Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Ядерное затруднение Ирана

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 ноября 2013

Ядерное затруднение ИранаКогда США и их союзники 7-8 ноября возобновят переговоры по ядерной программе Ирана, работа по выполнению неприятной задачи – переработки последнего предложения Ирана в долгосрочное соглашение – начнется всерьез. Для достижения соглашения много препятствий, но из них меньше всего внимания уделяется наследию попыток ядерного разоружения Ливии и Северной Кореи. В обоих случаях возникали моменты, повторения которых не желают ни Иран, ни США, но которых обеим сторонам трудно избежать.
Для США Северная Корея является примером того, как бедная, но амбициозная страна разработала бомбу, жульничая на переговорах и выигрывая время. Для Ирана отказ Ливии от оружия массового поражения, озвученный Муамаром Каддафи в 2003 году, показывает, как режим, по-прежнему считающийся изгоем в международном сообществе даже после нормализации дипломатических отношений, возможно, лишил себя возможности выжить в 2011 году, упустив шанс построить систему ядерного сдерживания. Если копнуть глубже каждый из этих примеров, станет ясно, с какими проблемами сталкиваются Иран и его международные партнеры по переговорам.
Северная Корея является особенно тревожным прецедентом потому, что поведение Ирана очень напоминало поведение пхеньянского режима. Это, естественно, порождает вопросы о том, не использует ли Иран нынешний раунд переговоров как ширму для непрекращающихся усилий по разработке ядерного оружия.
Напрашиваются параллели с событиями, отстоящими друг от друга на десять лет. В июне 1993 года после переговоров с США и угрозы выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия Северная Корея позволила МАГАТЭ провести ограниченные “инспекции безопасности”. Затем, в октябре 1994 года, США и Северная Корея заключили рамочное соглашение о замораживании ядерной программы Северной Кореи. Аналогично, в декабре 2003 года, после сокрытия от МАГАТЭ постройки завода по обогащению урана в Нетензе, а также других заводов, Иран согласился подписать – но не ратифицировать – так называемый “Дополнительный протокол”, позволяющий МАГАТЭ проводить более обширные инспекции. Затем, в ноябре 2004 года, на переговорах с представителями Европы Иран согласился приостановить обогащение урана.
Но ни одно из этих соглашений долго не прожило. В марте 1996 года МАГАТЭ сообщило, что Северная Корея не позволяет проверить запас плутония, хранящегося на ядерном предприятии в Йонгбионе. 9 октября 2006-го Северная Корея взорвала свой первый ядерный заряд, и Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 1718, призывающую страну отказаться от своей ядерной программы и вновь присоединиться к международным переговорам по ядерному разоружению. С тех пор Северная Корея ответила на постепенное ужесточение международных санкций еще двумя ядерными испытаниями, причем последнее было произведено в этом году уже при новом руководителе, Ким Чен Ыне.
Аналогично, в январе 2006 года, после провала переговоров с европейскими эмиссарами Иран вскрыл пломбы МАГАТЭ на помещениях для оборудования и складах завода в Нетензе. В следующем месяце МАГАТЭ сообщило Совету Безопасности о невыполнении Исламской Республикой Иран обязательств по несокрытию информации о своей ядерной программе. С тех пор Иран отвечает на постепенное ужесточение международных санкций строительством новых центрифуг. Вопрос в том, заканчиваются ли корейско-иранские параллели с приходом к власти в Иране нового президента Хасана Рухани? Ливийское же наследие заставляет Иран разбираться самому в собственной головоломке. Подобно Ирану, Ливия при Каддафи пострадала от многолетней экономической и политической изоляции, во время которой пыталась развивать программу по созданию ОМП. К концу 90-х, однако, она была сыта этим по горло.
Британские и американские переговорщики тайно встречались с ливийской стороной для разрешения дела о взрыве бомбы в 1988 году над шотландским городом Локерби на борту самолета компании Pan American, выполнявшего рейс 103, а также других случаев терроризма. В последовавшей за этим договоренности по принципу “ты – мне, я – тебе” Каддафи согласился не начинать ядерную программу в обмен на снятие с него ярлыка изгоя. Это сопровождалось обязательным требованием: сделка не состоится, если США не обязуются прекратить попытки смены режима. 19 декабря 2003 года Ливия официально отказалась от дальнейших действий по созданию ОМП.
Восемь лет спустя, после выслеживания американским беспилотником Predator и авиаударов французских ВВС Каддафи нашел свою гибель. Без ядерного сдерживания его режим был беспомощен, когда США отступили от сделки: урок, который Северная Корея не замедлила извлечь.
С учетом этих исторических фактов у Ирана есть сильный стимул сохранить хотя бы возможность создания ядерных вооружений (что означает завершение всех этапов ядерной программы, кроме последних, ведущих непосредственно к оружию). Конечно, руководители Ирана могут верить в то, что экономическая изоляция – самая большая опасность для режима. Но то, что случилось в Ливии, заставило их опасаться, что без адекватной системы сдерживания их может постичь та же судьба, что и Каддафи. Действительно, комментируя трагедию Каддафи в 2011 году, Высший руководитель аятолла Али Хаменеи сказал: “Этот джентльмен преподнес Западу все свои ядерные предприятия на блюдечке с голубой каемочкой и сказал: “Возьмите!” Посмотрите, где сейчас мы и в каком положении находятся они”.
Но сейчас, два года спустя, Иран должен вновь посмотреть на то, где он оказался. Пока остаются в силе обескровливающие экономические санкции, правительство не сможет усидеть на двух стульях. Позволить Ирану сохранить некоторое количество обогатительных заводов низкой степени очистки было бы приемлемым компромиссом, и притом таким, который позволит руководству страны сохранить лицо – но только в сочетании с неограниченным раскрытием МАГАТЭ всей деятельности в ядерной сфере и доказательствами устранения всякой возможности производства оружия. И, с учетом того, насколько высоки ставки, любое международное соглашение с Ираном должно предусматривать гарантированную реакцию в случае обмана, не исключая и военных действий.
При столь малом выборе средств у руководителей Ирана есть две возможности. Они могут последовать путем Северной Кореи, пожертвовав экономическим благосостоянием ради ядерного прорыва, и надеяться, что разговоры США и Израиля о приемлемости “любых средств” для противодействия этому – блеф, или же стремиться к экономическому благосостоянию, отказавшись от возможности иметь ядерное оружие, в надежде, что страну не охватит восстание, наподобие ливийского, и с их режимом не случится то же самое, что с Каддафи.
Это нелегкий выбор, но медлить с ним иранское руководство больше не может.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Ядерное затруднение Ирана
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.