Знаменитая мастеpская и Она…

На днях пройдет вторая «вертикальная» и пятая профессиональная выставка замечательной московской бакинки и яркой художницы Ирины Эльдаровой. Наш корреспондент встретился с ней в знаменитой мастерской и побеседовал о творческих планах художницы.
— Ирина ханум, я увидела вашу картину «Богомол» в Интернете, и на столько » впечатлилась», что напросилась к вам на интервью. Спасибо, что согласились.
— Я рада вашему приходу, как раз сейчас готовлю новую персональную выставку, и мне есть, что рассказать вам и читателям. Это вторая подобная «вертикальная» выставка моих работ в Баку. «Вертикальная» выставка по адресу, где расположен всем известный Дом художников в Баку, в первый раз удивила всех, кто получил приглашение. Выставки в собственных мастерских у нас в городе еще никто не устраивал. Меня на такую выставку вдохновили московские «квартирные» выставки, где только автор сам себе «выставком». С первого этажа до последнего и далее через коридор между мастерскими всюду весят картины: большие и маленькие, разные… Это настолько интересно и необычно, что гости часами разгуливают по этажам, балконам и собственно по самому помещению мастерской, рассматривая мои работы.
— Хорошо, а в чем собственно ее отличие от обычных профессиональных выставок художников?
— Одно из главных — это желание показать людям «кухню», то, как получается собственно картина — эскизы, наброски, вариации. В мастерской хранятся все картины мастера, удачные и неудачные, а это еще одна возможность посмотреть на свое творчество глазами других людей. Этот «аттракцион», который я называю «свет в конце тоннеля», есть тот самый момент, когда художник дистанцируется от своих работ, и у них начинается новая «взрослая» жизнь. Миссия художника божественна, о ней не нужно много говорить. Она словно бесконечный поиск золотоискателя, который среди огромного промытого песка может обнаружить слиток, а, может, его и не найти.
— Ваша художественная мастерская — это мастерская, где работал и творил выдающийся азербайджанский художник Саттар Бахлулзаде. Это вас как-то обязывает?
— Да. По воле судьбы несколько лет назад я оказалась в этой волшебной мастерской. Тоже в ноябре — практически, как и сейчас, — очень напряженно шла подготовка к моей большой выставке «Здравствуй! Это — я». Мне катастрофически не хватало места…. Мастерской у меня не было, и я готовилась дома. Можете представить, что это было? И вот в какой-то из немногих оставшихся дней до выставки я посмотрела вокруг себя и ужаснулась. Выставка точно будет провалена, я не смогу в маленьком «пошаговом» пространстве разместить большие работы, а я люблю «помахать» руками… Причем, когда я начинаю работу, то работаю сразу двумя — и левой, и правой! Я позвонила своей подруге Елене Ахвердиевой. И — уже через 30 минут — я вошла в это фантастическое пространство. В этот Храм искусства. Душа моя запела… Меня «здесь» встретили очень хорошо. Поначалу я и не знала, что это мастерская великого Саттара — чистой, неземной души. Но помощь стен я ощущала всегда. Мне кажется, уже так будет «пожизненно». Высота, творческая мощь тех великих художников, которые работали в этом «коридоре», обязывает. И великий Расим Бабаев, и Беюкага Мирзазаде, и Надыр Абдурахманов… С тех пор я здесь…
Ход моей жизни имеет свою «композицию». Активное творчество пришлось на позднюю «вторую» половину моей жизни.
…Мы с Муслимом вместе учились в Академии художеств, в Питере. Вспоминая это время, я завидую сама себе. Тогда — по всем законам классического искусства — сошлись в единую точку пространства все три составляющие. Мы (с позиции сегодняшнего) совсем-совсем молодые «взрослые» дети оказались в одном из лучших городов мира, мы — студенты Академии художеств, и, кроме того, — жизнь, как большой чистый лист. Нет особенных завоеваний, но и нет груза ошибок, все впереди. Мне в очередной раз повезло. Я стала женой Муслима. Позже родились дети — Айсель и Айтен. Мне пришлось вернуться домой, в Москву, в Суриковский институт. Перевестись в мастерскую книжной графики профессора Бориса Александровича Дехтярева
— Какая замечательная книжка, какие иллюстрации! Подождите, это же сказка «Кошкин дом» Самуила Маршака. А кто автор иллюстраций?
