Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Война Фуада Мусаева

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 11 января 2013

(Штрихи к портрету)

Война Фуада Мусаева11 января ему исполняется 75 лет. Самое время писать мемуары. Их нет. Может, оттого что нет и ощущений того, что называется старостью. Хотя, когда он делится воспоминаниями о былом – заслушаешься. Судите сами.
Рамиз, Илюша, Витек и др.
Известный на весь Карабах шушинский купец Юсиф Мусаев, как и весь знаменитый род Аджаловых, очень бы удивились, если б им сказали, что их внук Фуад будет гонять мяч на пыльных улицах Баку и тем зарабатывать деньги для своих мальчишеских забав.
- Такое время было: каждая улица, каждый квартал в Баку имели свои команды-ватаги. Чемберикендские играли против крепостных, завокзальные против советских (т.е. с улицы Советской). А время – послевоенное, проще говоря, голодное…
Вот она, та знаменитая команда образца 1954 года: Рамиз Бахшиев, Илюша Зудилин, Эльхан Мелик-Асланов, Витя Соколов, Ариф Сафаралиев и другие чемберикендские ребята – на видном месте его квартиры в последней советской постройке для высшей номенклатуры, что высится над бакинской бухтой. Впрочем, он и родился в двух шагах от этого, ныне элитного пятачка, на улице, называвшейся Парковой… Не сбылось пророчество Энвера Мусаева, декана биологического факультета АГУ им. С.М.Кирова утверждавшего, что ничего путного не может получиться из мальчишки, который с утра сражается на волейбольной площадке, потом гоняет мяч на стадионе в другом конце города, а под вечер спешит отыграть очередной матч на первенство города по баскетболу. И, к тому же, в свободное от спорта время, как и все мальчишки “мехалли”, выясняет отношения с задиристыми представителями сопредельных подростковых сообществ. Все 9 юношей, запечатленных на давнем любительском снимке, стали звездами тогдашнего азербайджанского спорта. И возможно ярче всех, и уж точно дольше, сияла звезда его сына – Фуада Мусаева. (Выписка из личного архива: 1956 г. – чемпион республики по волейболу среди молодежи, чемпион СССР по волейболу среди молодежных команд, победитель международного турнира в Москве; 1957-1962 – победитель и призер чемпионатов республики по футболу и волейболу среди студенческих команд; 1962-1965 – призер первенства Баку и Азербайджана по футболу, участник первенства СССР среди мастеров в составе бакинской команды “Динамо”;1962 – игрок дублирующего состава команды мастеров “Нефтчи”).
Так что улица улице рознь. Чемберикенд и спорт ковали бойцовский характер… Спортивные наставники не только тренировали – воспитывали. Шамхалов Ш. – его первый наставник, возможно, самый выдающийся азербайджанский тренер, однажды отчислил из сборной республики лучшую волейболистку. Та была уже замужем, но имела глупость однажды сбежать со сборов на свиданье, как сказали бы сейчас, к бойфренду “Какой пример подаешь девчатам?! Изменницам нет места в сборной!”- вынес свой вердикт без излишних проволочек тренер. – Без этих уроков, пожалуй, мне трудно бы пришлось на ухабах долгого, пусть и увлекательного, но чертовски опасного восхождения, называемого жизнью…
Поединок в зоне номенклатуры
Вряд ли кто из историков того времени может припомнить случай, когда бы в многозначительно тишайших кабинетах ЦК пришлось спасать одного из высокопоставленных чиновников от неминуемого нокаута. Эта новость мгновенно облетела все этажи, как говорили тогда, штаба правящей партии. А время (1975 г.) было суровое, как и норов того, кто стоял тогда во главе, как хохмили бакинские острословы, ЧК КП Азербайджана.
- Он полагал, что аппаратные интриги, подставы, нашептывания начальству и есть настоящая политика, так сказать, лучший способ движения вверх по карьерной лестнице. Однако на тогдашней бакинской улице и спортивной площадке я был приучен играть по правилам… А потом долго ломали головы знатоки партийной дипломатии над более чем неожиданной реакцией начальства. Он, Фуад Энверович Мусаев, и сам по сию пору не может понять, отчего его, столь неординарно проштрафившегося инструктора отдела строительства, вместо того, чтобы выставить вон из высшего партийного органа, направили первым заместителем министра сельского строительства!? А может, это было не повышением, а изощренным наказанием с иезуитским подтекстом? В министерстве заправляли группировки, давно заменившие централизованное советское распределение машин, механизмов и прочей сельхозтехники беззастенчивой перепродажей: “Поглядим, какой ты крутой!”
