Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Южный Кавказ

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 02 августа 2013

в политике России

Южный КавказЮжный Кавказ – небольшой по площади и населению регион, который превратился в настоящее время в одну из зон нестабильности современного мира. Политика Москвы в этом регионе продиктована тем, что происходящие здесь процессы имеют для Российской Федерации куда более важное значение, чем для других внешних по отношению к региону держав.
Для России Южный Кавказ является не далекой периферией, а приграничным регионом, который примыкает к наиболее сложной в этнополитическом плане части Российской Федерации – Северному Кавказу. Географическая близость Южного Кавказа и высокая степень его интеграции с Россией определяют ту важнейшую роль, которую играет кавказский фактор в российской политике и экономике.
Важное военно-стратегическое положение региона предопределило характер тех вызовов, с которыми столкнулась Россия в своем “южном подбрюшье”. Поэтому политика России на Кавказе направлена на нейтрализацию имеющихся и потенциальных угроз политической, экономической и социальной стабильности Российской Федерации. При этом внешние и внутренние угрозы тесно взаимосвязаны, так что их нейтрализация требует от российского руководства проведения скоординированной политики на Южном и Северном Кавказе.
В экономическом плане Южный Кавказ не играет для России такой важной роли, как в плане военно-стратегическом. Небольшой по размерам регион не является важным рынком сбыта для российских экспортеров нефти и газа, промышленной и сельскохозяйственной продукции. Южный Кавказ не относится и к числу “кладовых” природных богатств мирового значения. Вместе с тем Россия заинтересована в использовании транзитного потенциала Южного Кавказа и в дальнейшем развитии транспортного коридора “Север-Юг”. Транзит через территорию Азербайджана играет для России важное политическое и экономическое значение. Он позволяет поддерживать связи с Ираном, Индией, государствами Ближнего и Среднего Востока по наиболее короткому и не зависящему от погодных факторов пути (от них, как известно, весьма уязвим морской транзит по Каспию).
С точки зрения мировой экономики Южный Кавказ представляет интерес не как поставщик природных ресурсов, в том числе энергетических, а как их “транзитер” на мировые рынки. После распада СССР и образования независимых государств Южного Кавказа США и ЕС получили возможность выстроить новую систему энергокоридоров в обход России и Ирана. Если нефтегазовые экспортные потоки из Центральной Азии пойдут в Европу через Южный Кавказ в обход территории России – она лишится унаследованной от СССР роли их “основного транзитера”. Очевидно, что это ослабило бы влияние России в Центральной Азии и на международной арене в целом.
В настоящее время Кавказ глубоко интегрирован в жизнь России. Кавказский фактор в виде многочисленных национальных диаспор наглядно присутствует не только в крупных городах, но и в российской глубинке. Это результат массовых миграций, начавшихся еще во времена СССР.
Разделение Кавказа новыми государственными границами привело к появлению новых “разделенных народов” и к беспримерной активизации миграционных процессов. После распада СССР границами оказались разделены многие народы региона, что вызвало многочисленные проблемы и конфликты. Наряду с этническими меньшинствами (осетинами, лезгинами, аварцами и др.) оказались разделенными и “титульные” народы государств Южного Кавказа. Например, азербайджанцы теперь проживают не в двух как прежде государствах (СССР и Иран), а в четырех: в Азербайджане, Грузии, Иране и России. Большинство армян проживают не в Армении, а в рассеянной по всему миру армянской диаспоре (наиболее крупная из них теперь находится в России). Большинство азербайджанцев проживает за пределами своего национального государства – в Иране, их вторая по численности диаспора сформировалась в России.
Появление государственных границ, многочисленные конфликты на национальной почве и т.п. привели к массовым миграциям из данного региона (как и из постсоветской Центральной Азии) на территорию России.
Одновременно происходила миграция в Россию представителей “титульных народов”, которая под влиянием причин социально-экономического характера также имела массовый характер. В результате после распада СССР в России резко возросла численность азербайджанской, армянской и грузинской общин. В настоящее время их совокупная численность оценивается в несколько миллионов человек.
Стихийные миграционные процессы и постоянный рост числа выходцев с Южного Кавказа и из Центральной Азии практически во всех регионах России создает конфликтную ситуацию, стимулирует рост негативных тенденций в сфере межэтнических отношений.
Особенность миграционных потоков на Северном Кавказе состояла в том, что отсюда (в основном в Москву, Санкт-Петербург и другие города, а также в центральную часть России) уезжали местные жители, а на их место приезжали беженцы из тех постсоветских государств, где возникали вооруженные конфликты, и где, после распада СССР, резко понизился жизненный уровень местного населения. На Северный Кавказ приезжали в основном из Азербайджана, Грузии, Таджикистана, Молдовы, Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. Массовая миграция вела к прогрессирующей “дерусификации” Северного Кавказа, которой способствовал и массовый выезд русских из национальных республик Северного Кавказа (более 300 тыс. русских, уехавших, в основном, безвозвратно).
Сохраняющий высокий внутренний потенциал конфликтности, чрезвычайно сложный в этнополитическом отношении Северный Кавказ продолжает оставаться наиболее проблемным и уязвимым регионом России. Именно здесь происходила концентрация сил международного терроризма и религиозного экстремизма, в течение нескольких лет существовало непризнанное государство Ичкерия, которое пользовалось поддержкой ряда мусульманских стран и международных экстремистских организаций.
Решение проблемы чеченского сепаратизма стало важнейшим достижением российской политики на Кавказе. Большим успехом Москвы стало не только военно-силовое решение проблемы, но и его юридическое закрепление путем проведенного в Чечне референдума (март 2003 г.). На референдуме подавляющее большинство избирателей проголосовало за новую Конституцию Чечни, законы “О выборах президента Чеченской Республики” и “О выборах депутатов парламента Чечни”. То, что подавляющее большинство населения, включая и бывших “умеренных сепаратистов”, проголосовало за широкую автономию республики в составе Российской Федерации, стало важнейшим этапом в урегулировании проблемы чеченского сепаратизма.
Несмотря на постоянно звучащую в России и за ее пределами зачастую обоснованную критику личности Рамзана Кадырова, теперь очевидно, что его приход к власти отвечал российским интересам. Нынешний президент Чечни не только лоялен центру, но и может отстаивать перед ним местные интересы, а также держать ситуацию под контролем и, что особенно важно, адекватен местному обществу. В результате тенденция к стабилизации в Чечне стала достаточно устойчивой, что открывает перспективу улучшения политической и социально-экономической ситуации в масштабах всего Северного Кавказа. В случае реального продвижения по пути ликвидации социально-экономического отставания Северного Кавказа от других российских регионов тенденция к его стабилизации может приобрести устойчивый характер.
Проблемы Кавказа были и остаются предметом острых дискуссий в обществе, в среде российских политиков и экспертов. Предлагаемые трактовки происходящих здесь событий и варианты решения имеющихся проблем отличаются пестротой и часто являются взаимоисключающими. Есть сторонники идеи полного ухода России с беспокойного Кавказа и даже последующего преобразования единого государства в многие десятки “счастливых и благополучных” Швейцарий. На другом полюсе находятся сторонники ликвидации “этнократических” северокавказских республик и их перевода под прямое управление из федерального центра.
Понятно, что первый путь может превратить Россию не в десятки благополучных Швейцарий, а в обширную зону нестабильности и вооруженных конфликтов. Второй – к новой кавказской войне, которая будет чревата самыми печальными последствиями для российской государственности. Между этими полюсами имеется бесчисленное множество взглядов и идей самого разного толка. Подобная пестрота мнений, характерная для отечественного политического и экспертного сообщества, во многом обусловлена нынешним транзитным этапом социально-политического развития российского общества.
В последние годы у России возникли новые проблемы на Южном Кавказе, которые были обусловлены теми изменениями, которые недавно произошли (приход к власти в Грузии нового правительства, новые тенденции в политике Азербайджана, Армении и др.). В результате для Москвы становится невозможным проведение прежней политики и сохранение той системы отношений, которая была создана после 2008 г. (союзные отношения с Арменией, партнерские отношения с Азербайджаном, но не в ущерб Армении, и игнорирование Грузии). От России требуется оперативная и действенная реакция на новые процессы, характер и возможный результат которых весьма сложно прогнозировать. С подобными сложностями столкнутся и другие государства, которые имеют свои интересы в данном регионе.

