Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Все правительства в мире боятся Facebook”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 21 июня 2013

Дейв Блосс: "Трудно заметить разницу между тем, о чем можно писать" и тем, что представляет собой военную тайну"

Все правительства в мире боятся FacebookОчередной гость приложения “Армейское “Зеркало” – региональный редактор Проекта исследования организованной преступности и коррупции (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP) Дейв Блосс. В беседе с американским гостем мы затронули вопросы о состоянии медиа в странах Южного Кавказа, трудностях, возникающих перед СМИ в борьбе с коррупцией, журналистике и военной информации и т.д.
- Не могли бы вы предоставить информацию о вашей организации? Каковы ваши цели и задачи?
- Наша организация начала свою деятельность 10 лет назад в Сараево и была предназначена для хорватов, сербов и боснийцев. Ныне эта организация в качестве сети для журналистов-исследователей охватывает широкую территорию от Латвии до Азербайджана. Мы работаем по странам, а также регионам, близким друг к другу. Лично моя работа заключается в региональной редактуре по Грузии, Азербайджану и Армении. Таким образом, я работаю совместно с журналистами из этих трех стран. Мы работаем по отдельным, а также совместным статьям, касающимся этих стран.
- Как я понял, вы получаете статьи от журналистов, работающих в этих странах, и размещаете их на своем сайте. В то же время вы проводите для этих журналистов тренинги. Это так?
- Можно сказать, да. Но мы стараемся, чтобы эти статьи в первую очередь были опубликованы в самих странах. Например, некоторое время назад в грузинском издании “Либерали” было опубликовано наше исследование, посвященное винной продукции. Таким образом, мы стараемся, чтобы исследования сначала публиковались на местном языке и уже после этого переводим эту статью на английский язык и размещаем ее на нашем сайте. Потому что эти исследования интересны в первую очередь для самих стран Южного Кавказа.
- Как вы думаете, насколько значима роль журналистики в борьбе с коррупцией и организованной преступностью на Южном Кавказе?
- Это важно не только в этих странах, но и во всем мире. Например, незаконный оборот денежных средств, торговля людьми и др. – это уже не внутренние проблемы тех или иных стран. Мир живет в эпоху передовых технологий. Журналисты словно идут по следу событий. Происходят криминальные события, и роль журналистов заключается в их расследовании. Для этого используются современные информационные технологии.
- Можете ли вы сравнить состояние журналистики в трех странах Южного Кавказа? В какой стране легче быть журналистом?
- Мне посчастливилось побывать в 40 странах. Но до сих пор я не могу ответить на вопрос о том, в какой стране легче быть журналистом.
Начнем с Азербайджана. Нынешний год – год выборов. Все согласятся с тем, что в сфере отношений между правительством и журналистами, неправительственными организациями сложилась неприятная ситуация.
В Армении выборы завершились, и в избирательный период ситуация была не так уж и спокойна. Возникли проблемы между медиа, правительством, бизнесом. По сути выборы – это такое событие, которое выдвигает на передний план все проблемы.
Что касается Грузии, то там, как известно, в минувшем году прошли выборы. В тот период в стране сложилась интересная ситуация. Итоги голосования удивили многих. В целом думаю, что на президентских выборах этого года острой борьбы не будет.
- Как известно, добывать информацию, связанную с коррупцией, очень тяжело. Да и подтвердить ее после этого – задача не из простых. Как вы думаете, что следует предпринять журналистам, чтобы преодолеть эти трудности?
- В первую очередь я хотел бы рассказать о своем опыте. Дрю Салливан, начавший эту программу в 2006 году в Сараево и руководивший им большую часть времени, был настоящим ученым-ядерщиком. До прихода в журналистику он работал по ядерным проектам. Он пришел в журналистику с фактами, информацией и цифрами. В настоящее время Салливан является директором расположенного в Сараево проекта исследований организованной преступности и коррупции.
Таким образом, работая справедливо с фактами и документами, можно продвинуться в исследовательской журналистике. Я знаю, что найти источник очень трудно. Уговорить людей говорить непросто. Но наша программа предусматривает исключительно работу на основе фактов.
