Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Я и сегодня веpю,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 13 апреля 2013

на свете еще живут добрые феи!

Я и сегодня веpю, Этот год – юбилейный для Азербайджанского театра музыкальной комедии имени Шихали Курбанова. Труппе театра – 75 лет! Именно после декады азербайджанской культуры и искусства в Москве был издан указ о формировании труппы театра. В юбилейном интервью немного о своем становлении расскажет нашему корреспонденту молодой успешный режиссер театра Эльвин Мирзоев, обладатель “Золотой маски-2012″.
- Эльвин, поговоpим о театpе. Что несет лично для вас понятие “театр”?
- Вначале хочу отметить, что 10 марта 1873 года в Бакинском реальном училище состоялась премьера спектакля по пьесе Мирзы Фатали Ахундова “Визирь Ленкоранского ханства”. Педагог училища Гасан бек Зардаби силами студентов училища впервые поставил на сцене комедию азербайджанского драматурга, мыслителя и философа. Эта дата и считается отсчетной в истории азербайджанского национального театра. А вот прообразом Венецианского карнавала послужили языческие празднования Древнего Рима, посвященные богу Сатурну и получившие название “Сатурналии”, те самые, что в Древней Греции отмечались как “Дионисии”. А еще раньше с праздником Новруз они отмечались и у нас. В эти дни, посвященные богу урожая и плодородия, устраивались торжества. Римляне, как бы воскрешая золотой век всеобщего равенства и процветания, стирали на время разницу между рабом и господином, рабы пировали рядом со свободными гражданами.
В средние века традиции возродила Венецианская республика. Маска, карнавальный костюм, скрывая подлинный облик своего владельца, позволяли делать все, что угодно, шутя и балагуря. С Древнего Египта идет традиция театрального действия, и только в Венеции дозволялось разыграть моноспектакль прямо на улице.
Что касается втоpой части вашего вопpоса, что значит для меня театр, скажу: это самый демократичный вид искусства, в нем ты можешь создать свой собственный мир. С раннего детства я часами заигрывался со спичками, представляя их героями действия, сочинял для них роли, имитировал голоса и разыгрывал мизансцены. Я мог бесконечно долго играть в театр! Эта детская увлеченность беспокоила моих родителей, чтобы отвлечь меня от занятия, они рано отдали меня на музыку. Я очень серьезно и долгое время увлеченно занимался игрой на фортепиано.
- По первой специальности вы – пианист. Расскажите об этом. Кто был вашим педагогом музыки?
- Музыкой я занимался с пяти лет. Моим первым педагогом была пианистка Интизар Абдуллаева. Потом был класс Габиба Байрамовича Габибова или Гарика Габибова, в музыкальном училище им. Асафа Зейналлы. Затем, с 1994 года, класс профессора Нигяр Юсубовой в Бакинской музыкальной академии. Так, бережно передавая меня из рук в руки, педагоги развили мой музыкальный вкус, я узнал творчество Шопена, Чайковского, Баха, которых очень люблю. Они помогли познать мне Дебюсси, Равеля, почти всю мировую классику. Я слушал Рихтера, Горовица, Ашкенази, Кисина и не представлял себя без музыки, готовясь стать известным пианистом. Но сложные 1990-е годы помешали осуществиться моим планам. Как многие студенты, я был вынужден зарабатывать игрой в ресторанах. Меня это сильно оскорбляло. И после серьезного конфликта с одним из клиентов я ушел, дав себе слово никогда больше этим не заниматься. Но и теперь при виде инструмента могу сесть за него и сыграть. Более того, первая специальность стала для меня вспомогательной, она приходит на помощь в работе над спектаклями, в подборе музыке к ним.
- А это как-то связано с выбором театра, вы ведь режиссер музыкального театра?
