Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Жизнь, прожитая в борьбе

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 07 июня 2013

Алимардан бек Топчибашев

Жизнь, прожитая в борьбе(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 4, 11, 18, 25 мая и 1 июня 2013 г.)
С первых дней 1922 года проживающие в Европе азербайджанские эмигранты и представители других республик Кавказа активно демонстрировали свои позиции, в частности, во время Каннского совещания союзников и более того, в ходе акцентированных на вопросы доступа к бакинской нефти конференциях в Генуе и Гааге. Жесткая позиция, занятая здесь правительствами кавказских республик в изгнании и в особенности Азербайджана, явилась сдерживающим фактором для стран Запада, склонных к экономическому сотрудничеству с Советской Россией. Так, будучи в Генуе, Алимардан бек от имени прибывших на конференцию представителей Азербайджанской Республики заявил, что Советская Россия не имеет права отдавать в концессию бакинскую нефть. На второй день конференции член азербайджанской делегации М.Магеррамов выступил в итальянской прессе и заявил, что большевики не имеют никаких полномочий продавать нефтяные месторождения, принадлежащие азербайджанскому народу. По его мнению, российский капитал не играл столь важную роль в нефтяной промышленности Баку, и богатые нефтью районы Абшерона должны принадлежать азербайджанскому народу, а также вложившим сюда капитал иностранным компаниям.
Приход к власти в 1924 году во Франции социалистов и лейбористов в Великобритании способствовал смягчению отношений этих держав с СССР. Во главе движения по признанию Советского Союза встала Великобритания, где после прихода к власти лейбористского правительства во главе с Рамсейем Макдональдом в январе 1924 года усилились тенденции к признанию СССР. В связи с этим Топчибашев в качестве главы делегации Азербайджана 31 января 1924 года за два дня до признания направил обстоятельный меморандум послу Великобритании во Франции Маркизу де Круа . В меморандуме делался экскурс в историю Азербайджанкой Республики, сообщалось о признании фактически существующей независимости Азербайджана со стороны правительства Его Величества короля и другими союзными державами 12 января 1920 года, а также об оккупации признанного Верховными Советом Мирной конференции государства Советской Россией. С учетом общего роста интереса международного сообщества к идее признания советского государства, копии этого меморандума были переданы Алимардан беком официальным представителям французского правительства, а также расположенным в Париже дипломатическим представительствам 29 государств, включая США, Италию, Японию, Швейцарию, Германию, Нидерланды, Бельгию и Испанию.
Среди первых шагов пришедшего к власти во Франции 14 июня 1924 года правительства Эдуарда Эррио было инициирование общественного обсуждения вопроса об установлении дипломатических отношений с Советским Союзом. Одним из первых, обратившихся к Э.Эррио после прихода к власти, был Алимардан бек, который 17 июня в своем письме к нему как премьер-министру и министру иностранных дел Франции обратил его внимание на ряд важных вопросов, связанных с Азербайджаном.
С началом в 1924 году движения по признанию СССР наступает тяжелый период для эмигрировавших из России представителей Азербайджана и других народов бывшей империи. Алимардан бек в силу финансовых трудностей вынужден был переехать в окрестности Парижа – в Сен-Клу. Оценивая это время, в середине апреля 1924 года он писал М.Расулзаде, сформировавшему второй центр азербайджанской эмиграции в Турции: “Если в период Мирной конференции (Парижская мирная конференция – Дж.Г.) ко всем нам относились с расположением и доброжелательностью, то после нее нас просто терпели, а после Лозанны это терпение стало переходить в многозначительное молчание”. Он отмечал, что “сперва Италия, а потом и правительство Великобритании вывели нас из списка дипломатических виз. Министерство иностранных дел Франции также хотело пойти на этот шаг, но нам удалось возобновить прежние правила. Однако, если завтра Франция признает Советы, то положение изменится к худшему”.
С установлением дипломатических отношений с СССР правительственные круги Франции стали менее заинтересованными в азербайджанской делегации. Теперь они хорошо понимали, что именно Москва обладает решающей ролью в определении торгово-экономических отношений республик, входящих в СССР. Из переписки Кабинета министров и Министерства иностранных дел становится ясно, что официальные лица Франции рассматривают действующую в Париже делегацию Азербайджана в качестве благотворительного общества, и лишь как дань этикету реагируют на ее запросы. Одновременно в этой переписке рекомендуется с учтивостью относиться к Топчибашеву как к влиятельной фигуре.
