Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Запад облегчает задачу России,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 15 июля 2013

утверждая, что позиции сопредседателей по урегулированию карабахского конфликта совпадают

Запад облегчает задачу России,Сопредседатели Минской группы ОБСЕ Игорь Попов (Россия), Жак Фор (Франция) и Ян Келли (США), а также личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспршик в пятницу провели встречу в Вене с главами МИД Азербайджана и Армении – Эльмаром Мамедъяровым и Эдвардом Налбандяном. Об этом сообщает Turan.
Как напоминается в официальном сообщении ОБСЕ, ранее сопредседатели отдельно встречались с Мамедъяровым – 6 июня в Лондоне и Налбандяном – 28 июня в Париже. В ходе переговоров в Вене министры подтвердили свою приверженность к усилиям по снижению напряженности между сторонами и созданию условий для встречи на высшем уровне в этом году.
Кроме того, стороны обсудили планы дальнейших переговоров в ближайшие месяцы. 13 июля сопредседатели проинформировали послов ОБСЕ Минской группы в Вене об итогах встречи. Сопредседатели намерены в тесном сотрудничестве со сторонами продолжать свои усилия для мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта.
Министерство иностранных дел Азербайджана прокомментировало состоявшуюся 13 июля в Вене встречу глав МИД Армении и Азербайджана – Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъярова – с сопредседателями Минской группы ОБСЕ.
Как отметил пресс-секретарь МИД Азербайджана Эльман Абдуллаев, на встрече обсуждался процесс мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. “Министром иностранных дел была озвучена принципиальная позиция Азербайджана. Она заключается в следующем: для того чтобы мирный процесс сдвинулся с мертвой точки, армянские вооруженные силы в первую очередь должны покинуть оккупированные территории Азербайджана. Эта позиция была озвучена на встрече Э.Мамедъярова с сопредседателями, где присутствовал также Э.Налбандян”, – сказал пресс-секретарь, передает АПА.
Эльман Абдуллаев добавил, что на встрече была подчеркнута неприемлемость в разрешении нагорно-карабахского конфликта сохранения существующего статус-кво.
При этом можно отметить, что западные сопредседатели МГ ОБСЕ прилагают усилия для вывода мирного процесса из тупика, в котором оказались переговоры после провала посреднических усилий бывшего президента России Дмитрия Медведева. Ведь переговоры фактически заморожены с начала прошлого года. В январе 2012 года в Сочи с участием Дмитрия Медведева президенты Азербайджана и Армении встретились в последний раз. Сопредседателям фактически не удавалось организовать и трехстороннюю встречу министров иностранных дел. Они проводили встречи с министрами иностранных дел конфликтующих сторон по отдельности.
То есть конфликтующие стороны как бы пытались публично продемонстрировать, что нечего обсуждать, по крайней мере, на данном историческом отрезке.
При этом стало известно, что глава МИД Франции скоро встретится с Эльмаром Мамедъяровым в Париже. Об этом в интервью АПА заявил посол Франции в Азербайджане Паскаль Монье.
Посол также отметил, что первая леди Мехрибан ханум Алиева посетила Париж в качестве председателя группы дружбы парламентов двух стран. Она была принята президентом Национального собрания Франции Клодом Бартолоне, который предложил организовать в Париже встречу двух групп дружбы – франко-армянской и франко-азербайджанской.
И когда президент ПАСЕ Жан-Клод Миньон посетил Баку, он заявил, что также хотел бы предложить такого рода встречу в Страсбурге.
“В тексте последнего заявления глав стран-сопредседателей МГ ОБСЕ в рамках саммита G8 есть, на мой взгляд, очень важное предложение: “Лидеры должны готовить народы к миру, а не к войне”.
Позиция французского правительства состоит в том, чтобы найти решение этого конфликта. Мы очень привержены этому, в Париже было организовано много встреч.
