Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Задавать вопросы – это не значит стрелять из оружия”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 18 октября 2013

По мнению Джероена Аккерманса, у независимых журналистов Азербайджана, по сравнению с Германией, очень тяжелая жизнь

Задавать вопросы   это не значит стрелять из оружияСотрудник нидерландского агентства RTL News по Германии Джероен Аккерманс в интервью “Армейскому “Зеркалу” рассказал о проблемах военной журналистики. Напомним, что недавно Дж. Аккерманс представил в Тбилиси свой документальный фильм “Расследование в Гори – смерть оператора Стана Сториманса ” (Investgation in Gori – The death of cameraman Stan Storimans). Фильм описывает кровавый грузино-российский конфликт августа 2008 года, и в нем представлено немало интересных деталей тех событий. Отметим, что в своей журналистской деятельности он главным образом исследует процессы, происходящие в Германии и Восточной Европе.
- Я знаю, что ваша работа связана с военной и конфликтной журналистикой. Что вы вообще думаете о военной журналистике?
- Журналистам освещать эту сферу было всегда трудно, так как военные не любят делиться информацией. Это такая сфера, в которой каждый журналист, занявший какую-то позицию, должен самосовершенствоваться. Журналист, пишущий о военной сфере, должен быть в ней экспертом, я это чувствую на себе. Мало знать, что происходит на поле боя, надо понимать и то, что творится в военных магазинах. Сейчас военная торговля – очень важная область, потому как здесь крутится много денег и тратится немало сил. Поэтому мы должны быть не только журналистами, но и обладать знаниями в военной сфере и продолжать развиваться.
- Как вы думаете, в чем заключается основная цель журналистики в вашей стране, и вообще во всем мире?
- Сделать военную сферу еще более прозрачной и освещать все то, что здесь происходит. Понятно, что те, кто представлен в военной сфере, предпочитают хранить военные вопросы в секретности. А журналисты, наоборот, стремятся к прозрачности, потому что, как я уже отметил выше, на эту сферу тратится много сил и средств. Поэтому считаю, что для журналистов освещение военной сферы является очень важным направлением.
- В большинстве случаев возможности журналистов получить информацию в военной сфере ограничиваются. Сами военные связывают это с тем, что информация содержит военную тайну. В такой ситуации, как, по-вашему, официальным и неофициальным образом может журналист добывать информацию?
- Думаю, один из путей в данном направлении – это сотрудничество с другими журналистами. Журналистами не только вашей, но и других стран. Безусловно, военные обладают властью. Но если мы, журналисты, будем работать вместе, то также станем силой. Второй путь – поиски дополнительных источников. Здесь речь идет не только о пресс-офисах, военных структурах, компаниях. Необходимо исследовать архивы. В соответствии с выбранной темой следует работать не только с архивами интересующей вас страны, но и архивами других стран, связанных с ней. Следует обратить внимание на военные газеты и журналы этой страны. К примеру, если хотите получить сведения об оборонной сфере России, то можно обратить внимание на издания “Jane’ Defense Weekly”, “Herald Tribune”, различные ресурсы НАТО. В настоящее время много информации собрано в Интернете.
- Если вы добыли информацию, связанную с военной или государственной тайной, вы ее распространите?
- Все зависит от ситуации. Если получишь такую информацию, то должен посоветоваться со своими коллегами, проверить, насколько она верна. Если выяснишь, что эти сведения достоверные, тогда можно подумать o путях их распространения. Было бы хорошо сотрудничать в этом вопросе с другими газетами и журналами, телеканалами.
- Как в вашей стране решаются подобные проблемы? Существует ли какой-то закон, регулирующий информационную политику в военной сфере?
- В настоящее время в Германии, где я живу, существует свобода прессы, никаких ограничений нет. Думаю, в Грузии, и в особенности в Азербайджане, ситуация иная. В этой стране традиционно нет свободы прессы. У азербайджанских журналистов, по сравнению с немецкими, очень тяжелая жизнь.
- Вы были в Азербайджане?
- Давно, в 1992 году.
- Наверняка в настоящее время вы получаете информацию об Азербайджане, в то же время следите за ситуацией с медиа в других двух странах Южного Кавказа. Ваше мнение по этому поводу?
- Считаю, что если речь идет об Интернете, то там возможности для свободных медиа более широкие. В случае с газетами и телеканалами существует только один источник информации – это информация от власти. На Западе журналистика, деятельность журналистов охраняется. В Азербайджане, чтобы достичь этого, надо пройти большой путь.
- Несколько месяцев назад азербайджанские власти подарили более 150 журналистам новые квартиры. Официальные власти заявили, что это поддержка медиа. Что вы об этом думаете?
- Я слышал об этом. Я бы не стал жить в доме, проплаченном кем-то другим. Это ничем не отличается от бесплатного ужина. Когда-нибудь они захотят вернуть все потраченное. Надо стараться сохранить свою независимость. Если ты живешь в квартире, подаренной властями, то рано или поздно ты потеряешь свою независимость.
- Ваш документальный фильм “Расследование в Гори – смерть оператора Стана Сториманса” очень впечатляет. Какую цель ставили вы перед собой, снимая этот фильм?
- Главная цель – найти тех, кто в ответе за ракетные обстрелы, которые приводят к смертям, в том числе наших коллег. В то же время мы хотели выяснить, почему осуществлялись эти налеты. Когда мы начинали свое расследование, мы не знали, чьи это были ракеты. Потом стало ясно, что ответственная сторона – это Россия. Дело в том, что такие ракеты были только у российской стороны. Часть обломков ракет мы нашли на площади в Гори. В результате ракетного удара вместе с моим коллегой Сторимансом погибли еще 12 гражданских лиц. Наша основная цель как журналистов была в том, чтобы расследовать эти события.
- Когда вы снимали этот фильм, сталкивались ли вы с какими-либо трудностями, связанными с деятельностью военных структур Грузии?
- В конце грузинская сторона начала проявлять определенный интерес к сотрудничеству с нами. Мы смогли получить у них кое-какую информацию. Но вначале нам было очень трудно, так как мы не знали, что ракета была российской, и потому должны были быть очень осторожными. Безусловно, грузины говорили, что ракета принадлежит русским, но мы должны были доказать это, найти и расспросить свидетелей. До того, как набрать свидетелей, мы смогли получить информацию из закрытых военных источников Грузии. Действовать надо было весьма осторожно, так как могло случиться так, что мы обвиним Россию несправедливо. Мы провели расследование и выяснили, что вина лежит на России.
- В чем, по-вашему, заключается роль журналистов в освещении конфликтов на Южном Кавказе?
- Нынешняя ситуация на Южном Кавказе затрудняет работу журналистов. Даже в мирное время власти не защищают журналистов, военные не склонны к сотрудничеству. Они не понимают, что все журналисты лишь выполняют свою работу. Задавать вопросы – это не значит стрелять из оружия. Но они воспринимают это именно так. Вообще, этот регион подвержен потенциальным угрозам. Я знаю, что здесь журналистам работать нелегко.

“Задавать вопросы – это не значит стрелять из оружия”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.