Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Все мы находимся в одной лодке”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 21 июня 2013

Тенгиз Пхаладзе: "Если на границах Азербайджана безопасности не будет, то и на границах Грузии ее не будет"

Все мы находимся в одной лодкеВ этом выпуске “Армейское “Зеркало” представляет интервью с председателем Международного центра геополитических исследований (Грузия) (International Centre for Geopolitical Studies, ICGS) Тенгизом Пхаладзе, который поделился с нами своими взглядами на ситуацию, сложившуюся в сфере безопасности на Южном Кавказе, проблемами в Грузии, перспективами грузино-азербайджанского военного сотрудничества и др.
- Расскажите нам, пожалуйста, о вашей организации. В чем ее основные цели, какие проекты вы осуществляете?
- Международный центр по геополитическим исследованиям (Грузия) был создан в 2008 году. Мы главным образом сфокусированы на внешних связях. Главная цель – поддержать европейское и евроатлантическое ориентирование Грузии, усилить региональное сотрудничество, региональную безопасность.
Безусловно, мы также прослеживаем связи оккупированных территорий с Россией. Исследование военной мягкой силы (soft power) России также находится в поле нашего зрения.
Кроме того, энергетическое сотрудничество с таким стратегическим региональным партнером, как Азербайджан, отношения с Турцией и другими соседними странами также являются нашими приоритетами.
- Как вы оцениваете ситуацию с безопасностью в регионе? В чем заключается главная угроза стабильности и безопасности на Южном Кавказе”? Как в этом регионе могут разрешиться “замороженные конфликты?
- Все знают, что ситуация в регионе непростая. Прежде всего из-за конфликтов.
Временами, услышав термин “замороженные”, я удивляюсь. Может, для тех, кто наблюдает эти конфликты со стороны, они и кажутся замороженными. Но для людей, которые каждый день на себе ощущают последствия этих конфликтов, они замороженными не являются. Это можно сказать как в отношении карабахского конфликта, так и оккупированных грузинских территорий. Мы видим, что процесс оккупации продолжается. Несколько недель назад российский военный перешел линию оккупации, к сожалению, это весьма опасный процесс для безопасности Грузии, Азербайджана и всего региона.
В Карабахе и на оккупированных территориях Грузии идут схожие процессы. Эти земли находятся в сфере интересов России. Удержание напряжения под контролем является для России инструментом, который она может использовать против стран. Таким образом, Россия влияет на свободный выбор этих стран, установление более тесных отношений с западным обществом. Этот инструмент направлен против тех стран, которые не хотят превратиться в одну из составляющих российских интересов.
К сожалению, существование независимых государств на Южном Кавказе представляется как угроза национальным интересам России. Безусловно, это наша главная проблема.
- Как в такой ситуации Грузия развивает свои отношения с соседними странами: Азербайджаном, Арменией, Турцией и Россией? В чем главные трудности?
- Грузия является точкой пересечения двух основных геополитических векторов. Что касается Азербайджана и Турции, то мы стратегические партнеры. Привлечены к такому стратегическому проекту, как трубопровод. Турция – член НАТО, а цели Грузии по вступлению в НАТО и предпринятые в данном направлении шаги известны всем.
Что касается Армении, то она наш сосед. Между двумя странами сложились исторические связи. Мы стараемся помочь в мирном разрешении карабахского конфликта. К сожалению, Грузия – маленькая страна, и этот вопрос зависит не только от нее. Однако мы стараемся.
Что касается России, то это страна является опасным соседом не только для Грузии, но и для всего региона. Почему? В первую очередь Россия – непредсказуемый и ненадежный сосед. С другой стороны, цель России заключается не в том, чтобы установить между независимыми странами равноправные отношения. Она предпочитает привилегированные отношения, ей больше нравится говорить как “старший брат”.
В действительности, если мы обратимся к Военной доктрине России, Концепции внешней политики, Стратегии национальной безопасности, то увидим, что все решения, принятые нами по региональному сотрудничеству, осуществляемые нами проекты воспринимаются со стороны официальной Москвы как процессы, противоречащие государственным интересам России.
