Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дашнаки на службе германской разведки”.

Опубликовано:19:20 10/02/2014

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Камсаракана Петера

(Продолжение. Начало в номере “Зеркало” от 7 февраля 2014 года.)

Предварительные переговоры с дашнаками в Бухаресте
В конце февраля 1940 года я получил задание от Хеттля выехать в Софию для того, чтобы подобрать армян, подходящих для сотрудничества с немцами, и, в частности, связаться с Нжде и руководителями партии дашнаков.
Партия “Дашнакцутюн”, состоящая из армян – эмигрантов, проживавших за границей, имела в основном антисоветскую линию и вела борьбу против СССР и Турции, имея целью воссоздание Великой Армении из земель Советской и Турецкой Армении. Первоначально она ориентировалась на Англию и Францию, но была готова менять свою ориентацию в любую сторону и служить всякой разведке в ее борьбе с Советским Союзом и Турцией.
Эта характеристика партии дашнаков была мне известна по тем историческим материалам, с которыми мне удалось познакомиться до своей поездки. Выполняя поручение Хеттль, я прежде всего посетил НЖДЕ, который проживал в то время в Софии, на улице царя Бориса, N92. Я рассказал ему подробно о своей миссии и выразил надежду, что он, как друг Германии, безусловно будет приветствовать установление связи армян с немцами для совместной борьбы с англо-французским влиянием на Ближнем Востоке. Нжде рассказал мне о своем выходе из партии дашнаков, но одновременно сообщил, что принимать какое-либо решение о сотрудничестве с немцами он один не хочет, и мне необходимо повидать одного из лидеров дашнакской партии, его близкого друга Араратьяна, проживавшего в Бухаресте. Кроме того, он сообщил мне, что в Бухаресте проживает другой лидер партии дашнаков-генерал Дро-Канаян. Нжде написал для меня рекомендательное письмо Араратьяну и выразил надежду что при теперешнем политическом положении дашнаки изменят свою англо-французскую ориентацию и будут заинтересованы в установлении контакта с немцами.
Из Софии я направился в Бухарест к рекомендованному мне Нжде одному из руководителей дашнакской партии в Румынии Саркису Араратьяну, жившему в Бухаресте на улице Цефирулци, дом N1. Он принял меня у себя на квартире в небольшом одноэтажном домике. Я передал ему рекомендательное письмо Нжде и сообщил подробно о своей миссии. При этом разговоре я прямо поставил вопрос о том, что немцы интересуются армянами, желая получить от них разведывательную информацию о Сирии и Турции, боясь, что англо-французские силы захватят богатые районы Кавказа, в которых была кровно заинтересована Германия. Араратьян, нухинский армянин, понаслышке знал моего отца, также родившегося в г.Нуха. Араратьян целиком согласился с моими предложениями, заявив мне, что, безусловно, Германия в настоящее время является силой, с которой необходимо считаться, и было бы весьма важно, чтобы партия дашнаков установила самую тесную связь с немцами. Араратьян фактически уже тогда дал мне принципиальное согласие на сотрудничество с немцами, но считал, что этот вопрос он один решить не может, и мне надлежит связаться с одним из руководителей партии дашнаков Дро, о котором мне уже сообщил Нжде.
Араратьян произвел на меня впечатление весьма солидного человека, реально оценивающего обстановку и вполне подходящего для нас.
Моя встреча с Дро состоялась в его конторе на бульваре Братиану. Он являлся совладельцем одной небольшой нефтяной фирмы. Я сообщил ему о своем посещении Нжде и Араратьяна, и что я приехал по поручению немцев для установления сотрудничества с дашнаками. Дро заявил мне, что он чрезвычайно рад этому предложению, считает его вполне приемлемым, но хотел бы посоветоваться по этому вопросу лично с Араратьяном.
