Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дашнаки на службе у германской разведки”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 13 февраля 2014

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Петера Камсаракана

(Продолжение)

Переговоры в Париже с уполномоченным дашнаков по Западной Европе Джамальяном
В начале июня 1940 года в Вене Хеттль передал мне задание гауптштурмфюрера Хагена, ведавшего в VI управлении Францией, срочно попытаться еще раз установить связь с лидером дашнаков Джамальяном, находящимся в Париже. Хагену необходима была информация о положении во Франции в связи с развитием военных действий на западном фронте, так как в то время бои во Франции шли в полном разгаре, а Германия готовилась к решительным операциям.
Основываясь на мнении Дро и Араратьяна, я считал, что Джамальян, безусловно, будет работать с нами и выполнит это задание немцев. Для выполнения этой задачи я снова поехал из Вены в Милан к уполномоченному дашнаков в Италии – Арзуманьяну для того, чтобы проверить, не поступали ли ему какие-либо известия от Джамальяна из Парижа. В Милане Арзуманьян не мог мне сообщить чего-либо нового, но посоветовал съездить в Рим к грузинскому князю Дата Вачнадзе, сотруднику Джамальяна по “Армяно-грузинскому союзу”, о котором в свое время рассказывал мне сам Джамальян. Князь Вачнадзе, которого я до этого лично не знал, незадолго до этого посетил Арзуманьяна, также пытаясь установить связь с Джамальяном. Вачнадзе жил тогда на вилле “Марина” около Рима, принадлежавшей его двоюродной сестре Франзони, жене итальянского посланника в Лиссабоне. В Риме я выяснил, что Вачнадзе не удалось установить связь с Джамальяном, и он не имеет от него сведений с начала войны. Князь Вачнадзе познакомил меня впервые с доктором Хайк Тер-Оханьяном, армянином-дашнаком, живущим постоянно в Берлине. Доктор Хайк Тер-Оханьян тоже искал связи с Джамальяном. Он ездил в Рим, как я выяснил позже от него самого в Берлине, являясь агентом Министерства иностранных дел Германии, по заданию последнего.
Небезынтересно отметить, что доктор Хайк Тер-Оханьян занимался архивными исследованиями и подбором дашнакской литературы для того, чтобы доказать немцам, что партия “Дашнакцутьюн”, вопреки общеизвестным фактам, не была английской агентурой и раньше уже была настроена прогермански. Не получив желаемой связи с Джамальяном, я вернулся в Вену.
После окончания французского похода и занятия Парижа немцами Араратьян вызвал меня в Бухарест. Не помню точно, ездил Фольхайм тогда вместе со мной туда или нет.
В Бухаресте Араратьян просил меня добиться непременно встречи с Джамальяном для того, чтобы и его, как руководителя западноевропейского сектора дашнакской партии, включить в сотрудничество с немцами. Поскольку имелось решение дашнакского центрального бюро о работе с немцами, у него была полная уверенность в том, что Джамальян одобрит их действия в этом направлении и примет сам активное участие в последующем сотрудничестве.
Араратьян и Дро считали, что вместе с Джамальяном они являются полновластными представителями партии дашнаков для всей Европы. Они просили организовать им поездку в Париж для того, чтобы поставить в известность местную организацию дашнаков о решении центрального бюро по вопросу сотрудничества с немцами. По этому поводу я ездил в Берлин к Фольхайму, который дал согласие на организацию встречи Дро, Араратьяна и Джамальяна, и было решено, что я лично съезжу за Джамальяном в Париж. С этой поездкой вышли некоторые затруднения, которые возникли благодаря тому, что Хаген, находившийся после занятия немцами Франции, в Париже, не доверял Джамальяну и французской секции армян – дашнаков, на основании архивов и актов 2-го разведывательного бюро французского генштаба, которые попали немцам. Хаген не без основания подозревал дашнаков в двуличной политике, а Джамальяна – в связи с французской разведкой. На мои настоятельные представления по этому вопросу с угрозой того, что дашнаки вообще перестанут давать информацию, если им не оказывать доверия (а это было как раз после бессарабской истории), Фольхайм в конце концов дал свое согласие на доставку Джамальяна в Берлин.
В конце августа 1940 года я прибыл в Париж, остановился в отеле Лувр, где меня встретил один из молодых офицеров-порученцев, который передал указание выехать мне в город Бордо, где в то время находился Хаген. На следующий день в сопровождении офицера-порученца, мы выехали на автомашине в Бордо к Хагену, где он руководил в то время опорным пунктом VI управления СД.