Наш министр иностранных дел вновь встретится с господином Мамедъяровым в Париже в ближайшем будущем. Так что это вопрос, который мы обсуждаем как с Арменией, так и с Азербайджаном. Мы хотим организовать во Франции в Страсбурге, а также в Париже встречу между армянами и азербайджанцами.
Настало время примирения. Этого подхода придерживается и Европейский Союз, который также предлагает организовать контакты между людьми. Это очень важно. Вы не можете примирить два народа, если правительства им говорят, что они враги. Это то, что должно быть сделано. Я думаю, это понимают и обе стороны конфликта, и мы надеемся, что это будет продемонстрировано и на деле”, – отметил посол. Однако, по словам посла, конфликтующие стороны, по крайней мере, пока, никак не отреагировали на французские инициативы.
Паскаль Монье также заявил, что между тремя сопредседателями соперничества нет, “они работают вместе как одна команда”. “Париж иногда просто очень удобное место для организации встреч, потому что находится между США и Кавказом. Но такие встречи проходили также в Кракове. Так что Париж очень рад помочь, но это не для того, чтобы выделиться.
Все три сопредседателя играют свою роль. Россия – очень важный актор этого региона в географическом, экономическом, военном плане и в плане населения: много армян и азербайджанцев проживают и работают в России. Роль США как мировой державы также важна. А Франция очень близка этому региону не только потому, что полмиллиона армян проживают в нашей стране, но мы также близки с Азербайджаном и не хотим неразрешенных конфликтов, поскольку знаем из истории, как население страдает от них. Таким образом, мы можем быть хорошим посредником.
Три страны работают в одной команде. И я не думаю, что одна из них может решить проблему без двух других.
Многие наблюдатели не ожидают прорыва в переговорах в этом году из-за выборов в Армении и Азербайджане. Но это не означает, что год потерян. Я думаю, что этот год – для подготовки новых идей и обсуждения их со сторонами. И это само по себе тоже шаг вперед”, – заявил посол Франции в Азербайджане.
Одним словом, наши западные партнеры пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. Во-первых, оказывается, выбор Парижа в качестве места организации встреч между конфликтующими сторонами обусловлен исключительно фактором удобности. Стоит напомнить, что посредничество Дмитрия Медведева от имени всех трех сопредседателей МГ ОБСЕ также объяснялось фактором удобности. После провала российского посредничества “удобной” для мирных переговоров вдруг оказалась французская площадка.
Во-вторых, сколько можно отрицать очевидное и утверждать, что государства-сопредседатели СГ ОБСЕ, то есть США, Франция и Россия, в урегулировании карабахского конфликта действуют как “единая команда”. Если подобные утверждения соответствуют действительности, то получается, что сопредседатели совместными усилиями торпедируют урегулирование карабахского конфликта.
На примере Грузии все прекрасно помнят, к чему привели совместные, координированные действия ведущих держав по урегулированию конфликта вокруг Абхазии и Южной Осетии.
По большому счету, развитие событий вокруг грузинских конфликтов также является формой решения существующих проблем, прежде всего, для Запада. Грузинские конфликты перестали присутствовать в международной повестке дня. Первое – эти конфликты вышли из разряда требующих своего урегулирования. После признания Россией Южной Осетии и Абхазии никто всерьез не рассматривает возможность урегулирования этих конфликтов, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Этих конфликтов даже как бы и не существует. Речь больше идет о поиске формы мирного сосуществования и правового закрепления нынешнего неопределенного статус-кво.
Второе – существование этих конфликтов больше не мешает развитию отношений между евроатлантическими структурами и Грузией. По той простой причине, что сами конфликты даже формально перестали рассматривать в качестве внутригрузинских.