Вообще-то я не понимаю, почему так происходит. У России уже есть Соседи, которые являются членами НАТО и Европейского союза. Членство в этих организациях делает эти страны более безопасными, более демократическими и развитыми. Таким образом, у России уже есть такие безопасные и надежные соседи, как прибалтийские страны, Польша и другие.
Если Грузия станет членом НАТО и вступит в ЕС, это усилит Грузию, что в свою очередь способствует укреплению стабильности в Южно-Кавказском регионе. Это должно быть в интересах любого демократического государства.
К сожалению, Россия не является демократией, и в этом главная проблема. Это где-то и ментальная проблема. Россия по-прежнему продолжает думать о том, чтобы стать постсоветской империей, и не готова обеспечить прозрачность в отношениях. Это и есть главная проблема.
- Что необходимо сделать для того, чтобы отношения между Грузией и Россией нормализовались?
- Благодарю за этот вопрос. С одной стороны, ответить на этот вопрос очень легко: Россия должна вывести свои войска с наших оккупированных территорий, стать в отношениях с соседними странами миролюбивой и надежной. Но это просто мечта. К сожалению, на сегодняшний день мы не видим никаких шагов со стороны России, направленных на нормализацию отношений.
Есть разница в подходах. Россия делит отношения на отношения между Россией и Грузией, Россией и Абхазией, Россией и Южной Осетией. А Грузия признает отношения только между двумя странами – Россией и Грузией. То есть мы готовы на все, что не противоречит нашей территориальной целостности, государственности, государственным интересам. Мы готовы поддержать региональную безопасность, экономическое сотрудничество. Мы всегда стремились к двустороннему диалогу с Россией, и такой диалог уже состоялся. Я не вижу, что Россия готова достичь успеха, так как они постоянно возводят новые барьеры, каждый раз говорят о “новых реалиях”, связанных с оккупированными территориями.
Думаю, главная проблема заключается в том, что население Грузии сделало свободный выбор в сторону присоединения к евроатлантическому сообществу. Политический режим в России, которая все еще управляется советскими методами КГБ, все еще воспринимается как угроза демократии и прозрачности.
Вообще, если мы говорим о безопасности, то в демократических странах безопасность подразумевает безопасность граждан, населения, которая приравнивается к безопасности государства. А в России безопасность существует для власти, а не для общества. Никто не думает о простых гражданах. А это и есть одно из главных различий между демократическим и тоталитарным режимами.
- Как вы оцениваете роль НАТО? Оказывает ли в эти дни альянс необходимую поддержку Грузии?
- Конечно, поддерживает. Если мы посмотрим на путь, который уже прошли, то увидим, что это путь построения успешного государства. Наше сотрудничество с НАТО началось в 1992 году. С тех пор у нашего сотрудничества наблюдается высокая динамика развития, и это сотрудничество усиливается с каждым днем. Если мы посмотрим на нашу систему обороны, Вооруженные силы, систему безопасности, то увидим, что Грузия успешно проводит реформы. А все потому, что западные страны, страны альянса помогли Грузии в этом деле.
- Какова цель сотрудничества Грузии с НАТО? Какие совместные программы сегодня проводятся?
- Здесь можно говорить о двух основных ключевых форматах, и они были созданы после саммита в Бухаресте в 2008 году. Один из них – это комиссия НАТО-Грузия, это диалог на высшем уровне и открывает широкие возможности для сотрудничества. Другой – Годовая национальная программа, я бы сказал, это план деятельности, который включает в себя все: реформы в сфере безопасности, демократии, управления, юстиции, а также демократизацию выборов, страны в целом, шаги, которые необходимо предпринять для того, чтобы превратить Грузию в государство со стабильной демократией. Все наши отношения построены на основе этих двух форматов.
В скором будущем мы ожидаем визит в Грузию делегации Североатлантического совета. Это будет уже третий по счету визит и считается очень важным.
- Какие реформы проводились в Вооруженных силах Грузии в последние годы?