Спустя два дня я встретился с Дро и Араратьяном на квартире последнего, и при этой встрече они сообщили мне, что стоят за сотрудничество партии дашнаков с немцами, и что они сами готовы на такое сотрудничество, но хотели бы вести переговоры непосредственно с немцами для практической организации совместной работы. Одновременно они сообщили мне, что для окончательного решения этого вопроса они должны запросить центр своей партии и получить разрешение на ведение переговоров и практической работы с немцами. Они уполномочили меня вести переговоры в Берлине по организации встречи от их имени и просили, если на работу с ними будет дано согласие, приехать с немцами в Бухарест для окончательного решения всех деталей совместной работы. За то время, пока я съезжу в Берлин, они, безусловно, получат ответ от своего центрального бюро. Несколько позже от Нжде и Араратьяна мне стало известно, что так называемое центральное бюро дашнакской партии находится в Египте, и к нему принадлежат: Рубен Тер-Минассян, Симон Врациян, Наварсартьян, доктор Оханджанян и Дро. Руководящую роль в этом центральном руководстве дашнакской партии, по их словам, занимал Рубен Тер-Минассян, который поставил его на службу англичанам. Еще в 1935 году на съезде партии в Египте Тер-Минассян при помощи англичан устранил своих противников, которым не были даны въездные визы, от участия в съезде. Это было с самим Нжде. В партии он фактически занимал авторское положение. Его ближайшим соратником являлся Симон Врациян, постоянно проживавший в США. Наварсартьян и доктор Оханджанян какой-либо самостоятельной политической роли в составе руководства дашнакской партии не играли, во всем подчиняясь Тер-Минассяну. Я поставил перед Дро и Араратьяном вопрос о привлечении к сотрудничеству с немцами и о необходимости его участия в предстоящей встрече с немцами также Нжде. Дро решительно воспротивился этому, заявив, что поскольку Нжде исключен из партии, переговоры от имени дашнаков будут вести они, а если немцы хотят сотрудничать с Нжде, то дашнаки категорически отказываются от работы с ними.
Я поручил Араратьяну и Дро собрать интересующую нас информацию относительно армии Вейгана. Араратьян подробно познакомил меня с деятельностью партии дашнаков, рассказав о наличии у них местных партийных комитетов, которые могут также быть использованы при сотрудничестве с немцами. Он сообщил мне, что Джамалян, проживающий в Париже, является уполномоченным партии дашнаков для Западной Европы. Араратьян и Дро просили меня постараться связаться с Джамальяном с тем, чтобы и его привлечь к сотрудничеству с немцами. Они считали сотрудничество Джамальяна весьма важным, так как под его руководством проводилась работа дашнакских комитетов в странах Западной Европы.
Переговорами с лидерами партии дашнаков я остался вполне доволен, так как они шли на сотрудничество с немцами значительно охотнее, чем это можно было предполагать. Их не интересовали какие-либо принципиальные вопросы, они видели в Германии силу, при поддержке которой рассчитывали обосноваться на руководящих постах в Армении.
В конце марта 1940 года я вернулся из Бухареста в Вену и доложил Хеттлю о результате моей поездки. По его указанию мною была составлена подробная докладная записка о дашнаках и результатах моих переговоров с лидерами этой партии Араратьяном и Дро. В этой докладной записке я изложил историю организации, описал его деятельность до Первой мировой войны и националистическую борьбу против царской России и султанства Турции, террористическе акты до и после войны против турецких сановников, участие в руководстве восстания курдов в Турции и антисоветскую деятельность этой партии после мировой войны. При этом я указал на то, что партия дашнаков вела вооруженную борьбу против Советской России и при помощи Англии пыталась создать свое государство. Не удержавшись у власти, дашнаки на средства Англии поднимали восстание своих сторонников в 1920 году для уничтожения советской власти. Организация провела ряд террористических актов, в том числе убийство Таалат-Паши, бывшего министра внутренних дел Турции, Джамал-Паши, бывшего военного министра Турции, и ряда других лиц. Находясь в эмиграции, дашнаки издавали антисоветскую литературу, отрицая советский строй и стараясь воспитывать армянскую молодежь в антисоветском националистическом духе.
Со слов Араратьяна мною были перечислены комитеты дашнаков в ряде стран и указано на наличие руководящих центров дашнакского движения в Париже и в Египте. Я указал, что среди руководящих дашнаков идет непрерывная борьба за власть и существуют различные организации, и что, в частности, Нжде со своей группой откололся от партии, являясь сторонником фашистской идеологии, полностью ориентирующимся на Германию.
Дашнаки между двумя мировыми войнами являлись, главным образом, агентами Англии и Франции, и проводили активную антисоветскую работу.
