Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Западное мировоззрение в азербайджанской армии все еще отсутствует”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 23 августа 2013

Юджин Коган: "США обратились в Азербайджану с просьбой открыть воздушное пространство для Израиля"

Западное мировоззрение в азербайджанской армии все еще отсутствуетОчередной гость “Армейского зеркала” – сотрудник центра международных и европейских исследований при турецком университете Kadir Has, известный военно-политический эксперт еврейского происхождения Юджин Коган.
- Ваши последние исследования посвящены реформам в секторе обороны и безопасности трех южнокавказских стран. Что вы думаете о проблемах в этой сфере?
- Каждое из трех государств Южного Кавказа – Грузия, Армения и Азербайджан – обладают различными возможностями. Если речь идет об армии, то для решения военных проблем, дилемм существует множество различных подходов. Грузинская армия еще до событий августа 2008 года была сформирована под контролем и командованием США в соответствии с натовской системой. Тем самым на нынешний 2013 год мировоззрение грузинской армии является прозападным. А в Армении офицеры среднего и высшего звена получили образование в России, они – выпускники Московской военной академии. Некоторые из них недавно начали обучение в военной академии Греции. В армянской армии идет процесс трансформации, и по поводу нее могу отметить две особенности: у военнослужащих превалирует главным образом пророссийский образ мышления, но в то же время, пусть и немного, присутствует и пронатовское мировоззрение. Что касается азербайджанской армии, то тут прозападного мышления, мировоззрения пока что нет. Несмотря на то, что многие офицеры азербайджанской армии получили образование в Турции, существуют проблемы. Проблема в том, что офицеры низшего звена, получившие образование в турецких военных академиях, по возвращению в Азербайджан, вместо того, чтобы привносить натовские ценности и мировоззрения, испытывают застой в карьере, то есть их вперед не продвигают. Тем самым образование, полученное в турецких военных академиях, попросту теряется.
- Знакомы ли вы с военными доктринами, концепциями национальной безопасности этих стран? Что можете сказать по этому поводу?
- Да, я их читал. Начнем с Азербайджана. В соответствии с Военной доктриной Азербайджана и Концепцией национальной безопасности, враг номер один – это Армения. Я не считаю, что в последние годы это именно так. Думаю, что за последние 3-4 года в этом вопросе произошли существенные изменения. Мое мнение таково, что для Азербайджана более серьезным потенциальным врагом, нежели Армения, является Иран. Иранская армия хорошо оснащена, хорошо организована, они проводят много учений, и не только внутри страны, но и на Каспии. Думаю, у вас в этом вопросе может быть много проблем. Таким образом, считаю, что для Азербайджана понятие “враг” постепенно смещается от Армении к Ирану. Проблема в том, что власти Азербайджана не заинтересованы в том, чтобы говорить о существовании напряжения в отношениях с Ираном.
В Армении главная проблема связана с тем, что это полностью сухопутная страна, то есть у нее нет выхода к морю. При этом она связана границей с Турцией и Азербайджаном, и для транспортировки есть только два канала: первая линия ведет в Иран, вторая – в Грузию. Меня спрашивали о связях Ирана с Грузией. Казалось бы, между двумя странами должны быть дружеские отношения. Однако Грузия постоянно находится в сложном положении ввиду того, что является партнером Азербайджана. Однако грузино-армянские отношения не должны оказывать влияние на приоритеты сотрудничества Грузии с Азербайджаном. Пока что сотрудничество Грузии с Арменией не дошло до приоритетного уровня. Между армиями и министерствами обороны обеих стран существует известная дистанция, так как сотрудничество с Азербайджаном на сегодняшний день для Грузии является более важным.
Для Грузии враг номер один, пусть и не на том уровне, как Армения для Азербайджана, – это Россия. Российская Федерация остается самым важным игроком в регионе. Посредством Южной Осетии и Абхазии, а также неразрешенным карабахским конфликтом она пытается сохранить баланс сил в регионе в свою пользу.
- Вы затронули вопрос отношения России к странам Южного Кавказа. На сегодня Россия фактически оккупировала часть территории Грузии и в то же время поддерживает Армению, держит на ее территории 102-ю военную базу. Как вы оцениваете перспективы этой ситуации? Какой может быть роль Запада и НАТО в обеспечении стабильности в регионе?