Третье – если удастся с правовой точки зрения основательно “заморозить” существующий неопределенный статус-кво, то грузинские конфликты никак не могут помешать реализации геополитических интересов Запада в регионе. По той простой причине, что конфликтные зоны находятся “в периферии” Южного Кавказа и никак не могут помешать реализации важных для Запада экономических и геополитических проектов. Наоборот, как отмечают некоторые трезвомыслящие эксперты, признание независимости Южной Осетии и Абхазии со стороны России при всей внешней “крутизне” этого демарша на долгие годы лишило Москву реального рычага влияния на Грузию. Это было решением, не имеющим обратного хода, по крайней мере, при нынешней российской власти. Для “крутого” Путина признание независимости Абхазии и Южной Осетии не может быть предметом торга.
Но подобное решение проблемы, то есть основательная консервация на долгие годы не подходит для урегулирования карабахского конфликта. Первое – речь уже идет не просто о внутриазербайджанском конфликте. Карабахский конфликт уже имеет две составляющие – внутриазербайджанский и межгосударственный. То есть, по всеобщему признанию, это еще и межгосударственный конфликт между Азербайджаном и Арменией.
“Урегулирование” этого конфликта по грузинскому сценарию не позволит нормализовать отношения между Азербайджаном и Арменией. А это означает сохранение геополитической разорванности Южного Кавказа, что вряд ли отвечает геополитическим интересам Запада. Так как в этом случае Армения, которая нуждается в гарантиях безопасности Кремля, вынуждена оставаться “единственным форпостом России” на Южном Кавказе. Других вариантов нет.
Второе – эта конфликтная зона, в отличие от грузинских, не имеет выхода к России. Она географически вообще не имеет выхода в мир, за исключением Ирана, да и то с учетом нынешнего статус-кво. Условно говоря, будучи анклавом, эта конфликтная зона находится не на периферии, а в центре Южного Кавказа и является угрозой геополитическим интересам Запада в регионе. Проще говоря, “урегулирование” карабахского конфликта по грузинскому сценарию не лишает его “дестабилизирующего” потенциала.
В-третьих, демонстрация видимости “единства” в теплой компании сопредседателей МГ ОБСЕ создает широкое поле для маневра России. Западные эксперты часто говорят о необходимости обеспечения транспарентности в мирных переговорах. Но при этом почему-то речь идет исключительно о позиции сторон конфликта. Транспарентности требуют и подходы сопредседателей к урегулированию конфликта. Первое – Россия имеет возможность торпедировать любые инициативы по урегулированию конфликта, как говорится, изнутри.
“Говоря о современном состоянии азербайджано-российских отношений, в первую очередь бросается в глаза ситуация с Габалинской РЛС”. Об этом Vesti.Az заявил российский политический обозреватель Сергей Балмасов.
Однако, по мнению собеседника Vesti.Az, определенные трения связаны и с тем, что Азербайджан может в ближайшие годы несколько потеснить Россию на “газовом рынке”.
“Особняком стоят его отношения с Западом и Турцией, и, соответственно, своя игра в регионе”, – считает он.
Говоря о карабахском урегулировании, эксперт отметил, что оно невозможно без нарушения интересов одной из сторон.
“А это означает резкое ухудшение отношений для России с конкретной страной. В общем, пока этот вопрос безвыигрышный, и для Москвы гораздо продуктивнее обозначать свое участие в процессе, периодически проводя консультации с теми же США и Францией”, – подчеркнул обозреватель.
Карабахский конфликт, по его мнению, является одним из исторических конфликтов, решение которых не может быть быстрым и безболезненным.
“Тем не менее, у вполне определенных сил есть желание разморозить его. Проигравшими сторонами здесь будут и Армения, и Азербайджан. В данном случае иностранные инвесторы будут менее склонны вкладывать средства в проекты, в том числе и энергетические, в регионе. Особенно если конфликт затянется на годы”, – уверен собеседник Vesti.Az.
Комментируя возможную войну Запада против Ирана в связи с отсутствием компромиссов Тегерана в своей ядерной политике, С.Балмасов выразил уверенность в том, что пока о войне против Ирана говорить не приходится.
