Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Чяпиш” (“КОЗЛЕНОК”)

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 02 мая 2014

Быль

Чяпиш (КОЗЛЕНОК)У старой Щойли было пятеро сыновей… Нелегка была ее вдовья судьба… Еще молодой 30-летней женщиной осталась она без мужа, который неожиданно погиб при странных обстоятельствах. Пятый сын ее еще был в утробе матери, так что отца он совсем не видел…
Когда началась война, двух старших сыновей Щойля проводила на фронт. Старшего Гасана не дождалась; говорили, что он пропал без вести, и до конца дней своих старая женщина так и не знала, молиться за здоровье своего первенца или читать по нему “Ясин” (заупокойную молитву). Второй сын – Али – вернулся-таки, хоть и калекой – без одной ноги… Но для матери было все равно, здоров ее сын или убогий; самое главное – живой…
А покалеченный Али, несмотря на свою ущербность, сразу же нашел свое место в жизни… Золотые руки были у него; он великолепно разбирался в технике и, хотя окончил до войны лишь семь классов, знал законы физики и механики, так что без работы не остался.
После трудных, голодных военных лет нужно было восстанавливать сельское хозяйство. Но к тому времени вся механизация в родном селе пришла в полную негодность, работать на машинах ведь было некому… Одни старики, женщины да малые дети оставались дома, всех мужчин забрала война. И вот Али нашлась работа в МТС – там он ремонтировал тракторы и комбайны, возвращая селу надежду на будущее. И дома без дела не сидел, кому что починить надо было, все – начиная с утюгов, швейных машин “Зингер”, чайников, примусов и все прочую незатейливую домашнюю утварь несли в дом Щойли, чтобы вечерком Али подремонтировал, подпаял, смазал, почистил… Али по натуре человек был добрый и отзывчивый и поэтому зачастую за свою “сверхурочную работу” денег не брал… На селе его уважали и уже никто не замечал, что парень-то безногий…
Спустя какое-то время Щойля решила женить своего сына, поскольку теперь он оставался дома за старшего. (Первенцу она так и не успела сыграть свадьбу, война помешала!) И решила мать искать подходящую невесту. Она ведь понимала, что за калеку не каждая согласится пойти. Да и какие родители девушки не захотят, чтобы жизнь их дочери была благополучной? А калека? Что он сможет дать? Долго думала мать, и, наконец, ей посоветовали женить Али на девушке из соседнего села.
Шахсяням была взрослой незамужней девушкой, о таких в народе говорят – старая дева. Как будто в насмешку назвали ее “Царская красавица” – ни умом, ни красотой ее природа не наделила… Да еще и характер не сахар – сварливая, грубая, неотесанная, вечно всем недовольная и, как оказалось позже, еще и подлая… Мягкий по характеру Али намучился с благоверной, когда все слова были исчерпаны, он руку стал прикладывать. Бил ее беспощадно, а она на своем стоит – “Молоко черное и все!” Не раз упрекал парень свою матушку за то, что она его сделала несчастным… Но, как говорится, что сделано, то сделано… Терпел Али… Сначала потому, что мать уговаривала, мол, “ты калека, кто за тебя еще пошел бы!” Потом ради сына терпеть стал. Мальчик был хорошенький, только очень слабенький и болезненный. Назвал его Али именем своего отца – Гусейном. Но даже материнство не смягчило характер Шахсяням, она как будто еще более ожесточилась, и вместо материнской ласки ребенок получал только больные щипки да подзатыльники. Всю свою злость она срывала на бедном ребенке. Никак не могла смириться с тем, что за калеку ее замуж выдали.
А Али хоть и был инвалидом, к тому времени уже и квартиру отдельную от государства получил (как ветеран войны) – пусть однокомнатную, но собственную. Обжился там, неплохо зарабатывал, так что не только на хлеб, но и на масло и мясо хватало, руки то ведь золотые были…