- На Южном Кавказе журналисты постоянно подвергаются давлению. В частности, в Азербайджане журналисты сидят в тюрьмах, против них ведется черный пиар и так далее. Какую, по-вашему, поддержку могут получить наши журналисты от международной общественности?
- Технологии развиты настолько, что все находятся под контролем. Все имеют выход на современные технологии. Современные технологии дают возможность вмешиваться в личную жизнь и профессиональную деятельность людей. В моей стране, в каждой стране, которую я знаю, суды, правительства и медиа пытаются найти баланс в таком вопросе, как личная жизнь граждан. Какая информация представляет общественное значение, какая относится к личной жизни? Как мы это регулируем? На мой взгляд, у каждого правительства есть свой ответ на этот вопрос. Но я не считаю, что у каждой страны есть хорошие идеи по поводу решения проблем, связанных с медиа. Сегодня проблема давления на журналистов стоит очень остро. Правительства, имеющие проблемы с медиа, могут сказать, что тем самым они защищают экономику, безопасность страны. А журналисты могут потребовать, чтобы правительство создало им возможность нормально работать, оставило их в покое. Словом, это очень серьезная проблема, решения которой пока не найдено. Но где-то все же есть срединная линия.
- Возможно ли на Западе заключение в тюрьму журналистов за написанные ими статьи?
- Вспомним историю с “Викиликс”. За это ни один журналист арестован не был. Дело человека, слившего военные тайны, находится в суде. Насколько я помню, в США за написанную статью сажали в 1968 году. Но вновь хочу вернуться к сказанному – никто в этом вопросе не смог найти баланс.
- Правительство Азербайджана готовится выдать 22 июля журналистам квартиры. Два года назад президент Ильхам Алиев распорядился выделить на строительство дома для журналистов 6 миллионов манатов. Как вы это оцениваете? Могло ли правительство на Западе выдать журналистам квартиры? Как могут журналисты быть после этого объективными?
- Я хочу быть искренним. Это вопрос по большей части связан с экономикой. В Америке газета, в которой я долго работал, имеет 180-летнюю историю. Она обеспечила себе независимость в рекламной политике и финансах. Эта газета на подобные предложения ответила бы так: “Спасибо, не надо”. Но для того, чтобы находиться в таком положении, газете понадобилось 180 лет. Я работал в странах, которые значительно беднее стран Южного Кавказа. И там существование медиа без поддержки правительства невозможно. В ряде мелких стран вообще отсутствует понятие рекламы.
Вы спрашиваете, является поддержка правительством газет проблемой. Я бы сказал, что да. Но в мире есть и экономическая реальность. Я бы сказал, что в Азербайджане ни один печатный орган не строит свою работу исключительно на рекламе. В такой ситуации руководители газет сами должны решать, какой медиа они хотят быть.
- В Азербайджане функционирует фонд поддержки СМИ, ежегодно посредством этого фонда органам прессы из государственного бюджета выделяются финансовые средства. Как вы думаете, приведет ли этот процесс к становлению в Азербайджане современной медиа?
- Кавказские страны обрели независимость более 20 лет назад, и все это время идет процесс формирования независимых медиа. Понятно, что медиа зависят от тех, кто их финансирует. Может, медиа должны стараться поменять свой источник финансирования. Что касается вашего вопроса, то эта ситуация не является совершенной, но в общем может считаться реалистичной. Но я должен сказать, что если медиа не является бизнесом, то это не медиа.
- Следующий вопрос связан с социальными сетями в Азербайджане. Этот год можно назвать годом давления на деятельность социальных сетей. Власти приняли новый закон, который, по мнению некоторых, направлен на предотвращение критических высказываний в социальных сетях. Как вы считаете, остерегаются ли власти Азербайджана социальных сетей?