- Нет, я не думал о музыкальном театре, скорее, театр выбрал меня сам. Я даже и не представлял себе, что мне когда-нибудь предложат поставить музыкальную комедию Узеира Гаджибейли “Аршин мал алан”, абсолютно об этом не помышлял. Но в 2008 году новый директор Театра музыкальной комедии Алигисмет Лалаев предложил мне поставить прославленную комедию нашего великого классика. Будучи студентом АзГУКИ, я заканчивал факультет “Режиссура драмы”, и такое предложение. Знаете, я изучал мировую музыкальную классику с отличными педагогами, но Узеир Гаджибейли меня перевернул. Изучая его творчество, ноты, либретто, тщательно готовясь к постановке спектакля, я вдруг открыл внутри себя глубочайший пласт. Теперь я твердо знаю: когда звучит его музыка, это – мое, и это во мне неистребимо, оно говорит о моих генах, о том, что я – азербайджанец.
- Как случилось, что вы поступили в АзГУКИ на факультет “Режиссер драмы”, что-то произошло?
- В трудные девяностые годы я вынужденно бросил учебу в консерватории. Как и другие, я не видел перспектив. По десять часов занимался музыкой, погружаясь в прекрасное, а выходя из консерватории, искал место, чтобы успокоиться, шел на бульвар, где бродил часами. Это истощало мою нервную систему, я мог сломиться. Но случилось чудо! Делая покупки в магазине, я встретил у кассы удивительную женщину. Она была педагогом БГУ, это я узнал, когда мы разговорились. А там, у кассы, взглянув на меня, она вдруг спросила: “Молодой человек, у вас яркая творческая натура, вы случайно не режиссер?” В тот вечер я проводил ее, по дороге мы говорили об искусстве, о театре. Сейчас и не помню, где находится ее дом. Встреча перевернула мою жизнь. Я и сейчас верю, на свете есть добрые феи. Вспомнилось любимое детское увлечение – игра со спичками в театр, и я принял решение – стать режиссером. Был выбор из 15 схожих вариантов, я избрал один, видимо, душевное состояние сыграло свою роль. В тот период у меня было тяжелое, трагическое состояние, мне не хотелось жить, я потерял все, а эта потрясающая женщина подсказала мне путь. Мы больше не виделись.
- И вы поступили в Университет искусств?
- В 1996 году я попал в университет в класс Рафика Атакишиева. Но в классе Атакишиева я пробыл шесть месяцев, потом по совету Шахлара Исмайлова пришел в Бакинский муниципальный камерный театр, которым руководит Джаннет Салимова. Меня приняли в труппу театра, и я играл на сцене, правда, недолго. Играя на сцене, все время ловил себя на мысли, что отмечаю, как играют другие, и у меня появлялось страстное желание им подсказать, помочь, направить. Джаннет Салимова и Ирина Перлова и есть мои первые педагоги по режиссуре театра, им я и благодарен, они – мои первые непосредственные университеты. И сейчас больше премьер люблю репетиции. Это самый важный для меня процесс…
- А чем он вас увлекает, что в нем такого заманчивого?
- Только на репетициях раскрывается Истина театра. Когда к тебе приходит человек, который зовет себя актером и с тобой окунается в невероятный мир, в другие жизни, где можно все остановить, начать сначала, где можно найти ошибки, из-за которых не удалась та или иная жизнь, где можно научиться и извлечь много уроков. Постареть в считанные минуты или стать молодым, и многое другое до бесконечности! Я очень люблю подняться на колосник, спуститься в подвал, пообщаться с светорежиссером, звукорежиссером. Например, сейчас меня не удастся обмануть, сказав, что в колосниках чего-то нет. Я знаю весь процесс, от корки до корки, люблю сам ходить, искать, узнавать. Могу сделать монтаж, и поэтому монтажер не сможет мне отказать, если я знаю, это – возможно! Режиссер – это своеобразный лидер, он должен проверять на себе, что это, сколько и как, и только затем ставить задачу. У актера не должно быть вопросов, если же они возникнут, у меня готовы 5-6 вариантов ответа, потому что это такая специальность. Режиссер должен быть готов ко всему!
- Поговорим о проделанной работе. Расскажите, что сделано?