- У нас уже есть свой новый Обзор стратегической обороны (Strategic Defense Review). Этом документ был недавно подписан президентом. Думаю, главным процессом в настоящее время является переход ВС Грузии на профессиональную основу. Грузия уже объявила об этом.
Безусловно, прежде всего этот процесс связан с образованием. В Грузии существует необходимость в развитии системы образования, в том числе и военного. Безусловно, также важно управление человеческими ресурсами.
К сожалению, Грузия – страна небогатая, и сейчас основные приоритеты – бюджетные процессы, смарт-оборона. Сегодня угрозы переходят географические границы. Если мы говорим о терроризме, трафикинге, киберугрозах и других подобных проблемах – то все они требуют усиления международного сотрудничества.
Поэтому мы и в Афганистане. Грузия является первой среди государств, не являющихся членом НАТО, кто оказывает поддержку альянсу в Афганистане.
- Грузия является страной-аспирантом НАТО. Что означает этот термин – страна-аспирант?
- Это предложение было выдвинуто на последнем саммите НАТО, и Грузия официально стала страной-аспирантом. У трех государств – Македонии, Боснии и Черногории – уже есть свой План подготовки к членству (MAP), и они уже считаются официальными кандидатами на членство в НАТО. У Грузии нет документа MAP, однако она тоже номинируется на том же уровне.
Если будет проведен саммит НАТО по расширению, то 4 страны, включая Грузию, будут считаться наиболее близкими к альянсу. В настоящее время мы стараемся еще больше усилить данный формат аспиранта, расширить наши связи, делиться опытом. Таким образом, быть страной-аспирантом означает, что страна становится кандидатом на вступление в альянс.
- Завершила ли Грузия План действий по индивидуальному партнерству (IPAP)?
- Да, и оценки были очень хорошими. Жаль, что у Грузии нет Плана подготовки к членству (MAP). Тем не менее, как мы отметили, есть Комиссия НАТО-Грузия, Годовой национальный план. Суть этого документа близка к MAP.
Как было отмечено на Лиссабонском и Чикагском саммитах НАТО, Комиссия НАТО-Грузия и Годовой национальный план являются эффективным инструментом для осуществления бухарестского обязательства. А бухарестское решение предусматривает перспективу членства Грузии в НАТО. Таким образом, эти форматы равноценны MAP.
- Что вы можете рассказать о реформах, которые проводятся в соответствии с подписанными между Грузией и НАТО договорами и способными превратить Грузию в реально демократическое государство?
- Одну важную проверку мы уже прошли. Это были состоявшиеся в 2012 году выборы. Впереди нас ждут президентские выборы. Документы по сотрудничеству, как я уже отметил выше, охватывают практически все.
Реформы – это продолжающийся процесс, и его остановить невозможно. Реформы надо все время развивать. Это похоже на наше домашнее задание, обязанность.
Для того чтобы стать членом НАТО, есть два важных обстоятельства: во-первых, страна должна оказывать эффективную поддержку всей евроатлантической безопасности, и Грузия это делает. Во-вторых, страна должна разделять и осуществлять эти ценности, быть стабильной демократической страной.
- Существует ли в Грузии механизм по осуществлению контроля над армией?
- Да. У нас есть мощный механизм по гражданскому контролю. С одной стороны, это парламентский контроль – Комитет по безопасности и обороне парламента и сами парламентарии связаны с контролем. В то же время я хотел бы отметить широкое участие гражданского общества в этом процессе. Сюда входит и контроль над всеми видами тендеров Министерства обороны, системы образования. Даже до принятия Обзора стратегической обороны с гражданским обществом велись всесторонние обсуждения. Наши многочисленные предложения и замечания мы можем сейчас увидеть в этом документе.
- Согласно опубликованным данным, около 5 лет назад приблизительно 70-80 процентов населения Грузии поддерживало вступление в НАТО. Изменилось ли что-нибудь с тех пор, есть ли соответствующая статистика?
- По последним опросам, число сторонников идеи вступления в НАТО по-прежнему высоко.