Как я убедился, в настоящее время лидеры дашнаков, с которыми мне пришлось вести переговоры – Араратьян и Дро, ввиду теперешнего политического положения и стремления играть определенную политическую роль вполне готовы сменить своих хозяев и сотрудничать с немцами. Дро и Араратьян считали, что Германия ведет борьбу за справедливый передел мира и было бы очень хорошо, если бы армяне при помощи немцев получили бы определенные выгоды. Они надеялись при помощи Германии добиться урегулирования спорных вопросов армян с турками. я Дашнаки продаются более сильным, сохраняя лишь свою основную линию – антисоветскую, без изменений. В своем докладе я их представил, таким образом, как террористическую организацию, настроенную антисоветски и антитурецки, готовую служить интересам немцев, так же, как они это делали ранее на службе у англичан и французов.
Я сообщил об их желании запросить свое центральное бюро по этому вопросу для того, чтобы получить принципиальное разрешение на сотрудничество дашнакской партии с немцами. При этом я указал, что сомневаться в надежности дашнаков при современной мощи Германии не приходится.
Благодаря наличию их комитетов во многих странах, можно было бы использовать эти каналы для получения широкой информации, имея дело не с отдельными случайными людьми, а с целой, довольно хорошо организованной партией. В заключение я сообщил, что Араратьян и Дро просили дать им возможность встретиться непосредственно с официальными представителями Германии для заключения контракта.
Хеттль, как он мне сам сообщил, на основании моих материалов составил сообщение для своего начальства в Берлине. Результатами моей поездки он был доволен и выражал радость по поводу того, что организацию дашнаков удастся, видимо, поставить на службу Германии. Через несколько дней он сообщил мне, что едет в Берлин и берет меня с собой для личного доклада по вопросу о дашнаках. В последних числах марта мы прибыли в Берлин и остановились вместе с Хеттлем в Кайзеротеле на Фридрихштрассе. На следующий день мы посетили хауптштурмфюрера Хагена, работавшего в отделе “Б” (Западная Европа) VI управления СД. Встреча состоялась в его служебном помещении VI управления, которое размещалось в зданиях Главного управления имперской безопасности на Вильгельмштрассе. Хагена интересовала возможность использовать дашнаков для получения информаций о Вейгановской армии в Сирии и других разведывательных данных об Англии и Франции.
На следующий день я был принят начальником VI управления Главного управления имперской безопасности – бригадефюрером Иостом. Иост принял меня в своем кабинете в одном из блоков, примыкающих ко дворцу принца Альбтрехта. В 1941 году его сменил на этой должности штандартерфюрер Шелленберг. На приеме у Иосте кроме меня? присутствовали: обертштурмбамфюрер Фольхайм – начальник отдела “Ц” (СССР, Ближний и Дальний Восток), хауптштурмфюрер Хаген из отдела “Б”, хауптштурмфюрер Ванек, реферант по Румынии из отдела “Е” (Балканские страны, Венгрия и Италия) и хауптштурмфюрер Хеттель – уполномоченный VI управления СД в Вене.
На совещании Иост поставил мне ряд вопросов относительно армян, проживающих за пределами Советской Армении, и о партии дашнаков. Он интересовался наличием в отдельных странах дашнакских комитетов и возможности через них получения интересующих немцев информаций. Его интересовал также вопрос-насколько можно положиться на отдельных армян и дашнакскую партию. Я кратко доложил ему содержание моей докладной записки, сообщив, что Араратьян и Дро при настоящем положении вещей безусловно будут ориентироваться на Германию, рассчитывая в будущем извлечь для себя из этого сотрудничества определенную выгоду. Внешне дружественные отношения, существовавшие в это время между Германией и Советским Союзом, их не смущали, так как они не верили в их искренность. Хорошие отношения Германии с Турцией они надеялись при условии, если немцы действительно заинтересованы в работе с дашнаками, использовать в своих интересах.
После моего доклада о дашнаках и ознакомления с этим вопросом Иоста было принято решение использовать дашнаков в интересах Германии.

(Продолжение следует)  

“Дашнаки на службе германской разведки”.
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.