Южный Кавказ
оценок - 9, баллов - 3.44 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

комментариев - 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Ну значить в таком случаи необходимо договорится с той силой которая имеет миллионную армию и 10000 ядерных боеголовок что бы те не то что помогли бы нам а просто что бы проявили спокойствие в то время когда мы будем устанавливать порядок соответствии с конституцией !!!!!!!!!!!!!

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Sahib, к большому сожалению у Азербайджана нет миллионной армии и 10000 ядерных боеголовок, поэтому нам в этом вопросе нужно быть очень осторожными.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • ну значить Азербайджану придется плюнуть на международное право и решить вопрос Карабаха СВОИМИ СИЛАМИ И СРЕДСТВАМИ не затрагивая при этом территорию самой Армении.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Sahib есть хорошая фраза Quod licet Jovi, non licet bovi – Что позволено Юпитеру, то не позволено быку. Международное право может быть использовано каким либо государством тогда, когда за этим государством стоит сила, которая может обеспечить выполнение пунктов этого права. И наоборот сильное государство частенько может плевать на международное право, когда это нужно.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Интересно а почему Азербайджан не должен или не может решить вопрос Карабаха тем же способом что и Россия решила Вопрос Ичкери? Есть же международные право которое позволило РФ решить данный вопрос силовым и политическим методом как указывает в статье автор?

    Thumb up 0 Thumb down 0