“Хотя Израиль и США очень даже не против использовать территорию Азербайджана для возможной операции против его южного соседа. Но, с другой стороны, Запад не против использовать и азербайджанский вопрос для раскачки ситуации в самом Иране, раздувая истории вроде той, что наблюдалась с озером Урмия и т.д. Но это затруднительно, учитывая тот факт, что азербайджанцы в Иране имеют солидные позиции во власти и бизнесе, и основная их масса не испытывает серьезных поводов для недовольства”, – заметил эксперт.
Тут политика России читаема. С одной стороны, Россия является гарантом безопасности Армении. Некоторые наши эксперты пытаются убедить себя и всех нас в том, что эти гарантии не имеют никакого отношения к Нагорному Карабаху. Но это не так. Хотя бы потому, что Москва никогда публично не заявляла об этом. Наоборот, министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, открытым текстом заявил, что Москва не позволит урегулирования конфликтов на Южном Кавказе силовым методом.
С другой стороны, для сохранения баланса Россия продает оружие и Азербайджану. Проше говоря, зарабатывает на этом конфликте за счет Азербайджана. По той простой причине, что заработать на Армении просто невозможно. А вот за счет платежеспособного Азербайджана можно частично возместить ущерб, связанный с предоставлением гарантий безопасности Армении.
Таким образом, Россия может обеспечить баланс сил, не допустить силового урегулирования карабахского конфликта. Но Россия не может ускорить урегулирование конфликта. Кто в это поверит?! По сути, это означает, что существование конфликта в его нынешнем виде отвечает геополитическим интересам России больше, чем любые другие варианты.
Второе – российские эксперты не исключают более активного использования иранского фактора в дестабилизации ситуации в зоне карабахского конфликта, если подобная необходимость возникнет. Наша газета уже сообщала, что Россия рассматривает возможность участия Ирана в Евразийском союзе, если Тегеран откажется от идеи создания ядерного оружия, и если Тегеран согласится на лидерство Москвы.
Иран может использовать нагорно-карабахский конфликт для усиления своих позиций в регионе. Об этом корреспонденту ИА Regnum заявил политолог, эксперт Института стран СНГ Михаил Александров, комментируя недавнее заявление посла Ирана в Азербайджане Мохсуна Пака Айина о том, что Минская группа ОБСЕ ничего не сделала для разрешения конфликта, а сам Иран может выступить в роли посредника между сторонами и предложить свой “проект”. По словам Александрова, ситуацию нужно рассматривать во всей совокупности связей и противоречий.
“Если брать отдельно Иран – крупного регионального игрока, поддерживающего связи как с Арменией, так и с Азербайджаном, то он может многое сделать. Но сейчас на Нагорном Карабахе завязаны интересы многих, причем как региональных акторов – Армении, Азербайджана, России, так и внешних – США и ЕС. Если присутствие России в регионе, естественно, обусловлено исторически и попросту географически, то США и ЕС – внешние силы, преследующие свои собственные интересы. Их просто так не вытеснить, и они не допустят урегулирования конфликта по не угодному для них сценарию, только “с оговорками”, на их условиях. Отдельно взятый Иран не в состоянии противопоставить себя этим мировым центрам силы”, – заметил собеседник, подчеркнув, что в существующих реалиях Иран не в состоянии полноценно влиться в процесс урегулирования.
С другой стороны, по его мнению, увертюры Ирана понятны, особенно на фоне сближения Азербайджана с НАТО, а также Израилем. “В какой-то мере Иран как раз старается выместить влияние Запада, метит в лидеры региона. Тегеран намекает, что у него есть “ключик” к карабахскому урегулированию, и это было бы отчасти правдой, если бы не внешние игроки. Региональные акторы – Россия, Иран и Турция – разрулили бы ситуацию. Но здесь далеко не все гладко с Турцией – Анкара фактически нарушает российско-турецкий договор 1921 года, по которому Армения, Азербайджан и Нагорный Карабах входят в зону влияния России. Сегодня Анкара открыто поддерживает Баку, а последний в связи с этим питает иллюзии, мол, ему удастся продвинуть свою бескомпромиссную позицию. Если бы Турция соблюдала положения упомянутого договора, Азербайджану было бы гораздо сложнее “стоять на своем”, – напомнил эксперт.
