каждом отдельном случае. Эта позиция дашнаков в финансовом вопросе произвела на немецких представителей весьма благоприятное впечатление.
Впоследствии в Бадене Фольхайм говорил, что это был первый случай в его практике, когда немецкой разведке оказывалось такое доверие и не ставились условия выдачи вперед денег. На этом же совещании Араратьян сообщил Фольхайму, что хотя до сих пор численность армии Вейгана установить не удалось, но что по имеющимся у них сведениям она достигает примерно 50000 человек, а данные, опубликованные в печати, заведомо преувеличены.
Дашнаки обещали немедленно начать давать информацию через Большвинга, который должен был регулярно заходить за ней к Араратьяну. Когда Хаген и Фольхайм высказали пожелание, чтобы и Нжде принимал участие в переговорах, Дро и Араратьян объяснили им, что по партийным соображениям они это сделать не могут, так как он исключен из партии, а они официально представляют партию дашнаков. На этом же совещании было обусловлено, что немцы ни с кем из других армянских организаций, кроме дашнаков, работу проводить не будут. Со своей стороны Дро и Араратьян заверили нас, что дашнакские организации будут впредь работать исключительно с организацией, которую мы представляем. В заключение Фольхайм, выразив полное удовлетворение достигнутой договоренностью, заявил, что доложил обо всем в Берлине и сообщит Араратьяну и Дро в случае, если будет необходимо приехать для оформления договоренности в письменном виде. До отъезда Дро дал торжественный обед в честь приехавших гостей и благополучного завершения переговоров. На этом обеде, который состоялся у Дро на квартире, на бульваре Фердинанда, присутствовали Фольхайм, Хаген, Большвинг, Дро и Араратьян, последние два со своими женами, и я. Было выпито много вина и произнесено большое количество тестов за успешное сотрудничество немцев с дашнаками, за процветание Германии и здоровье Гитлера. Хаген долго вспоминал этот обед, говоря, что никогда в своей жизни он не ел в таком количестве вкусных и изысканных вещей.
(Продолжение следует)

“Дашнаки на службе у германской разведки”
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.