Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Я pодом из Забpата…”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 03 августа 2013

Статью об известном бакинском барде и талантливом поэте Сергее Феликсовиче Арановиче, назвать иначе и не мыслю

Я pодом из Забpата... Эта статья опоздала на годы. Так случилось, что именно сейчас “все возвращается на круги своя”. Много воды утекло, нет рядом с нами дорогих нам людей, однако прошедший фестиваль авторской песни – это и возможность написать о Сергее Арановиче.
Сергея Арановича я впервые увидела в редакции газеты “Вышка”. Было это так. Шло очередное занятие литобъединения “Родник”. Год 1996-й. Занятие вел ныне покойный Владимир Азимович Кафаров, великий знаток поэзии и Мастер слова. Мы уже все расположились в конференц-зале редакции. Началась читка стихов. Первым, как сейчас помню, читал Теймур Гылманов, безвременно ушедший из жизни, молодой поэт. По ходу читки, при необходимости, мэтр делал поправки, замечания, что-то требовал изменить в строке, мы внимательно слушали, делали для себя заметки, постигая поэзию. Я до сих пор помню, как в стихотворении “Мардакяны” наш руководитель сделал автору поправку: “У улицы…” звучит нечетко, найди другой предлог”. Мы уже включены в работу, и тут открывается дверь, в комнату входят двое – молодой высокий статный мужчина в темных очках, с гитарой в руке и сопровождающий его Самир Раджабов, знакомый нам бард.
При этом Владимир Азимович встает и предлагает им удобно расположиться рядом с ним. Занятие прервалось, а все присутствующие получили колоссальное эстетическое удовольствие от незапланированного концерта прямо в редакции. Так я впервые узнала Сергея Арановича. Потом были концерты в старом еще здании ТЮЗа, встречи на творческих вечерах и общения в более тесном кругу. День 25 мая 1997 года запомнился мне навсегда. Сережа у меня дома! Отмечаем день рождения художницы и поэтессы Людмилы Петровны Богатыревой. Позже она признается мне: “Это был мой лучший день рождения!” Сережа ночь напролет пел песни, не давая всей округе спать. И что было странно, ни одна душа не выразила нашей семье свое недовольство за бессонную ночь. Более того, изредка доносились из соседних окон аплодисменты. Еще раз напоминаю, год 1997-й (!). Да простят мне читатели это легкое отступление на личный фактор, но тот ночной концерт многое и отражает, и о многом говорит.
Сергей Аранович “рокочет” песнями, / “…словно божий глас, / В пустыне беспросветного молчания!”/. Именно так написал о нем наш известный поэт современности Мансур Векилов, покинувший этот мир. Его известное посвящение было напечатано впервые в 2003 году, в июльском номере журнала “Литературный Азербайджан”, и оно же вошло в последний, теперь посмертный сборник Мансура Векилова “Стихи разных лет и столетий”. Признание твоего таланта с эпитетом “Божий глас” из уст столь признанного и высокого поэта, каковым был и останется Мансур Векилов, есть твердый аванс для продолжения творческого пути, для постижения мастерства, для успеха.
Сергей Аранович родился 20 ноября 1959 года в городе Баку, а точнее, в пригородном рабочем поселке Забрат. “Я помню, я рассекал по Забрату, мальчишкой был рыжим и конопатым”, – так он вспоминает в своей популярной песне “Я родом из Забрата” о детской поре. Вообще, он рассказывает о детстве с великим упоением, вспоминая многие подробности, детали, имена, эпизоды. Говорит взахлеб, и слушать его хочется. Его мать, Людмила Михайловна, была педагогом русского языка и литературы в местной школе N192. Может, от нее именно и получено такое прекрасное знание русского языка Сергеем?! Кто знает… Сегодня это факт. Лексика Арановича многослойна и весьма обширна. Язык его стихов гибок, ярок и красочен, как живописное полотно. Лексикон слов также колоритен, разнопланен. Сам автор в образах разнолик, в любой аудитории носителей данного конкретного языка его стихи и песни будут приняты с восторгом. Есть в них именно тот заряд энергии, который “плавит металл”. Сергей Аранович в текстах своих /”силен и зряч, красив и юн, /И замер зал, его душе внимая”/. Это также строки Мансура Векилова!
Нерв песен стихов Сергея Арановича всегда учащен, и чаще всего он пульсирует на грани фола, однако по законам высшего пилотажа, или, если хотите, искусства он никогда не переходит тонкую грань меры, не сбивается, не “зашкаливает”, что делает любое его стихотворение весомым и значимым. А главное – ему есть что рассказать своему читателю! Ведь детство “под сопение духового оркестра” было чудесным. Он до сих пор рассказывает об ушедшей поре с некой прозрачной, едва уловимой тоской. Он рассказывает с легкой иронией, трех рыбаках-евреях, которые кустарным образом смастерили себе лодку и ловили в ней в Каспии рыбу, угощая всех соседей вокруг. Тогда была война, и было голодно. Это его дед Зиновий и два соседа – Герштейн и Сплишевский. А отец Феликс Зиновьевич в свои 72 года до сих пор успешно трудится на БАПО (Бакинское авиационное производственное объединение), являясь главным конструктором этого серьезного объединения. А если вспомнить вновь деда, мичуринский сад, где “на одной ветке и слива, и груша, и яблоко одновременно росли”, все становится на свои места. Именно с ним юный Сергей распевал дома во весь голос песни. И хотя слуха не было ни у того, ни у другого, они с успехом исполняли и революционные марши, и народные еврейские песни, а также украинские. А как же, ведь дед его прибыл в Баку в 1938 году по военному призыву подымать индустриальный нефтяной гигант.