- Давайте вернемся немного назад, в 2009 год, когда Турция выступила с новой дипломатией в отношении Армении. Изначально эта дипломатия основывалась на ошибочных реалиях. Турция, как член НАТО, посчитала, что может напрямую вести переговоры с Арменией и проблемы будут решены. Турецкая сторона посчитала, что в этом процессе нет необходимости вести какие-то ни было переговоры с Грузией, Азербайджаном, Россией и Ираном. Но ты никак не можешь начать такую игру на двусторонней основе, оставив без внимания других четырех игроков. В Турции подумали, что уже после того, как с Арменией будут достигнуты определенные договоренности, они проинформируют об этом остальных. В этом была главная ошибка. Нельзя просто игнорировать остальных игроков, так как у всех них есть свои интересы в регионе.
Интересы России отличаются от интересов Азербайджана, а интересы Ирана отличаются от интересов России и Грузии. Для того чтобы добиться изменений в регионе, турецкое правительство должно было еще раз проанализировать всю игру. Согласно моему анализу, главным врагом для всех стран региона была и остается Россия. Она ведет свою игру, которая основывается на применении силы, которая, в свою очередь основывается на наличие ее военных возможностей в регионе.
Вот вы упомянули 102-ю российскую базу. Это – самое первое военное средство России в регионе. С другой стороны, Россия расширяет свои военные объекты в Абхазии. Тем самым очевидно, что Грузию ожидают угрозы с двух сторон – Армении и Абхазии. По поводу военной базы в Гюмри хочу отметить, что это единственная база на территории другой страны, за которую Россия не платит.
Что касается нагорно-карабахского конфликта, то Россия сама по себе играет в нем очень важную роль. А все потому, что тем самым она держит оба государства – Азербайджан и Армению – под своим контролем. Это также позволяет России контролировать процессы на дипломатическом и политическом уровнях. У России есть интересы в сфере безопасности и энергетики, связанные с Азербайджаном. В то же время интересы России в связи с экономикой Армении также безграничны, так как практически 80% экономики Армении находятся под контролем России. Армении изменить сложившуюся обстановку очень сложно. А по сути, выходит так, что Москва в любой момент может полностью обвалить экономику Армении, так как у последней нет никакого механизма решения этой проблемы.
Поэтому я считаю, что если Турция пожелает возобновить этот процесс, она должна будет учитывать интересы Грузии, Азрбайджана и Ирана. Хочу еще раз отметить, что Россия по-прежнему остается главным противником в этом регионе. Ни НАТО, ни Евросоюз, ни США не будут вести здесь никакой серьезной работы. В период первого президентского срока Барака Обамы, 4 года назад, внешняя политика США была перенаправлена с Южного Кавказа в сторону Средней Азии, Ближнего Востока, Африки. В свою очередь Евросоюз в настоящее время борется с затянувшимся экономическим кризисом. Скорее всего, этот кризис затянется на ближайшие 3-5 лет. А НАТО переживает процесс трансформации.
Таким образом, вы видите, что эти три основных игрока не в состоянии играть большой роли в регионе, так как каждый занят своими проблемами. Эта ситуация делает Россию основным игроком региона. Но в настоящее время Россия не заинтересована в разрешении карабахского конфликта.
Что касается Абхазии и Южной Осетии, то, как я уже отмечал, Россия усиливает, заново организовывает свои войска в Абхазии. А Южная Осетия занимает очень небольшую территорию, там проживает всего 20 тысяч человек. Но со стратегической точки зрения эта территория для Москвы представляет большую важность. Потому что от Южной Осетии до, например, Гори, всего 50 километров. Так, если Москва решит покончить с политикой и полностью оккупировать страну, Южная Осетия с этой точки зрения станет очень важной территорией.
- Верите ли вы в то, что Грузия в ближайшее время может стать членом НАТО?
- Говорить об этом очень сложно. Процесс вступления Грузии в НАТО начался не в 2008 году, а 13 лет назад, в 2000 году. Желание Грузии вступить в НАТО вы можете сравнить с желанием Турции вступить в ЕС. Между Турцией и ЕС этот процесс начался 50 лет назад, а Турция все еще вне этой организации.
Вступление Грузии в НАТО зависит не только от нее самой, но и от самого альянса. Как я уже отмечал, сейчас НАТО занята процессом своей трансформации, и этот процесс все еще не завершен. То есть проблемы есть и у НАТО. Если однажды НАТО реально заговорит о том, что хочет принять в свои ряды Грузию, тогда альянс будет готов защитить Грузию в любом состоянии, в том числе в состоянии конфронтации с Россией. Однако на сегодня НАТО не готова защитить Грузию.
- Как вы оцениваете сотрудничество Азербайджана с Россией в военной сфере? В прошлом году два государства завершили переговоры по Габалинской РЛС. В то же время в последние годы Азербайджан закупил у России большую партию оружия и военной техники. Каковы, по-вашему, цели этого сотрудничества?
