Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дашнаки на службе у германской разведки”

Опубликовано:21:30 12/02/2014

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Петера Камсаракана

(Продолжение. Начало в предыдущих номерах газеты)

Соглашение представителей СД с лидерами дашнаков в Бухаресте
Закончив переговоры, Хаген выехал первым поездом в Берлин, дав мне перед своим отъездом указание подробно проверить финансовое положение Араратьяна и выяснить вопрос, не занимается ли он спекуляциями, так как он все еще ему не доверял. Я тогда же установил, что Араратьян владеет небольшим нефтеносным участком, как будто в районе Тырговиште, и его финансовое положение достаточно устойчиво.
Со стороны Дро мне были высказаны опасения в том, будут ли ему немцы полностью доверять, так как один из его компаньонов по фирме был евреем. Он просил в случае, если зайдет об этом разговор, заверить немцев в том, что он в ближайшее же время отделается от него. Как я впоследствии установил, Дро, спустя несколько месяцев, действительно разошелся со своим компаньоном – евреем. Спустя дня два или три Фольхайм и я выехали в Вену.
При одной из встреч с Хеттлем в конце июня 1940 года я поинтересовался ходом работы с дашнаками в Румынии. Так как мне предстояли дальнейшие встречи с лидерами дашнаков, Хеттль сообщил мне по этому вопросу примерно следующее: после достигнутого соглашения в Бухаресте Дро и Араратьян сразу же начали давать представителю VI управления в Румынии Большвингу имеющуюся у них разведывательную информацию. В большинстве своем эта информация носила местный характер и включала сведения, которые они получали от приезжавших из-за границы дашнаков и других армян. Эти донесения, по словам Хеттля, шли из Бухареста прямо в Берлин к Фольхайму, который первоначально был ими не очень доволен. Примерно дней за десять до занятия Бессарабии Советской Армией Дро передал сообщение Большвингу о том, что на границе с Румынией сконцентрированы советские войска и будет произведена операция по занятию Бессарабии. По вине Большвинга это сообщение попало из Бухареста в Берлин лишь за семь дней до занятия Бессарабии. В Берлине, по всей видимости, Фольхайм этому сообщению не придал должного значения, не доверяя полностью дашнакам, и считал это “уткой”. Когда же это событие свершилось и Бессарабия была занята советскими войсками, в VI управлении все были поражены хорошей осведомленностью дашнаков и досадовали, что так небрежно отнеслись к этому сообщению. При этом из последующих моих встреч с Дро я попытался установить, от кого им была получена эта информация, но он не назвал мне своего источника, чрезвычайно гордился этим сообщением и возмущался немцами, что они так небрежно относились к столь ценным материалам, видимо, не доверяя еще достаточно дашнакам.
Касаясь этого случая, Дро высказал мнение, что теперь-то немцы будут им доверять. Дро говорил мне также во время этого разговора, что им было передано еще одно не менее важное сообщение в Берлин о концентрации советских войск в районе Черновиц, где, как он выразился, советские войска “собирают кулак”. Во всяком случае, Дро и Араратьян гордились этими двумя сообщениями и при каждом удобном случае напоминали об этом Фольхайму. Возможно, что эти сообщения и послужили затем главной основой для немцев в их отношении к дашнакам, которых они с тех пор стали ценить и относительно им доверять. О том, что немцы действительно доверяли дашнакам, я установил при последующих встречах с Дро и Араратьяном, которые рассказывали мне о выполненных ими заданиях для немцев на протяжении лета 1940 года, после достигнутого соглашения в Бухаресте.
Немцев чрезвычайно интересовало в это время положение в нефтяных районах Румынии, состояние нефтедобычи и переработки нефтепродуктов, оборудование отдельных промыслов, наличие запасов нефти и другие вопросы из этой области.
Поскольку Румыния еще не стала решительно на сторону нацистской Германии и Кароль II находился у власти, немцы прилагали все усилия для того, чтобы укрепить свои позиции в стране. По заданию Большвинга Дро и Араратьян выяснили возможности скупки отдельных участков, где производилась добыча нефти, которую немцы предполагали произвести через своих подставных лиц.
Несколько позже, видимо, когда уже был решен вопрос о захвате Румынии при помощи внутренних волнений, организуемых железногвардейцами, или при помощи дипломатического нажима, Дро и Араратьян занимались разработкой по заданию Берлина, как они мне сообщили впоследствии, необходимых мер против саботажа на нефтепромыслах, в особенности, принадлежащих англо-американским компаниям, для того чтобы эти промыслы в целости и сохранности достались немцам.
Другим не менее важным для Германии практическим заданием, выполненным дашнаками в Румынии, была продажа на протяжении лета 1940 года бриллиантов и других драгоценных камней, которые немцы захватили в оккупированной ими Голландии. Продажа этих ценностей не могла быть произведена открыто в силу того, что эти ценности были получены в результате ограбления частных лиц, фирм и государственных фондов захваченной страны. Бриллианты средней и небольшой величины, которые не могли бы вызвать толков об их происхождении, дипломатическим багажом доставлялись в Бухарест к уполномоченному СД Большвингу, который передавал их затем Дро и Араратьну для нелегальной продажи. Об этой операции мне рассказывал сам Дро, причем он подчеркивал, что Большвинг был весьма доволен их работой, так как они давали весьма “хорошую” цену и из идеалистических побуждений якобы не оставляли у себя никаких комиссионных, в чем, по-моему мнению, можно было сомневаться.
Это весьма деликатное поручение еще раз подчеркивало, что в практической работе у немцев с дашнаками был установлен контакт, основанный на полном взаимном доверии, и дашнаки с готовностью выполняли любое поручение своих новых хозяев.
К этому же периоду времени, т.е. к лету 1940 года относится задание, полученное мною от оберштурмбанфюрера Фольхайма, начальника отдела “Ц” VI управления СД, подобрать подходящие для СД кандидатуры для поездки в Советскую Армению на предстоящие выборы католикоса всех армян. В связи с этим заданием я выехал к Дро и Араратьяну в Бухарест, посетив также Нжде в Софии. Ни дашнаки, ни Нжде не смогли предложить для этой поездки кого-либо из своих сторонников, в отношении которых была бы уверенность, что Советский Союз даст им въездные визы, о чем я и сообщил по возвращении в Берлин Фольхайму.
В связи с успешным завершением установления контакта с дашнаками и получения от них практически ценных, серьезных разведывательных донесений о Советском Союзе, меня, как создавшего эту связь, считали полезным человеком, о чем мне Фольхайм неоднократно заявлял лично.
(Продолжение следует)  

“Дашнаки на службе у германской разведки”
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.