— Да, это удивительный художник-иллюстратор Юрий Васнецов. Он работал в манере русского народного лубка. Я вместе с сестрой-близнецом Мариной окончила в Москве престижную школу для особо одаренных детей, знаменитую МСХШ. Потом — учеба в Санкт-Петербургской академии художеств. Диплом получила, как выпускница Московского художественного института имени Сурикова, где под руководством известного мастера книжной графики профессора Бориса Дехтярева научилась оформлять полиграфическую продукцию. Борис Дехтярев и Юрий Васнецов — это высокая школа мастерства иллюстрации. После Суриковского я некоторое время работала в Издательстве детской литературы. Сегодня мой «роман» с книжной иллюстрацией имеет свое продолжение. Моя младшая дочь Айтен (Sofia) Эльдарова написала книгу «Гордая скрипка» («А proud Violin») в Лондоне на английском языке. Эту книгу я проиллюстрировала. Причем так, что юные читатели смогут раскрашивать иллюстрации книжки сами. Это была ее первая опубликованная работа. И — о чудо! — вы можете себе это представить, книга оказалась на всех витринах книжных магазинов по всей Оксфорд-стрит. Я очень люблю книжный отдел в знаменитом SELFRIDJES. Могли ли мы даже в самом лучшем сне увидеть, что там будет продаваться наша книга? Но это случилось! В короткое время «Гордая скрипка» вошла в список претендентов на получение Народной книжной премии, вручаемой Ассоциацией книгоиздателей. Теперь София Эльдарова — один из ярких начинающих современных детских писателей. Старшая же дочь Айсель также увлечена детской книжкой, у нее, возможно, самая богатая библиотека реалитетных, художественно иллюстрированных, очень редких детских книжек, полагаю даже, и не только в Азербайджане.
— Вернемся к вашей работе «Богомол». Когда я увидела ее, мне сразу бросилась в глаза яркая гамма красок, так живописно запечатлевшая обычное насекомое, которое летом можно встретить в любом городском дворе. Четкие контуры, вырисовывающие силуэт богомола, его сочно зеленый окрас и взгляд со слегка заметной улыбкой врезаются в память. Где вы увидели его?
— Он ночью залетел ко мне в мастерскую, немало напугав меня. Как обычно, поздно вечером я работала, готовила новую работу к выставке. Увлеченная процессом, я просто не сразу обратила внимание на залетевшее в открытую дверь балкона насекомое. Видимо, оно уже освоилось в помещение и начало проявлять активность. Вначале с потолка я услышала шелест крыльев, насекомое, совсем не стесняясь человека, летало прямо в мою сторону. От неожиданности, честно, я испугалась. А богомол спокойно приземлился рядом со мной и стал рассматривать меня. Вот таким я его и запечатлела. Глубокая ночь, и ярко-зеленое угрожающее, а может, и приветливое пятно богомола.
— Вам удалось передать и любопытство насекомого, и его настороженную агрессивность, скорее даже самооборону. Ирина ханум, а что это у вас, это Нефтяные Камни?
— Да, я задумала серию картин, посвященных Муслиму Магомаеву. На этой изображен концерт сборного музыкального ансамбля, который прилетел дать концерт перед тружениками морского месторождения. Действие происходит в далекие 60-е годы прошлого столетия. Я отобразила и одежду людей, и музыкальные инструменты, и эстакады того времени, и простую концертную площадку без эстрадной рампы. Посмотрите, море неспокойно, дует сильный северный ветер, волны забегают прямо под ноги оркестрантов, а они играют. Слушатели, собравшиеся на концерт, дружелюбно и приветливо их слушают, это видно по их лицам. Эта девушка уже аплодирует, а номер еще идет… Пять полотен будут составлять эту серию. Она пока в процессе подготовки. Видите на стенках мои пометки? Я пишу картину, потом могу ее отложить и начать писать другую. Но творческая мысль работает, вдруг неожиданно пришедший нюанс к оставленной картине, я сразу же фиксирую на листочке и вывешиваю рядом с картиной. Иногда это могут быть и стихотворные формы, иногда цитаты или афористические мысли, иногда просто два-три слова, понятные мне.