- Когда мы говорим об этом сотрудничестве, необходимо, прежде всего, учитывать, что политика Россия в этом регионе всегда преследовала свои интересы. Продавая в большом количестве оружие Азербайджану, Россия тем самым посылает месседж Армении, мол, если будешь себя плохо вести, накажем. В то же время Россия, как член ОДКБ, оказывает Армении военную помощь. Кроме того, Россия модернизирует 102-ю военную базу в Гюмри и военно-воздушную базу, расположенную вблизи Ереванского аэропорта. Москва стремится сохранить баланс в отношениях с обеими сторонами. В то же время продажа оружия – это всегда выгодный бизнес.
Однако между Азербайджаном и Арменией существуют большие отличия. В течение последних 7 лет Министерство оборонной промышленности закупало оборудование не только на постсоветском пространстве, то есть в России, Украине и Беларуси, но и в других странах мира. В результате на сегодня Азербайджан реализует крупномасштабные бизнес-проекты в сфере оборонной промышленности с Израилем, Турцией, Южно-Африканской Республикой. А у Армении нет достаточных средств, чтобы закупать оборудование.
При этом надо помнить, что оборудование Армении на 100 процентов российского производства, русского калибра. Очень сложно сопоставлять оборудование российского калибра с оборудованием натовского калибра. Это означает, что в ближайшем будущем оборудование НАТО Армении продаваться не будет. Даже если в будущем, через 20-30 лет, Армения решит вступить в НАТО, тогда встанет необходимость полностью заменить все военное оснащение страны. Этот процесс займет много времени и обойдется весьма дорого.
- А что можно сказать об Азербайджане?
- Положение Азербайджана намного лучше. Купленное у России вооружение не составляет 100-процентно все оснащение армии. Как я уже отмечал, оружие закупается и в ЮАР, и в Израиле, и в Турции. По моим предположениям, сегодня около 60 процентов оснащения вашей армии связано с НАТО, а 30-40 – с Россией. Тем самым мы тут наблюдаем некий дисбаланс. Очевидно, что Азербайджану более близок натовский калибр, нежели российский.
- Меня интересует военное сотрудничество Азербайджана с Израилем. Как вам кажется, в чем заключается главная цель этого сотрудничества?
- Думаю, следует помнить две важные вещи. Во-первых, Азербайджан – единственная мусульманская страна в регионе, которая имеет очень хорошие, дружеские отношения с Израилем. В этом году министр иностранных дел Азербайджана впервые за период независимости страны посетил с визитом Израиль. Этот визит придал дополнительные силы уже существующим между двумя странами тесными дипломатическим связям. В то же время Израиль заинтересован в укреплении связей с единственной дружественной ей мусульманской страной в регионе. Так, в прошлом году Израиль продал Азербайджану оружия на 1,6 млрд. долларов, и я не думаю, что это было в последний раз. Израильские компании в сфере оборонной промышленности заинтересованы в продолжении сотрудничества с Азербайджаном. Одна из ведущих частных компаний Израиля – Elbit Industries, несколько лет назад открыла свой филиал в Баку. Приобретение со стороны Азербайджана оружия и военной техники у России, Украины и Беларуси создает возможность для израильских компаний помогать Азербайджану их модернизировать, приводить в соответствие со стандартами НАТО.
Это сотрудничество полезно обеим сторонам, так как правительство Азербайджана в состоянии финансировать весь этот процесс. Это является важным бонусом для израильских компаний оборонной промышленности. Азербайджан – очень важный клиент для Израиля.
Другая сторона связана с тем, что Азербайджан, будучи очень дружественной для Израиля страной, может заменить Турцию в регионе. Таким образом, Азербайджан превращается для Израиля в Турцию Южного Кавказа.
- Может ли Иран быть одной из причин сотрудничества между Азербайджаном и Израилем? Несколько лет назад местные и зарубежные СМИ писали, что Израиль приобрел в Азербайджане несколько военно-воздушных баз, которые намеревается использовать против Ирана. Ваше мнение по этому поводу.
- Вокруг этого много спекуляций и юмора. Я не думаю, что Израиль имеет какую-то военную базу в Азербайджане. В этом вопросе важно помнить, что в Северном Иране проживает около 20 млн. азербайджанцев. С любой точки зрения разговоры о существовании израильских военных баз в Азербайджане несерьезны. Думаю, что у Азербайджана есть свой интерес не присоединяться ни прямо, ни косвенно к военным операциям Израиля. Несмотря на военное сотрудничество с Израилем, Азербайджан подходит к иранскому вопросу с осторожностью и решил не присоединяться к подобным делам. Есть сведения, что США обратились к Азербайджану с просьбой разрешить Израилю использовать его воздушное пространство. Но азербайджанская сторона очень осторожничает и до сих пор проводит политику неприсоединения к подобным военным операциям.