Осенью 1920 года члены семьи Алимардан бека смогли перебраться в Париж. Его старшая дочь Сара была замужем за Алиашраф беком Султановым, занимавшим пост заместителя министра торговли и промышленности в последнем кабинете правительства Азербайджанской Республики и со свержением которого иммигрировавшим во Францию. От этого брака 24 ноября 1921 года и 27 марта 1923 года у Алимардан бека родились две внучки – Зарифа и Гульнар. Из его переписки с друзьями становится ясным, что эти две маленькие девочки превратились в смысл его жизни вдали от родины.
В середине 1920-х Алимардан бек испытывает определенные проблемы со здоровьем. В своем письме Али беку Гусейнзаде он отмечал, что его беспокоят постоянные головные боли и сердечная недостаточность, из-за проблем с печенью все время проявляются признаки ревматизма конечностей, в особенности суставов правой руки. Именно по этой причине он пишет, что вынужден работать химической ручкой.
Желание Алимардан бека переехать из Парижа в Стамбул было также связано с рядом обрушившихся на него трудностей. Несмотря на пережитую им 26 июня 1922 года сложную хирургическую операцию, из-за которой он временно вынужден был отойти от активной политической деятельности, Алимардан бек все же нашел в себе силы и постепенно вернулся в ряды активных политиков того времени. В этот период он писал, что “никакие чрезвычайные и тяжелые условия не отвратят меня от праведного пути служения своему народу. В этом деле я вправе ожидать моральной поддержки от знающих меня и моих друзей”. С этого времени Алимардан бек уже опускал окончание “ов” в написании своей фамилии, подписываясь в переписке, выступлениях в прессе и официальных обращениях как “Топчибаши”.
Алимардан бек входил в наиболее влиятельные общества и общественные организаций Франции. В силу своего интеллектуального потенциала, широкого мировоззрения, более сорокалетнего опыта работы и незыблемой политической позиции он всюду пользовался большим уважением. Он являлся членом научных обществ “Франция-Кавказ”, “Франция-Азия”, “Франция-Восток”, действовавших в рамках учрежденной в 1920-х гг. Парижской Международной академии дипломатии, в стенах которой обучалось множество ведущих французских дипломатов. Он участвовал и во многих других влиятельных организациях.
В конце 1920-х гг. семья Алимардан бека проживала в окрестностях Парижа в тяжелых материальных условиях. Иногда ему было трудно оплачивать аренду квартиры. Некогда снимавшая квартиру в центре Парижа семья Топчибашева ныне была вынуждена жить в Сен-Клу, считавшимся дальней окраиной города. 6 августа 1929 года Алимардан бек пишет Дж.Гаджибейли: “Не хотел касаться ужасного положения, в котором мы оказались, по всей видимости ведущего нас к гибели, давая тебе возможность немного отдохнуть от этого. После твоего ухода был у врача. Он настоятельно рекомендовал мне для лечения атеросклероза и других недугов отправиться в расположенный неподалеку от Виши и Ля Бурбул Роят, известный целебными свойствами своих минеральных вод, Но, увы! Сейчас не могу никуда ехать, иначе попаду в то положение, в котором был три года назад. С мая с тревогой ожидаю визита судебного пристава за неуплату аренды квартиры. По поводу остальных расходов уже говорил. Подсчеты, проведенные Алиашрафом, оказались неправильными, и в данный момент мы без денег. Мы привыкли мириться с несчастьями и нуждой, в любом случае собираю все свои силы, чтобы вытерпеть и мобилизовать себя, вооружившись хладнокровием”.