По мнению Михаила Александрова, для начала Тегерану следовало бы приложить усилия по изменению баланса сил в регионе. В частности, уверен эксперт, на фоне сближения Баку с Израилем и странами Запада Иран мог бы начать дрейф в сторону Нагорного Карабаха. “С учетом наращивания военного присутствия Израиля в Азербайджане Иран мог бы создать себе поле для дипломатического маневра, наращивая свое присутствие в Карабахе. Антииранские действия Азербайджана (предоставление своей территории для шпионажа против Ирана, “порции тепла”, инъектируемые в азербайджано-израильские отношения и пр.) не получают должной оценки, хотя могли бы. Правда, сам Степанакерт не проявляет энтузиазма в этом вопросе, хоть и граничит с Ираном. Политических контактов нет. Вероятно, это связано с опасениями о возможном недовольстве так называемых “иранских азербайджанцев”. Хотя называть их этническими тюрками и тем более азербайджанцами не совсем верно, это в основном тюркоязычные иранцы. На мой взгляд, Нагорный Карабах может воспользоваться имеющейся возможностью и санкционировать сближение с Ираном”, – выразил мнение эксперт Института СНГ, добавив, что такой сценарий станет увесистым сигналом Азербайджану со стороны Ирана, мол, не перегибайте палку. Впрочем, в этом вопросе также не обошлось без подводных камней, подчеркнул аналитик. Сближение Ирана с Арменией и Нагорным Карабахом может вызвать опасения Еревана, связанные с прогнозируемой реакцией Запада. “В Иране, возможно, опасаются, что дальнейшее сближение с Арменией, а особенно с Нагорным Карабахом, будет расценено как желание расчленить Азербайджан. Впрочем, пассивная позиция за все это время ничего не дала Ирану, и, на мой взгляд, его опасения контрпродуктивны. Тегерану следовало бы разыграть активную партию”, – отметил Александров. Что касается оценки иранского дипломата относительно Минской группы ОБСЕ, Михаил Александров расценил ее как не совсем верную. “Основная задача МГ ОБСЕ – не допустить возобновления военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта. С этой точки зрения Минская группа сделала очень многое – на протяжении долгого времени эскалация конфликта сдерживается. Кроме того, деятельность МГ ОБСЕ позволяет контролировать конфликт дипломатическими средствами. Если бы не действующие посредники, правительству Азербайджана было бы гораздо сложнее контролировать внутренние экстремистские элементы, жаждущие войны в зоне конфликта, тогда как сейчас у Ильхама Алиева есть вполне весомый довод – несанкционированные действия поставят под угрозу переговорный процесс. Одним словом, существование Минской группы как сдерживающего фактора устраивает и Армению, и Азербайджан, и Нагорный Карабах”, – заметил политолог.
Итак, и этот российский политолог почти открытым текстом признает, что Москва использует формат Минской группы не для урегулирования, а для сохранения существующего статус-кво.
Далее, обращает внимание то, что оккупированные территории преподносятся как часть Нагорного Карабаха. Не Нагорный Карабах, а оккупированные территории, где проживали исключительно азербайджанцы, которых, по словам господина Александрова, скорее всего, в природе вообще не существует, имеют выход к азербайджано-иранской границе. А это все же разные вещи. Кстати, четыре резолюции Совбеза ООН, за которые проголосовала и Россия, требуют освобождения этих оккупированных вокруг Нагорного Карабаха территорий.
Но тут важно другое. В последнее время российские эксперты, притом проповедующие идею восстановления империи в том и или ином виде, все чаще предлагают варианты вовлечения Ирана в решение проблем, связанных с постсоветским пространством, естественно, с учетом интересов Москвы. А это очень серьезная угроза, притом для всех государств Южного Кавказа…

Запад облегчает задачу России,
оценок - 7, баллов - 3.71 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.