- Что вы думаете по поводу военно-политического сотрудничества Азербайджана и Грузии?
- Это очень важный вопрос. Грузия и Азербайджан считаются входом и выходом между Азией и Европой. Этот коридор означает, что мы как минимум должны беречь свою государственность, международные проекты, связанные с трубопроводами, железными дорогами. Однако все это может также привлекать международные преступные группы, террористов. Азербайджан и Грузия хорошо знают, что такое террористическая угроза. Азербайджан знает, что такое сепаратизм и конфликт. Также и Грузия. И мы, и вы знаете, что такое киберугроза. Таким образом, мы подвержены схожим угрозам. Это значит, что сегодня все угрозы связаны между собой. Для того чтобы мы могли успешно управлять собственной безопасностью, мы должны усилить наши связи. Нам необходимо создать более эффективный механизм защиты.
- Несколько месяцев назад министр обороны Грузии посетил с визитом Азербайджан. Как вы считаете, возможно ли участие обеих стран в совместном проекте в сфере оборонной промышленности?
- По имеющимся итогам можно сказать, что визит был весьма плодотворным. Мы сотрудничаем, мы – друзья, и вовсе не потому, что мы против кого-то. Это означает, что невозможно установить региональное сотрудничество, не обеспечив военное сотрудничество по региональной безопасности. К примеру, если границы Азербайджана не будут безопасны, то и границы Грузии не смогут стать безопасными. Азербайджан не сможет добиться успеха, если останется вне реформ по безопасности и без поддержки соседей. Мы все не только соседи, мы находимся в одной лодке, поэтому мы должны думать об этой безопасности и укреплять сотрудничество.
- Как вы считаете, в каком из направлений сферы безопасности и обороны Азербайджан и Грузия активизируют сотрудничество?
- Во-первых, это предотвращение угрозы терроризма. Как отмечено в новой стратегической концепции НАТО, у нас есть новые угрозы. В частности, такие угрозы, как международный терроризм, оборот наркотиков, трафикинг, сепаратизм. В нашем регионе ситуация меняется. Ситуация на Северном Кавказе, в Иране, Прикаспийском регионе по-прежнему остается в центре внимания. Конечно же, у нас остаются оккупированные территории, конфликты, карабахская проблема. Таким образом, мы должны усилить мирные инициативы и в то же время военное сотрудничество. Мы также нуждаемся в новых технологиях, новых образовательных программах и так далее.

“Все мы находимся в одной лодке”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Общая

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • О каком вообще сотрудничестве с грузинами может идти речь, если они работают на дестабилизацию обстановки в Азербайджане? Буквально недавно группа “туристов” из Грузии приехала в Урьян-Уба, побеседовав с администрацией села, они поехали и по другим местам компактного проживания лезгин. А где-то через пол недели после их отъезда лезгины заявили о создании своих органов самоуправления и начали строительство домов для своих новых властей. Совпадение? Не думаю, тем более я далек от мысли, что, скажем так, небогатое лезгинское население скинулось на постройку домов, закупку мебели и т.д. для органов, без которых они и раньше обходились. К тому же после визита грузин резко оживились “ФЛНКА”, совет старейшин лезгинского народа, “Хаджи-Давуд”, фонд “Лезгины” и заговорили о необходимости “реанимации” активистской деятельности движения “Савдап”. Видимо, грузинские власти вместе со штатовскими коллегами решили, что пора наращивать свое влияние в регионе, нагнетая обстановку в соседних странах. К тому же, если “Савдап” и другие лезгинские организации начнут активную борьбу за воссоединение народа и создание автономии, то это скажется и на отношениях Азарбайджана с Россией, где так же проживают лезгины далеко не в лучшую сторону, о чем только и мечтают власти “оплота демократии” и ее распространители. Так что перед тем как начинать расширять сотрудничество с Грузией стоит подумать дважды, так как грузинские власти перенимают опыт своих звездно-полосатых хозяев для усиления своего влияния в регионе и стравливания соседних дружественных стран между собой.

    Thumb up 0 Thumb down 0