Но однажды Али стало плохо. Прямо с работы товарищи отвезли его в больницу в город. Выяснилось, что осколок от разорвавшейся мины (еще в те времена, когда он был на фронте), постепенно передвигаясь по внутренностям, поднялся к сердцу, и возникла большая угроза для жизни Али. Узнав о том, какая опасность грозит ее сыну, мать не могла найти себе места. Она перевезла к себе сноху и внука на то время, пока Али не будет дома…
А жена, вместо того чтобы посочувствовать мужу и свекрови, радовалась, что наконец избавится от нелюбимого человека…
Уступив просьбе старой женщины, председатель колхоза разрешил ей поехать в город на старой бортовой машине. Долго сидела она у больничной койки сына и не находила слов утешения. Да и Али был немногословен, только попросил: “Ай, ма, берегите моего сына!” Вся в слезах, без всякой надежды ушла Щойля из больницы, ее довезли до дома… Но там ждал ее сюрприз куда горше, чем то, что она увидела в больнице…
Еще по дороге домой Щойлю беспокоило какое-то смутное чувство тревоги. Она и сама не могла объяснить, что происходит. Все ее тревоги были связаны с Али, который сейчас на больничной койке боролся за свою жизнь. Слова врача немного успокоили бедную женщину. Как всякая женщина, она любила своих сыновей, и мысль о потере еще одного ребенка нестерпимой болью отзывалась во всей ее сущности. Но человек в белом халате заверил ее, что вернет ей сына живого и здорового!..
Бедная старая вдова даже представить себе не могла, какую горечь придется ей испытать…
Только женщина сошла из кабинки “полуторки”, как из соседней калитки выбежала босоногая соседка, молодая женщина – мать троих детей:
- Тетя Щойля, тетя Щойля! Наконец-то ты вернулась, а я уже и не знала, что мне делать! Твоя невестка оставила у меня Гусейна и уехала, сказав, что тоже едет навестить мужа, но до сих пор не вернулась. Целый день ребенок ничего не ел! Я его только подслащенным чаем поила, а матери все нет и нет…
- Куда она уехала?!
- Сказала, что в больницу…
- Странно, я ей предлагала поехать со мной, но она не согласилась…
- Не знаю, тетя Щойля… Ребенок у меня… Плачет, надрывается.
- Неси его ко мне.
Соседка принесла малыша и отдала бабушке. А та, ничего не подозревая, внесла его в дом. Дом был пуст… Шкатулка, в которой хранились деньги, и то небольшое золотое приданое, которое подарила она на свадьбу невестке – пару сережек, колечко и золотые бусы, называемые “наргиля”, была пуста… А вместо этого в ней лежал клочок бумаги, на котором неровными каракулями было начертано: “Твой сын все равно умрет! Ни он, ни его щенок мне не нужны! Я еду устраивать свою жизнь…”
Только теперь до сознания женщины дошло, что ее невестка совершила подлость – бросила дитя и больного мужа на произвол судьбы…
Ребенок истошно кричал. Щойля не знала, что делать, ведь он еще был совсем маленький и ничего, кроме материнского молока, не ел. “О, Всемилостивый и Милосердный Аллах! За что мне такое? Вразуми, дай мне силы! Как же мне теперь растить этого сиротку?” Женщина, заливаясь горькими слезами, сетовала на свою судьбу, проклинала саму себя, нерадивую невестку и свою горькую долю… Но слезами ведь горю не поможешь… Вдруг в приоткрытую дверь “айна бяндя” (застекленную прихожую) заглянула хозяйская коза. Белая козочка жила в этом доме давно – еще с начала войны. И как бы ни было голодно, ни у кого из домочадцев рука не поднялась зарезать животное, чтобы съесть. В “благодарность” за это козочка ежедневно исправно давала молока – совсем не много, но этого оказалось достаточно, чтобы прокормить маленького сынишку Али…
Вымыв сосцы козы, бабушка подложила к ним малыша, и тот присосался. А умное животное, как будто осознавая, какая ответственность выпала на ее долю, смиренно легла на землю. Так малыш, сам того не подозревая, обрел потерянную “маму”. Долго еще кормила коза своего “приемного сына”, и за мальчиком закрепилась кличка “Чяпиш”, то есть “Козленок”…

“Чяпиш” (“КОЗЛЕНОК”)
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Новости | Природа

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.