- Думаю, в любой стране мира власти боятся Facebook. Так и должно быть, ведь взять его под свой контроль невозможно. Приостановить деятельность сайтов, серверов невозможно. Они могут найти каких-то людей, наказать их, возможно, смогут запугать определенную часть населения, но контролировать социальные сети они не смогут. Ни у кого нет ни такой технологии, ни с физической точки зрения достаточной живой силы, чтобы вмешиваться в социальные сети, мешать и препятствовать обсуждениям.
В действительности, понятие власти по сути своей, как в положительном, так и в отрицательном смысле, подразумевает контроль. Facebook – это первая технология, которую власть контролировать не может. И это нормально.
- Какие шаги могут предпринять власти Азербайджана в ближайшие 3 месяца в связи с социальными сетями?
- Это очень хороший вопрос. Все зависит от того, каким образом власти хотят действовать. Это не должно разозлить людей. Если это будет осуществляться по формуле, которая разозлит людей, что мы наблюдаем во многих странах, люди начнут писать не два, а 20 статусов, делиться фотографиями и видеоматериалами, словом, станут более активными в социальных сетях.
Обстановка в стране кажется достаточно спокойной. Но в действительности эмоциональная температура в июне в Азербайджане достаточно высокая. Это можно заметить в правительстве, гражданском обществе, прессе и бизнесе. И температура повышается. От подобного давления Facebook и иные социальные сети становятся только сильнее.
- Вы являетесь докладчиком в Грузинском институте общественных связей. Как вы оцените журналистов, получающих образование на факультете журналистики и медиа-менеджмента. Насколько успешными они будут в своей будущей журналистской деятельности?
- Грузинские журналисты сегодня более прагматичны, чем раньше. Они думают о том, как заработать. До “революции роз” ситуация была несколько иной. Сегодня на журналистику смотрят как на бизнес. И это хорошо. Что касается Азербайджана и Армении, то в этих странах в результате политики властей сложилась иная обстановка. В целом в среде азербайджанских журналистов присутствуют патриотические чувства, я бы хотел некоторых изменений. Что касается Армении, то там есть некоторые отличия, равно как и схожие черты. Молодые журналисты рассматривают журналистику как бизнес, но наряду с этим видят в ней инструмент для того, чтобы изменить страну.
- Следующий вопрос касается военной журналистики. Здесь работать очень сложно, так как есть такое понятие, как военная тайна. Как военные журналисты могут писать статьи, не затрагивая при этом военных тайн?
- Это интересный вопрос. 10-15 лет назад быть военным журналистом означало быть в зоне боевых действий, посещать воинские части, встречаться с военными и писать об увиденном и услышанном. В последние 10-12 лет технологии так развились, что цели в военной сфере стали другими. В такой ситуации журналистам очень трудно определить, о чем можно писать, а что представляет собой угрозу для безопасности страны. Трудно узреть разделительную линию между военной тайной и тем, что таковым не является. Как я уже отметил, правительство всегда хочет обладать контролем. В то же время в Интернете есть так много информации об армиях, что трудно понять, что представляет собой военную тайну. Эта информация, безусловно, ставит под угрозу все человечество.
- Что, по-вашему, должно быть приоритетным для журналистов: бизнес-интересы или правда, интересы народа?
- Здесь должен быть баланс. Если приоритетен только бизнес, то ты ничего не делаешь для общества. И наоборот, если за журналистской деятельностю не стоят бизнес-интересы, деятельность не будет долгосрочной.
- Расскажите о ваших ближайших планах.
- В трех странах у нас около 20 проектов. Сейчас мы находимся в процессе исследования.
- Это значит, что в скором времени мы сможем ознакомиться с новыми расследованиями о коррупции и организованной преступности?
- Конечно. На это уходит много времени. Я никогда не любил говорить, что та или иная статья будет готова в следующем месяце. В соответствии с нашей системой, если мы проводим журналистское расследование, у каждого факта должна быть точка ссылки, аудио- или видеодокумент. После завершения расследования каждый факт перепроверяется. Я проверяю, потом проверяет мой руководитель. На это все нужно время.

“Все правительства в мире боятся Facebook”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Общая

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.