- Пока считаю своим главным достижением постановку спектакля “Али и Нино” Курбана Саида. В марте 2012 года на московской сцене в “Театре на Страстном” данный спектакль был показан в рамках фестиваля “Золотая маска”. За 18 лет Азербайджан выступил впервые на столь престижном фестивале, и более того, привез в Баку “Золотую маску”. В мае 2012 года с этим же спектаклем на международном фестивале “Мельпомена-Таврия” мы взяли награду за лучшую женскую роль. За мой авторский моноспектакль “Чыхыш” (“Выход”) в Киеве мы взяли серебряную награду. С этой же работой побывали в России, Иране, Германии, Польше, Чехии. С 2003 года, с фестиваля “Теспис” в Киле (Германия), мы показываем этот моноспектакль о поисках Бога человеком, играем его на двух языках, на азербайджанском и русском, и всегда неизменный успех у публики. Кстати, Теспис – имя первого легендарного актера в истории театра. В прошлом году мною был снят 12-серийный фильм по пьесе А.П.Чехова “Чайка”, показанный по местному телеканалу. Особенность этой экранизации заключена в сюжете, где учтены реалии нынешнего Азербайджана. У себя в стране получал награды как лучший молодой режиссер (2003), президентский стипендиат (2007), награда за лучший спектакль года Best of the Best (2009).
- Над чем сейчас работает режиссер Эльвин Мирзоев?
- В Театре музыкальной комедии мы готовим спектакль “Кубинка” по моему сценарию. Эта работа посвящена теме предательства, мы с молодым творческим коллективом хотим разобраться, что значит “не предать”, и где та черта, за которую заступать нельзя. История одного квартала Кубинки, который предназначен на слом, ставит сложные вопросы в так быстро меняющемся современном мире. Еще вчерашний восточный квартал со своими традициями должен меняться, так решила судьба. А так как у молодых актеров есть хорошие голоса, я решил поставить мюзикл, подобный бродвейским “Чикаго”, “Вестсайдская история”.
- Что самое сложное в работе режиссера?
- О, вообще! Если когда-нибудь стану режиссером, пока я занимаюсь этим делом и хочу быть хорошим режиссером. Это такой мир, такой огромный мир…. Ведь Роберт Стуруа дошел до этого возраста и говорит, что он еще не знает, что это такое, что выйдет из задуманного раньше…
Определить точно конфликт, диалоги героев, эпизоды… Это так зыбко, так тонко, как по лезвию ножа проходишь… Это должно захватывать не только тебя, но и зрителя настолько, чтобы он не ушел из театра, чтобы он захотел прийти еще! Театр – один день жизни, ушедший зритель может и не вернуться. Когда я был еще студентом университета, мне посчастливилось в Фонде Сороса просмотреть почти все мировые спектакли, мировые премьеры. Это были Питер Штайн, Франко Дзеффирелли, Джорджо Стрелер, Питер Брук, классика русского театра, включая Марка Захарова и Петра Фоменко, японский театр, в общем, почти весь мировой театральный репертуар. Все четыре года студенчества я брал видеокассеты домой и смотрел внимательно, познавая мир театра.
- А кто ваш любимый режиссер?
- Джорджо Стрелер. Итальянский театральный режиссер, основатель “Пикколо Театро ди Милано”. Я нашел всю возможную литературу о нем, прочел все, что было доступно. Его спектакли: “Арлекин, слуга двух господ”, “Кьоджинские перепалки”, “Король Лир”, “Вишневый сад”, “Кампьелло” являются, на мой взгляд, лучшей театральной классикой.
- Что вы мечтаете поставить на нашей сцене?
- Спектакль “Мастер и Маргарита” по Михаилу Булгакову. Хочу поставить драму “Макбет” по Уильяму Шекспиру, спектакль “Идиот” по Федору Достоевскому. Очень хотел бы поставить “Человека из Ламанчи” по мотивам “Дон Кихот” Сервантеса.
- Когда премьера “Кубинки”?
- Планируем к открытию нашего основного здания после капитального ремонта.
- Удачи вам. И больших творческих успехов. Как вы думаете, на чем они основываются?
- Из всех составляющих успеха я выбрал бы постоянство труппы. Хорошим примером тому служит Свердловский театр музыкальной комедии с его главным режиссером Кириллом Стрежневым. Двадцать пять лет назад они начинали с малого, теперь у них устойчивый, блестящий репертуар.

Я и сегодня веpю,
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.