Невзирая на преклонный возраст, Алимардан бек держал себя в курсе всех процессов, протекающих в национальном эмигрантском движении, старался поддерживать связи с печатными органами различных эмигрантских групп. Знакомство с издававшейся в Финляндии газетой “Йени Туран” (“Новый Туран”) напомнило ему о далеком прошлом, о его борьбе в качестве лидера движения мусульман России. Этими тоскливыми воспоминаниями было наполнено его письмо, направленное 23 июня 1933 года одному из авторов этой газеты Магоммедсадыгу Ахундзаде. Он отмечал: “Дорогой Магоммедсадыг бек! Некоторое время получаю газету “Йени Туран”. Вы направляете ее мне, как члену коллегии, на мой старый адрес. Конечно же, я передаю экземпляры вашей газеты нужным гражданам. Но, к сожалению, не получил последних номеров, и прошу Вас направлять мне каждый ее номер. Если возможно, в дальнейшем направляйте его на мое имя на адрес, по которому я вот уже второй год проживаю (28 rue, Ernest Tissot, Saint Cloud). В любом случае с удовольствием читаю “Йени Туран”. Очень благодарен Вам и ее владельцу Ибрагим Арифулла бекефенди. Поистине незабываемый труд – на самом севере Европы вести борьбу за освобождение тюркских стран. Да здравствуют те, кто на дружественной нам финской земле напряженно работают во благо Родины. Сам я немного знаком с этой культурной страной. Некогда я имел друзей здесь среди финских просветителей. Мы с ними встречались в Петербурге (в первой Думе). Остался ли кто-то из них? Вместе с кем ведете борьбу в этой благой стране? С вечно дорогими братьями ли нашими из Итил-Уральских стран? Это особо радостно для меня. Потому что самые тяжелые этапы своей политической жизни я провел и с азербайджанцами, и в Итил-Уральских странах (1903-1917): Казань – Самара – Оренбург – Каргали – Уфа – Екатеринбург – Тюмень – Семиречье – Петропавловск и другие. Подобно встречам с нашими братьями в Баку, Ленкорани, Сальянах, Губе, Шемахе, Гяндже, Шеки, Араше, Газахе и в других местах, я посещал тюркские страны, проводил здесь встречи в политических целях. Кто сейчас проживает в Хельсинки из Казани, Оренбурга, Уфы и из других названных мест? Возможно, это кто-то из детей или внуков моих друзей. Помнят ли они? Как бы то ни было, передавайте всем им мои поклоны. Так и есть, друг мой, нелегко быть старым в таком положении. Более года борюсь с болезнью, дела нашей организации в не столь хорошем состоянии и так далее. Но держусь с надеждой на то, что буду полезен для служения своему народу, будь то в Азербайджане, Итил-Урале, Туркестане или в других тюркских странах”. Это искреннее, полное воспоминаний письмо было ясным выражением духовного облика и политических ценностей видного мусульманского деятеля и тюркского лидера, вся жизнь которого прошла в борьбе.
14 июля 1934 года представители республик Кавказа в эмиграции подписали Пакт Кавказской Конфедерации. От Азербайджанского Национального Центра его подписали Алимардан бек Топчибашев и Мамэд Эмин Расулзаде. Алимардан бек считал этот пакт торжеством кавказской солидарности. После принятия Пакта Кавказской Конфедерации Алимардан бек чувствовал себя неплохо, с надеждой смотрел в будущее, стремился объединить азербайджанцев и соседние народы под флагом конфедерации. В этом деле он верил в свои силы, да и лечащий врач обнадеживал его. Но судьба решила иначе. Тяжелый паралич, перенесенный им в понедельник 5 ноября 1934 года, оборвал его славный жизненный путь. 8 ноября после совершения религиозного ритуала имамом парижского мусульманского маджлиса, гроб с телом Алимардан бека пронесли под Триумфальной аркой, что было знаком уважения к выдающемуся политическому и государственному деятелю Азербайджанской Республики. Его похороны превратились в митинг солидарности кавказской, центральноазиатской и российской эмиграции. С кончиной Алимардан бека Топчибашева завершился интереснейший этап азербайджанского политического движения. Его высокие личностные качества и богатый жизненный путь, роль в истории национально-освободительного движения, 50-летняя неустанная политическая деятельность внесли важнейшую лепту в борьбу азербайджанцев, российских мусульман и тюркских народов империи на пути их национального и государственного строительства.
Алимардан бек придал национальное содержание культурным идеям Мирзы Фатали Ахундова, Гасан бека Зардаби и Исмаил бека Гаспринского, и своей политической деятельностью стал одним из основателей нового Азербайджана.

Жизнь, прожитая в борьбе
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.