Наша встреча состоялась в доме Индо-китайского общества, который он занимал, и мне удалось его убедить в абсолютной надежности дашнаков в настоящее время, да и самого Джамальяна в пригодности их для сотрудничества с нами. Согласившись со мной Хаген дал необходимые указания через своего начальника, уполномоченного VI управления в Париже штурмбанфюрера Кнохена, все же высказав мне некоторые опасения в том, что Джамальян связан с французской разведкой, так как организованный им в свое время “Армяно-Грузинский союз” был явно инспирирован французами.
Я вернулся в Париж и разыскал Джамальяна по адресу, который он в свое время мне сообщил, находясь проездом в Вене. Он жил на одной из маленьких улочек в районе как-будто порта Версай. Я застал его дома, так как он был не совсем здоров и познакомился с его семьей, – женой, дочерью и сыном Армиком, служившим лейтенантом во французской армии. Он очень поразился моему приезду.
Я подробно информировал Джамальяна об установившемся контакте немцев с дашнакской партией в лице Дро и Араратьяна в Румынии, обрисовал ему цели и задачи этого сотрудничества, направленного прежде всего против Советского Союза, рассказал ему о том, что в Румынии по этому вопросу получено согласие центрального бюро дашнаков в Египте и обрисовал ему ход практического сотрудничества дашнаков с немцами. Когда я ему сообщил о получении согласия центра на сотрудничество дашнаков с немцами, он сказал мне, что сам находился в это время в Египте и по этому вопросу будет говорить лично с Дро и Араратьяном.
Со своей стороны он рассказал мне, что находясь в то время в Египте, французы в лице одного полковника второго бюро обращались к нему с предложением использовать его влияние среди дашнаков и других армян, для того, чтобы активизировать приток в создаваемый при участии французской разведки армянский легион в составе Вейгановской армии. Этот факт подтвердил мне правоту опасений Хагена о том, что Джамальян и его ближайщие сотрудники из дашнаков во Франции являлись французскими агентами. Джамальян сообщил мне, что он отказался выехать в Бейрут для участия в организации армянского легиона. Свой отказ он объяснил мне тем, что уже тогда, видел успешное развитие для Германии военно-политических событий: ему было ясно, что Германия победит союзников, и он не хотел принимать участие в бесперспективном деле.
Сейчас, находясь в Париже, он также считает, безусловно, правильным организацию самого тесного сотрудничества дашнаков с немцами, но хотел-бы практические вопросы этого сотрудничества обсудить лично с Араратьяном и Дро, в особенности с последним, которого он, безусловно, считал авторитетом, в особенности по военным вопросам, а также и с немцами.
Джамальян выразил свое согласие выехать в Берлин для встречи с Дро и Араратьяном.
После разговоров с Джамальяном я получил в управлении СД в Париже у доктора Кнохена необходимые документы для въезда Джамальяна в Германию. Так как он имел нансеновский паспорт, которым пользоваться, конечно, при этой поездке было неудобно, ему был выдан пропуск для проезда через границу под видом переводчика, находящегося на службе германских учреждений. 10 сентября мы выехали из Парижа в Берлин, и я прямо с вокзала доставил его в Бюро к Фольхайму. Фольхайм распорядился, во избежание недоразумений выдать Джамальяну германский паспорт, и он поселился у своих родственников в Берлине. Оставив Джамальяна в Берлине я, по указанию Фольхайма, вернулся в Вену.
(Продолжение следует)

“Дашнаки на службе у германской разведки”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: История | Новости

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Cлужит нацистам это преступление и те кто служил Гитлеру, поддерживал его геноцидиальную политику однозначно преступники. Героизировать этих подонков тоже преступление и аморально. Гитлеру служили многие предатели и идейные нацисты.Но эти преступники героизированы в ряда странах, где их “героизм” освещен в учебниках, им посвящены песни, установлены их памятники, в их честь учреждены государственные награды. К их памятникам организованно ведут школьников. Что это? Неужели так можно?
    Посмотрите на Эстонию, Латвию, Украину и Армению. Самое аморальное ситуация сложилась в Армении, где на государственном уровне генералы Вермахта героизировались, сами государственные и религиозные деятели ежегодно отмечают их день рождения, солдатам и офицерам вручаются медали , учрежденные в честь нацистских генералов Гарегина Нжде и Драстамата Кананьяна (Дро), им установлены многочисленные памятники. И без угрызения совести заявляют, что типа они по заданию дашнакской партии были командированы к Гитлеру. для спасения армян от турков, якобы собирались истреблять армян. Лучшего не придумаешь.

    Thumb up 0 Thumb down 0