— А на Мэрилин Монро? Подождите, ведь рядом наш нефтяник, с такой классической шапкой, которую в народе называют «аэродром»…. Странная пара! Расскажите о картине.
— Эта картина из серии под названием «Девушки выбирают нефтяников». Это будет серия из нескольких картин, а первая из них была посвящена 20-летию нефтяной компании SOCAR. В начале весны с творческой группой я летала на Нефтяные Камни. Это была замечательная и интересная поездка. Я многое почерпнула для себя с профессиональной точки зрения. Увидела то, что раньше представляла лишь в своем воображении. Картина приняла участие в конкурсе, организованном SOCAR, но, увы, призового места она не получила, зато была отмечена серьезным вниманием зрителя. Люди подходили к картине, долго стояли, рассматривали, отходили к другим картинам и снова возвращались. Мне, как автору, это было приятно. На своем полотне я противопоставила два мира — Запад и Восток, яркую звезду западной культуры и мужественного, смелого покорителя морских глубин, который добывает нефть со дна сурового Каспия. Да, они — люди разных культур. Но кто не восхищался Мэрилин Монро в далеких 60-х годах ХХ века, ведь она была необычно привлекательна собой. А наши покорители морского дна также восхитили в те же годы весь мир. И поэтому это розовое сердечко между ними — намек на то, что здесь, возможно, могла бы быть любовь….
— Стал ли Баку для вас родным городом?
— Баку для меня любимый город. Здесь я ощущаю моменты ностальгии и по молодости, и по Муслиму… Я не могу жить без этого города. Я не могу жить без Муслима. Искусство спасает меня.
— Вы всегда были рядом с Муслимом, сейчас продолжаете вести его любимые проекты? Что они для вас значат?
— Когда в 1995 году Муслим решил заняться выпуском журнала «Каспий», он сказал мне, что я буду делать компьютерный дизайн журнала. Я ни слова не сказала, потому что сказать, что я не умею, — это не причина. Я научилась, я это сделала. Я старалась подходить к работе с большой ответственностью, это у меня в характере. Старалась как можно больше снять нагрузки с Муслима. Он всегда очень много работал, и я за него переживала. Он был настоящим! Настоящим сыном, настоящим мужем, настоящим патриотом. Об этом я когда-нибудь напишу книгу, она станет бестселлером — уверена.
— Ирина ханум, вернемся к творчеству. Недавно, 5 сентября, прошла ваша выставка в Sea Breeze. Среди ваших картин была выставлена и картина «Лабрадор». Такая красивая большая позитивная собачья морда. А где она сейчас?
— Здесь, в мастерской… Я вам ее сейчас найду. (Начинаются поиски картины. И что лично меня удивило, так это, с какой легкостью и знанием дела художница переставляет огромные и не очень картины. Попыталась помочь. Меня остановил жест). Я привыкла, пожалуйста, не беспокойтесь. Моя хрупкость с этим справляется (улыбается). Вот и она! Я очень люблю собак. Это тоже серия полотен. Приходите на мою вертикальную выставку, там вы их все увидите. Я вообще-то сторонник выставок одного полотна с обсуждением, с демонстрацией эскизов, набросков или серии картин, объединенных одной темой. Это интересно, это погружает в искусство, заставляет размышлять, сопоставлять, развивать творческий процесс.
— А когда будет выставка?
— Я хотела сделать ее в мой день рождения. Я по Знаку Скорпион, но это будет чуть позже — 22 ноября, Это также очень красивое число. Уверена, все получится!

By | 2013-11-15T20:06:20+00:00 15 ноября 2013|Комментарии к записи Знаменитая мастеpская и Она… отключены