Тогда нужны были квалифицированные кадры, и в их числе из Украины, из знаменитых Зиньков под Одессой прибыл молодой механик, который и проработал более 40 лет на БПЗ. В Великую Отечественную войну этот Бакинский завод выпускал боевые снаряды для знаменитых “катюш”! Помнит Сергей Аранович свою первую учительницу. Звали ее Валентина Степановна. Он проучился у нее всего 2 года. Однако говорит о ней с теплотой и сейчас. В 1968 году его отец, Феликс Зиновьевич, как молодой специалист получил трехкомнатную квартиру по улице Жданова, 79, что на 8-м километре. Только улица Жданова, куда переехала семья, в те годы была окраиной, дальше шел пустырь, откуда по ночам доносилось многоголосое пение лягушек, чьи трели завораживали слух юного следопыта, и вскоре он получает первую и единственную в жизни кличку “Природа”.
В 1976 году Сергей Аранович оканчивает среднюю школу, и бабушка, Софья Михайловна Глухарева, дарит ему семиструнную цыганскую гитару. Гитару Сергей сразу же делает шестиструнной, а позже с ней же уезжает в армию по призыву. 1978 год. Он служит в Комсомольске-на-Амуре. Там, в армии, при его участии организовывается ВИА “Кирпичики”, который своими выступлениями привлечет внимание такой серьезной газеты, как “Красная звезда”. И все было бы хорошо, но трагический случай делит его жизнь пополам. В 20 неполных лет он начинает терять зрение. Но удар судьбы его душу не сломил, ведь было у него замечательное детство, были родители, были друзья, была гитара. Стихи он начинал писать с 6 лет. Первое стихотворение помнит и сейчас.
Страсть деда Зиновия к пению стала для него тем необходимым озоном, который помог “не сделаться в жизни рабом”. Он оканчивает техникум пищевой промышленности по специальности “кондитер”. Позже организует сам и активно проводит курсы кулинарии при ДК НБНЗ. Однажды он успешно накормил всемирно известного Ватсона, актера советского кино, ныне покойного Виталия Соломина. Приготовленный собственноручно Сергеем глинтвейн из местного вина “Чинар” плюс люля-кебаб и шашлыки вызвали такой восторг у прославленного актера, что тот в сердцах сказал: “Как вы здесь хорошо живете!” Однако наступала полная слепота, но он успел окончить высшую школу массажно-мануальной терапии под руководством профессора Султана Гаджиевича Мирзоева. Сергей Аранович благодарен судьбе за то, что она дала ему этот шанс, она дала ему работу, дала хлеб насущный, а остальное с ним было всегда. Стихи, музыка и добрая память чистого, светлого, счастливого детства. И подобно слепому Гомеру он пишет для нас свою “Одиссею”! Он пишет памятью. Этот неизбывный романтик говорит нам всем о главном, о детстве, о мечте, о “розовом пламени облаков”. “Не бойся, я уже не попрошайка, Я уже подать и сам готов!” – звучит в одной из его песен. Как сказал однажды Самир Раджабов: “Никто еще не определил, что такое поэзия, и каковой ей быть! Но если слезы в глазах или крюк под сердцем, то можно сказать: “Случилось! Творчество случилось!” Сергей Аранович – это лучший из нас!”
И как бард, и как поэт Сергей Аранович состоялся давно. Его имя знают и ценят далеко за пределами Азербайджана. Им заслуженно восхищаются и гордятся! Написать, как “тихо падают капли росы”, можно, но увидеть самому, впитать, проникнуться, прочувствовать гораздо сложнее. Его стихи “Фоленское вино”, “Ах, как туника холодила…”, “Паганини”, “Бедный рыцарь”, “Фараон” – лучше иного урока истории.
Здесь можно было бы поставить точку, но вдруг мне вспомнилось, что в том вышеупомянутом номере “ЛА” за 2003 год была статья о бессмертном теперь уже Владимире Высоцком. Это не случайная параллель главного редактора Мансура Векилова! Сергей Аранович, безусловно, наш сильнейший бакинский бард, чья тематика песен исконно родная, глубоко проникшая в истоки для него бесконечно близкой и святой земли. А это значит, что: “Я родом из Забрата, и для бакинцев свято хранить в сердцах, где б ни был ты “Азербайджановеро”!”
IX Бакинский международный фестиваль авторской песни завершил свою работу. Гости разъехались по домам. Но на фестивале не выступили ни Сергей Аранович, ни Самир Раджабов, ни Эльхан Чяляби, ни Мурад Волков, ни многие другие бакинские барды и авторские исполнители. Почему? – спросите. Об этом будет статья как послесловие к фестивалю.

“Я pодом из Забpата…”
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.