Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дашнаки на службе германской разведки”

Опубликовано:19:19 19/02/2014

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Петера Камсаракана

(Окончание. Начало в предыдущих номерах газеты)

Передача дашнаков из СД в распоряжение Абвера
В августе 1941 года Хеттль дал мне указание выехать в Бухарест и привезти в Берлин Араратьяна и Дро, что и было мною выполнено. Мы поместили их опять в отеле “Континенталь”. Через несколько дней примерно в конце августа, состоялось короткое совещание в одном из салонов отеля “Континенталь”, которым руководил Иост, начальник VI управления. На совещании присутствовали доктор Грефе, доктор Эм, Хеттль, два не знакомых мне офицера в штатском от Абвера, я и представители дашнаков Араратьян, Дро и Вахан Папазьян. Насколько мне помнится, Джамальян к этому времени уже умер в Париже.
Иост, проводивший совещание, после кратких вступительных фраз о дашнаках и взаимоотношениях, установившихся с ними, сообщил, что ничего не имеет против того, чтобы в настоящее время, в условиях войны с Советским Союзом, работу с дашнаками проводили представители вооруженных сил (“Вермахта”) и надеется, что эта работа послужит интересам обеих заинтересованных сторон.
Грефе заявил, что, поскольку теперь идет война, в первую очередь теперь принимаются военные интересы и придется дашнаков отдать Абверу.
По всей видимости, Араратьян и Дро потребовали от представителей Абвера в Бухаресте организации официальной передачи, которая и была им обещана.
Сразу же после заявления Иоста, Дро удовлетворенно сказал:”Ну, вот это и передача”. Представитель Абвера выразил надежду, что сотрудничество партии дашнаков с военными будет тесным и соответствовать интересам сторон в их борьбе против общего врага, т.е. прежде всего против Советского Союза.
СД не предполагало окончательно порывать с дашнаками и считало их сотрудничество с Абвером временным явлением. После этого соверщания Грефе распорядился поместить Араратьяна, который был в то время болен, на некоторое время на одну из вилл СД, помещавшуюся на Аахорналле, где он находился, занимаясь лечением, в течение двух недель.
В связи с военными успехами немцев Дро и Араратьян старались высказать немцам свои мнения о будущем государственном устройстве Кавказа. Араратьян считал, что из состава трех самостоятельных государств – Армении, Грузии и Азербайджана – немцы должны создать Федеративное государство под своим протекторатом. Дро с этой мыслью был вполне согласен, но считал, что в состав этого федеративного государства должны быть включены также и богатые районы Северного Кавказа.
При участие Грефе были организованы встречи дашнаков – Дро, Араратьяна и Вахана Папазяна – с будущим германским наместником всего Кавказа Шикеданцем (Арно Шикеданц – ред.), балтийским немцем, ведавшим всеми вопросами кавказских народностей в восточном министерстве Розенберга. Прием прошел хуже, так как, по всей видимости, ни Шикеданц, ни его ближайшие сотрудники не собирались в какой-либо мере делить свою власть с дашнаками в случае завоевания ими Кавказа. Араратьян при этом случае передал Шикеданцу антисоветскую брошюру об армянах в Советской России, обвинявщую СССР в предумышленном уменьшении их численности по сравнению с другими народностями Закавказья. Передавая брошюру, Араратьян просил Шикеданца не забыть службу дашнаков немцам.
При обсуждении будущего государственного устройства Закавказья дашнаков весьма смутило намерение немцев, которое я им сообщил со слов Грефе, объединить в единое административное управление дашнаков и все народности Кавказа. В этой связи Дро считал, что немцы их недостаточно ценят, так как они дашнаки, делают для них все, что в их силах, а взамен не получают даже никаких гарантий.
Оберштурмбанфюррер Грефе при случае говорил мне, что такого народного человека, как Араратьян, можно будет, пожалуй, в будущем назначить бургомистром какого-либо большого города Армении. Это мнение Грефе Араратьяна очень расстроило, так как он считал, что его следует назначать в будущем, по крайней мере, министром.
