Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Закон есть, эффекта нет

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 29 декабря 2013

Доступ к информации о судебной деятельности весьма и весьма ограничен

Закон есть, эффекта нетЕсть законы, о существовании которых неизвестно не только рядовому гражданину, но и активному общественному деятелю. К таковым смело можно отнести закон “О доступе к информации о судебной деятельности”, вступивший в силу в январе 2011 года.
Закон открывает широкие возможности для получения сведений о деятельности отечественных судов. Достаточно сказать, что этот закон обязывает суды предоставлять любые сведения, распространение которых не ограничено законом. При этом такого рода сведения могут предоставляться не только по запросам, но и должны быть размещены на сайтах судов.
Ради справедливости надо заметить, что суды имеют собственные сайты. Однако большой разницы между их наличием или отсутствием нет, ибо эти сайты очень скудны на информацию. Если из сайтов вышестоящих судебных органов (Конституционный суд, Верховный суд, апелляционные суды) еще можно почерпнуть кое-какую информацию, то “выудить” что-либо из сайтов судов первой инстанции невозможно.
Вообще-то дизайн и деятельность сайтов судов первой инстанции поразительно схожи. Такое ощущение, что все скопировано с одного образца. Кроме сведений о судьях, работающих в этом суде, и общей информации об административном районе, в них ничего ценного не найти. Зайдем на сайты, к примеру, районных судов Шабрана и Сиязани. Отличаются эти сайты только названиями районов. В этих судах работают по одному судье. Т.е., председатель и судья – одно лицо. Хотя на сайте существуют страницы “Рассмотренные дела” и “Судебные акты”, но они бездействуют.
На сайте Насиминского районного суда города Баку есть некоторая информация, раздел “Судебные акты” – пуст. Таких примеров множество.
Сказанное выше относится и к Бакинскому суду по тяжким преступлениям. Здесь работают порядка тридцати судей, ежедневно рассматриваются десятки дел. Но узнать что-либо об этих делах из сайта невозможно, ибо разделы “Рассмотренные дела” и “Судебные акты” никакой информации не содержат. Мало того, создается впечатление, что и само судебное руководство не заглядывает на сайт. Ничем другим нельзя объяснить тот факт, что по сей день в списке судей фигурируют фамилии тех, кто отстранен от работы почти год назад.
Если перед районными судами города Баку вывешены стенды с указанием назначенных к рассмотрению дел, то такового у Бакинского суда по тяжким преступлениям нет. Это создает немало трудностей, в том числе и для журналистов. Как, например, в случае суда над бывшим депутатом Гюляр Ахмедовой. Журналисты собрались перед судом в день, когда, по сообщению ряда СМИ, должен был начаться процесс. Однако время шло, но ничего не предвещало о начале судебного процесса. А получить какую-либо информацию оказалось делом архисложным. Хотя,существует в суде отдела приема. Простояв несколько часов перед зданием суда, представители СМИ наконец узнали у частного источника, а не в суде, о переносе процесса, и разошлись.
Как в жаркие летние дни, так и в холодные зимние перед зданием суда скапливается большая группа людей. Это, в основном, близкие родственники, знакомые лиц, над которыми ведется судебный процесс. Однако перед ними нет не только навеса, чтобы укрыться от солнца или дождя, но и обычных скамеек, чтобы могли присесть пожилые или больные.
К сожалению, вновь приходится возвращаться к теме вместимости залов, где проходят судебные заседания. Судебные залы в Баку, в лучшем случае, вмещают 25-30 человек. Однако бывают судебные процессы, когда число обвиняемых превышает десять человек. В этих случаях малая вместимость залов создает большие проблемы. Не находится места в зале для родственников, не говоря о журналистах, освещающих процесс. По мнению экспертов, малая вместимость судебных залов не может быть причиной ограничения работы журналистов, прибывших в суд для подготовки репортажа о судебном процессе. В противном случае имеет место нарушение принципа открытости судебного процесса.
По словам адвоката Эльтона Гулиева, открытость процесса означает право присутствия в зале любого человека, даже случайно в него забредшего. “И турист, который никакого отношения к процессу не имеет, может спокойно войти в зал заседания суда и следить за ходом рассмотрения дела. Никто не имеет права спросить у него: “Откуда ты? Зачем пришел? Это тебя не касается”. При этом малый размер не может стать поводом для ограничения доступа в зал. Безусловно, мы понимаем проблемы суда. Но выход из ситуации есть”, – считает он. – В ряде стран наблюдать вживую судебные процессы, представляющие большой общественный интерес, можно на мониторах, установленных у зданий судов”.
Кстати, опыт проведения судебных заседаний вне стен суда имеется и в Азербайджане. Речь идет о судебном процессе над башканом партии “Мусават” Исой Гамбаром в начале 90-х годов прошлого столетия, когда заседания проводились в помещении клуба.
В настоящее время в производстве Европейского суда по правам человека имеется несколько обращений из Азербайджана, в которых ставится вопрос о нарушении принципа открытости судебного процесса. К слову, на нарушение данного принципа Евросуд уже указывал Азербайджану. Так было в деле Алиакрама Гумбатова. Суд над ним, а также над бывшими министрами обороны Рагимом Газиевым и внутренних дел Искендером Гамидовым проводился в тюрьме, где они содержались.
Эксперт Института прав медиа Халид Агалиев говорит, что в Азербайджане в сфере доступа к судебной информации имеются большие проблемы. Он напомнил, что группа журналистов обратилась в Европейский суд по правам человека именно в связи с недопуском их на судебные процессы и проблемами с получением информации в судах. “Достаточно вспомнить, с какими трудностями сталкивались журналисты при освещении судебных процессов над Гаджи Мамедовым, Али Инсановым, Фархадом Алиевым. Имели место нарушения не только статьи 10 Европейской Конвенции по правам человека и основным свободам, гарантирующей свободу выражения мысли. Это противоречило и принципу открытости судебного процесса. Журналисты жаловались в Совет прессы, в Верховный суд, но безрезультатно. Тогда и было решено перенести защиту своих прав в правовую плоскость. Были поданы исковые заявления. Правда, отечественные суды отказываются от рассмотрения такого рода жалоб или не удовлетворяют их. Между тем Европейский суд по правам человека принял обращения журналистов к рассмотрению. Думаю, что факт нарушения свободы выражения мнения найдет свое подтверждение по этим делам”, – подчеркнул эксперт.

Закон есть, эффекта нет
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.