Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Япония и политика признания вины

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 30 января 2013

Япония и политика признания виныЯпония снова отталкивает своих соседей и приводит в отчаяние своих друзей в вопросе о принятии ответственности за свою военную агрессию и жестокость. После избрания нового правительства отрицания снова зазвучали на самом высоком уровне, они резонируют среди общественности, в том числе и среди молодежи, таким образом, каким это было бы немыслимо в современной Германии. Все это подпитывает националистические настроения в Китае и Южной Корее, еще больше усугубляя взрывоопасные территориальные споры в Восточно-Китайском и Японском морях.
Возможно, как говорят некоторые мои японские коллеги, новый премьер-министр Японии Синдзо Абэ, несмотря на свои глубоко консервативные взгляды и инстинкты, в конечном итоге является реалистом, который будет делать все, разумеется, не без поддержки в виде давления со стороны Соединенных Штатов, для того чтобы разрядить возникшую напряженность. Но есть три магических вопроса, по которым он и его коллеги заняли позиции, играющие на региональных нервах.
Во-первых, речь идет о длительной саге о соответствующих извинениях Японии за инициирование и ведение агрессивной войны в годы до и во время Второй мировой войны. На протяжении многих лет пострадавшие страны стремились добиться всеобъемлющих и недвусмысленных извинений; будучи министром иностранных дел Австралии, я с 1980-х годов добивался этого от Токио как некой формы катарсиса, который был бы справедлив с точки зрения морали, а также выгоден Японии. В конце концов, в 1995 году, на 50-ю годовщину поражения Японии, премьер-министр Томиити Мураяма выразил на родном языке свое “глубокое раскаяние” и “искренние извинения”.
Большинство последующих лидеров выражали эти чувства в той или иной степени, однако так и не смогли полностью удовлетворить Китай или Южную Корею. Но после своей громкой победы на выборах в прошлом месяце в своем заявлении газете Sankei Абэ сказал, что будет стремиться заменить ставшее достопримечательностью заявление 1995 года, “данное социалистическим премьер-министром”, на заявление, “смотрящее в будущее”, однако не огласил его содержания. Вторая проблема заключается в конкретных извинениях за “женщин для утех”, которые были представительницами многих стран, в том числе и моей, но в особенности уроженками Южной Кореи, которые находились в сексуальном рабстве в армейских борделях. Но тогдашний главный секретарь Кабинета министров Йохэй Коно сломал лед в 1993 году, выразив “искренние извинения и раскаяния” всем тем, кто “пережил неизмеримую боль”.
Однако Абэ и несколько его коллег официально выступали с заявлениями, – в том числе и во время первого срока Абэ в качестве премьер-министра в 2006-2007 годах, – в которых отрицали, что принуждение имело место. В 2007 году его советник по национальной безопасности сказал моему коллеге, что “это все – работа корейских левых: на самом деле ничего этого не было”. Теперь, в январе 2013 года, главный секретарь кабинета Абэ – Йошихида Суга – сказал, что экспертам будет предложено выяснить, имел ли Коно основания для подобного заявления.
Наконец, существует проблема храма павших японских солдат Ясукуни, который содержит в своей “книге душ” 14 военных преступников класса А (совершивших преступления против мира), а также имеет музей, который прославляет завоевания Японии как “справедливые войны в борьбе за выживание и самооборону” или за “освобождение Азии”.
Абэ постоянно посещал Ясукуни. Он посетил его в октябре прошлого года, после избрания лидером ЛДП, и выразил “глубокие сожаления” во время избирательной кампании относительно того, что не делал этого во время своего прошлого пребывания на посту премьер-министра. Согласно достоверным сообщениям, он намерен посещать святыню в течение своего пребывания на этом посту. Четырнадцать из девятнадцати членов его кабинета, согласно сообщениям, принадлежат к группе, которая продвигает идею паломничества к данной святыне.
Эти проблемы усугубляет тот факт, что японское общественное мнение с пониманием относится к позиции, которую Абэ занимает или которой, по крайней мере, благоволит. Согласно опросу общественного мнения, проведенному компанией Jiji Press в январе, на сегодня 56,7% опрошенных считают, что Абэ следует посещать Ясукуни по сравнению с опросами 2006 года, когда аналогичную позицию поддержали 43% опрошенных.
Разумеется, у всех этих историй существуют две стороны. Можно поспорить – что и делают многие японцы, – что большая часть негативных реакций со стороны соседей Японии была обусловлена циничными националистическими соображениями. Например, активисты, выступающие в защиту южнокорейских женщин для утех, зачастую не признают количества и интенсивности сделанных за два десятилетия заявлений, а также общей суммы компенсаций, сделанных за это время. Кроме того, Китай, вполне возможно, слишком задрал планку, беспокоясь из-за языка, на котором ему будут принесены какие-либо извинения.
Однако, даже до последних колебаний Абэ, Япония давно могла бы предпринять намного больше – и ей все еще стоит это сделать, – чтобы обозначить свою позицию в этом вопросе таким образом, чтобы ее нельзя было подвергнуть какой-либо разумной критике. Ориентиром должно быть извинение Мураямы в 1995 году, поскольку японский парламент ни тогда, ни сейчас не смог прийти к чему-то такому же сильному: все, чего они смогли добиться, – это “чувство глубокого раскаяния”, и даже под этим отказался подписаться 241 член парламента. Кроме того, в заявлении Мураямы говорится, скорее, о “некотором периоде времени в не столь отдаленном прошлом”, а не о конкретных годах войны, а также есть другие фразы, которым Япония сопротивляется с тех пор, например, “агрессивная война” и “колониальное господство” – фразы, которые соседи Японии ждут отнюдь не безосновательно.
Более фундаментальная проблема состоит в том, что Япония как нация, судя по всему, не может справиться со своего рода коллективным психологическим сдвигом, который преобразил Германию, с которой, в свою очередь, Японию неизбежно сравнивают. Принести искренние извинения за грехи и упущения предыдущих поколений всегда сложно. Австралия прошла через длительные общенациональные дебаты, прежде чем принести извинения нашим аборигенам за ужасное обращение с ними в прошлом, в том числе и за “украденное поколение” их детей, которых правительство регулярно забирало у родителей вплоть до 1970-х годов.
Однако государственным деятелям, если они заслуживают такого названия, иногда необходимо занять политически невыгодную высоту и привести за собой поддерживающую их общественность. Япония уже давно нуждается в таком виде руководства.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate (www.project-syndicate.org)

Япония и политика признания вины
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.