Впоследствии Араратьян мне рассказал, что инициатором в работе с военной разведкой является Дро, который все время настаивал на активной работе против Советского Союза. Он вел всяческие интриги против Араратьяна, заявляя представителям Абвера, что Араратьян – штатский человек, ничего не понимающий в военном деле и служащий ему помехой. После успехов немцев на Востоке Дро заявлял, что настал час и ему стать знаменитым во главе с партией дашнаков. Он твердо верил, что немцы займут Кавказ, а он, Дро, вместе с дашнаками, впереди всех, вступит в Армению. Последний раз по делам я виделся с Дро в ту осень 1941 года в Берлине. Он взял себе в помощники и переводчики армянского коммерсанта Давидханьяна, с которым они вместе посещали управление Абвера на Тирпиц Уфер. Давидханьян постоянно жил в Берлине.
О дальнейшей деятельности Дро и партии дашнаков я знаю лишь со слов Араратьяна, с которым неоднократно встречался в Бухаресте вплоть до самой его смерти в августе 1943 года.
В 1941 году Дро набрал себе несколько человек, главным образом парижских армян, а также дашнаков из Бухареста, в числе которых были Арутюн Арутюнян и Саркис Саркисян. Как мне рассказывал в Бухаресте Араратьян, Дро часто ездил на Восточный фронт, где через своих людей собирал разведывательную информацию о Советском Союзе. По словам Араратьяна, Дро очень гордился своим сотрудничеством с немцами и предвкушал, что ему в будущем обеспечено руководящее положение в Армении. Он все время стоял за безоговорочное сотрудничество с немцами.
На местных выборах в 1942 году в партийный комитет партии дашнаков Румынии Дро победил Араратьяна, поставив своего человека в руководство комитета. По настоянию Дро Араратьяну запретили в течение одного года заниматься политическими и общественными делами.
Несмотря на свою работу с Абвером, дашнаки не порывали связи и с VI управлением СД. Дро неоднократно заходил к Грефе и после того, как я был мобилизован в 1942 году в армию, по его рекомендации Грефе принял на работу в VI управление сына Аршака Джамальяна – Армика Джамальяна. Уже находясь в Абвере, мне от Хеттля в январе 1943 года стало известно о том, что Армик Джамальян с группой других армян-дашнаков был направлен СД на Северный Кавказ для разведывательной и пропагандистской работы.
Работая после своего призыва в армию в Абвере, я неоднократно встречался с Нжде и Араратьяном, а также с другими армянами в Бухаресте и Берлине. В это время дашнаки провозили с фронта в Бухарест большое количество различных ценностей и торговали ими.
Как рассказывали мне Нжде и Араратьян, дашнакский отряд Дро не столько занимался рискованными операциями по получению разведывательной информации, сколько, главным образом, грабежами среди мирного населения в целях самообогащения. Большая часть ценностей, видимо, попадала к самому Дро. Со слов одного молодого бухарестского армянина, фамилию которого я в настоящее время не помню, Дро весной 1944 года перевел на свою настоящую фамилию – Канаян – из Румынии в Швейцарию, в банк “Швейцарский Кредитанштальт” сто тысяч швейцарских франков.
Таким путем дашнаки вознаграждали себя за работу с немцами с молчаливого согласия германских организаций.
VI управление СД оплачивало обычно дашнакам их расходы, связанные с поездками по нашему заданию, оплата же разведывательной деятельности дашнаков происходила через представителя VI управления СД в Бухаресте Большвинга, которому они передавали разведывательный материал.
Ввиду того, что в 1942 году я был призван в армию и находился в распоряжении отдела Абвера “I Луфт” в Вене и работал по заданию этой организации, главным образом с армянами-сторонниками Нжде, входившими в его группу “Расисты”, дальнейшие подробности службы партии дашнаков у немцев мне были не известны.
В январе 1943 года я вновь находился на службе VI управления СД, будучи прикомандирован туда Абвером по просьбе Грефе. Хотя тогда я также больше не занимался дашнаками, но связь с ними продолжал поддерживать.