- Несколько лет назад Азербайджан вступил в “Движение неприсоединения”. Насколько верным было это решение?
- Я не знаю, почему Азербайджан вступил в эту организацию. У этой организации нет реальной силы и динамики. В Азербайджане подумали, что для того, чтобы получить место в Совете Безопасности ООН, могут понадобиться голоса членов “Движения неприсоединения”. Возможно это и так. Но я не думаю, что эти страны являются важными игроками в этой игре. И я не считаю, что членство в этой организации принесло Азербайджану какую-то пользу. По моему мнению, вступив в эту организацию, Азербайджан хотел продемонстрировать, что является независимым государством, способным самостоятельно решать свое будущее.
- Что можете сказать о роли военных в процессе демократизации? Этот вопрос приобретает особую актуальность во время революций, которые наблюдаются в некоторых странах. Кроме того, в настоящее время Азербайджан и Грузия готовятся к президентским выборам…
- Тут главное одно – военные должны быть вне политики. Военные не являются частью политических процессов, они – часть аппарата и структуры правительства, у них самих есть указ защищать интересы государства. У военных есть право выражать отношение к политическим процессам, но у них нет права их менять.
У Азербайджана и Грузии есть своя, различная история участия военных в политических процессах. Если мы вернемся к началу 90-х годов, то столкнемся с плохими воспоминаниями, связанными с тем, как военные в Азербайджане вмешались в политику. Возможно, когда говорят о вероятности в Азербайджане вовлечения военных в политику, в том числе вспоминаются проблемы, исходящие из того обстоятельства, что нынешние министр обороны и глава Генштаба ВС находятся на своих должностях около 20 лет. Сложившаяся ситуация говорит о том, что в стране власти военным не верят, при этом с точки зрения властей армия должна быть лояльной и верной власти, должна быть инструментом в ее руках. А в Грузии военные превратились в составную часть гражданского контроля. В этой стране военные четко знают свои обязанности и действуют как составная часть общества. Таким образом, я рассматриваю военных в Грузии как более соответствующих западным стандартам. Азербайджан в этом плане отстает.
- По-вашему, это нормально, когда руководство в силовых структурах, в особенности в Министерстве обороны, остается неизменным в течение многих лет?
- Думаю, это очень редкое и нездоровое явление. Военный истэблишмент нуждается в новой крови, новых идеях. Если мы почти 20 лет оставляем на своем посту министра обороны и начальника Генштаба, значит весь военный истэблишмент нездоров. В такой ситуации новые идеи затормаживаются, развитие приостанавливается, нет понятия региональных изменений. За последние 20 лет ситуация в регионе изменилась, и если руководство армии не поменялось, значит само мировоззрение пришло в замороженное состояние. Думаю, что министра обороны и начальника Генштаба, находящихся на своих постах столь длительное время, необходимо сменить.
- В последние годы резко увеличилось число потерь в Вооруженных силах Азербайджана. При этом большая их часть – это небоевые потери. И это при том, что военный бюджет многократно увеличивался. Могут ли быть причиной этого проблемы управления в армии?
- Здесь могут быть различные проблемы. По-прежнему наблюдаются явления, оставшиеся в наследство с советских времен – притеснения молодых призывников со стороны старых и пр. Думаю, что для избавления от проблем, потерь в армии, необходимо построить новую, современную армию с новым мировоззрением. Если вы хотите новую, современную армию, вы должны отпустить всех офицеров и солдат-призывников, вы должны начать с нуля и построить новую армию. В особенности это касается сухопутных и воздушных войск, так как морские силы Азербайджана уже модернизированы при помощи и поддержке США. Это показывает, что ситуация в армии может меняться. За последние 20 лет я не видел никаких инновационных идей в области организации сухопутных войск. Думаю, что и взаимоотношения между военнослужащими в азербайджанской армии не являются здоровыми, не основываются на взаимном уважении.
- Мой последний вопрос – по Афганистану. До конца 2014 года иностранные войска покинут эту страну. Сможет ли афганская армия сама обеспечивать стабильность в стране?
- Можно рассматривать различные сценарии развития событий. Существует мнение, что сегодня армия Афганистана, ввиду присутствия в стране зарубежных миротворческих сил – США и их союзников – не готова взять ситуацию под свой контроль. Думаю, спустя 6 месяцев после того, как войска покинут Афганистан, будет ясно, насколько афганские военные готовы контролировать ситуацию в стране.

“Западное мировоззрение в азербайджанской армии все еще отсутствует”
оценок - 4, баллов - 4.75 из 5
Рубрики: Общая

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.