Весной 1943 года мы считались с возможностью, что нам придется вести военные действия в Турции. В связи с этим я обратил внимание Хеттля на такой важный фактор в Турции, каким являются курды. По указанию Хеттля мною была составлена докладная записка, в которой указывалось на возможность использовать курдов для борьбы с турками. Я сообщал о сотрудничестве курдской организации “Хуйбуйн” с дашнаками и указывал на Араратьяна, как на подходящего человека для связи с курдами. Главный специалист по организации восстаний курдов Гаро Сассуни находился в то время в Египте. При помощи курдов можно было в Турции подготовить обстановку для воздушного десанта и парализовать сопротивление турок при помощи дашнаков и курдов. Хеттль передал эту записку германскому генералу Глайзе Хорстенау, находившемуся тогда в Загребе. Этот доклад, как мне рассказал Хеттль, попал генерал-полковнику Модлю, который его прочел и сказал, что при надобности он будет использован.
В июле 1943 года Араратьян спешно вызвал меня в Бухарест и сообщил мне, что к нему обратился один человек с предложением предоставить интересный разведывательный материал при условии обеспечения его паспортом какой-либо нейтральной державы. Я передал в Берлине Хеттлю предложение Араратьяна, и он согласился устроить необходимый документ при условии ознакомления хотя бы с частью предлагаемой информации. В это же время я получил в Берлине телеграмму от близкого человека Араратьяна – молодого армянина Каракашяна о том, что Араратьян при смерти. По указанию Хеттля я немедленно вылетел в Бухарест, застал Араратьяна еще живым, но фамилию интересующего нас человека от него получить не удалось. Он умер 7 августа 1943 года.
Кроме того, что дашнаки были связаны с VI управлением СД и Абвером, они работали также с восточным министерством, возглавлявшимся Альфредом Розенбергом и министерством пропаганды под руководством Геббельса. В восточном министерстве, в отделе, занимавшемся кавказскими национальностями, работал Гюль-Ханданян, сын весьма известного руководителя дашнакской партии в Париже и, кроме того, еще один молодой дашнак-армянин, фамилия которого у меня не сохранилась в памяти. В своей работе они полностью контактировали с армянами-фашистами группы Заргарьяна, работавшими также в этом министерстве. Эта деятельность вполне одобрялась руководством партии дашнаков в Европе, и Дро стремился захватить как можно больше должностей в этом министерстве для своих сторонников. В министерстве пропаганды сотрудничал один газетный работник под псевдонимом Пайкар, дашнак – армянин, который был устроен туда при содействии Аршака Джамальяна.
Желая убедить меня в своей привязанности к немцам, сам Аршак Джамальян рассказывал мне в разное время о своих связях с германским министерством иностранных дел, которые были у него еще задолго до начала Второй мировой войны. Он был в близких отношениях с графом фон дер Шуленбургом и с рядом других лиц.
Заключение
Изложенные мною факты подтверждают полностью работу партии “Дашнакцутюн” на службе СД и Абвера с согласия и ведома центрального бюро этой партии. Мне вспоминается одно агентурное донесение, с содержанием которого меня познакомил доктор Эм. Это донесение поступило в конце 1941 года, т.е. в разгар сотрудничества партии дашнаков с германской разведкой. В этом донесении сообщалось, что английская разведка подозревает дашнаков в связи с немцами и на основании этого ограничила свои связи с египетским центром дашнакской партии. В этом же донесении говорилось о том, что руководители дашнакского центрального бюро в Каире стараются всячески сгладить этот провал, изображая сотрудничество партии дашнаков с немцами, как личные действия отдельных членов партии. То, что это было маневром со стороны руководителей партии дашнаков, изложено в моих показаниях. Эти мои показания основываются исключительно на фактах, известных мне по моей работе в германской разведке с 1940 года по момент пленения 25 августа 1944 года. Правдивость всего вышеизложенного я заверяю своей личной подписью.
Петер Камсаракан,
солдат бывшей германской армии, бывший сотрудник VI управления Главного управления имперской безопасности и отдела “I Луфт” Абвера.
21 октября 1948 года.
Верно: майор А.Ипатов

“Дашнаки на службе германской разведки”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.