Адекватный ответ Мусаева в данном случае состоял в том, что он, не мудрствуя лукаво, сломал сложившуюся коррупционную систему распределения техники и должностей. Пришлось кому-то распрощаться с тепленьким местечком, а кому-то переселяться в места не столь отдаленные…
- Такое время было – коррупционеров и тогда хватало, но и управа на них имелась.
Тот мальчишеский срыв инструктора ЦК не единственный пример в биографии Ф.Э.Мусаева, когда чиновники самого высокого ранга вынуждены были считаться с нестандартным характером бывшего строителя, к концу 70-х утвердившегося в правящем истеблишменте Азербайджана. (Выписка из автобиографии: “В 1977 году назначен первым заместителем председателя Госплана, членом Комиссии Бюро ЦК КП Азербайджана по строительству, где нес персональную ответственность за деятельность строительного комплекса; в 1981 году- заместитель председателя Совета министров республики, затем – секретарь ЦК Компартии Азербайджана по строительству, с 1983 года – первый секретарь бакинского горкома Компартии, с 1977г. – депутат Верховного Совета Азербайджанской ССР, 1983-1988 гг. – депутат Верховного Совета СССР; окончил Академию народного хозяйства СССР и Академию общественных наук при ЦК КПСС… “).
Скажут, небось, нынче: “Партийный командир, каких не счесть было в ту пору”. Да только в отличие от многих карьерных деятелей той, да и нынешней поры, он, Фуад Мусаев, прежде чем возглавить столицу Азербайджанской ССР, проще говоря, стать Хозяином Баку, добрый десяток лет, сразу после политехнического колесил по стройплощадкам – от рядового строймастера до главного строителя Домостроительного комбината (была такая должность). Это сейчас доморощенные историки ведут отчет строительного бума в Азербайджане с 70-х годов. Между тем, фундамент жилищного строительства закладывался много ранее, когда возводились первые микрорайоны, первые ДСК.
- Историю “нового Баку” – сооружение жилищных массивов, начиная от поселков 8-й км, Разина, первых микрорайонов и дальше “писали” в годы азербайджанской оттепели, между прочим, такие командармы строительного фронта, как Мамедали Аббасов, Садых Рагимов, Мазаир Абдуллаев. Ягуб Измайлов – своеобразная гвардия “строителей-шестидесятников” Азербайджана.
Ф.Мусаев, как и многие из тех, кто пришел на строительную площадку в 60-е, считает их своими учителями… И не только потому, что учителя определили его будущее: “Твое место на стройке. Набирайся опыта. Еще успеешь поруководить”.
Под сим подразумевались не только обретение производственных знаний и навыков.
- Прежде чем с высоких трибун учить народ, как ему обустраивать свою жизнь, звать его переустраивать общество и страну, неплохо бы научиться разговаривать с простым людом, понимать его. Комбикормовый завод в Килязи день и ночь строить пришлось с заключенными. И такое случалось…
Жить по Генплану
Те пять лет – с 1983-го по 1988-ой – он считает звездными часами своей карьеры. В политической биографии этот период вместился в несколько строк: “За эти годы объемы жилищного строительства в Баку достигли наивысшего показателя и приблизились к миллионному уровню. В сжатые сроки был построены жилой массив Гюнешли, введены в эксплуатацию три нити Куринского водопровода, Большая канализация Баку, станции метрополитена, четвертый домостроительный комбинат …”
- Такое время было – власть, как говорят сейчас, проводила социально ориентированную политику. Квартиры, между прочим, распределялись гражданам бесплатно. И каждый, кто честно трудился на заводе, фабрике, промысле – мог получить ее в среднем через пять лет, строго в порядке очередности…
Ну и перечень ряда объектов, до сих пор служащих бакинцам: Стадион ручных игр, Театр юного зрителя, Органный концертный зал, площадь Фонтанов и т.д. Проекты по реконструкции бакинского бульвара и площади Фонтанов были признаны лучшими в СССР. Впрочем, у Мусаева Ф.Э. на сей счет имеется свое, особое мнение.
- Деятельность политического руководителя города ли, республики имеет иные измерения. Задача политического руководителя – определять стратегию развития. Она нашла свое воплощение в разработке и утверждении Генерального плана развития азербайджанской столицы и принятии Советом министров СССР, постановления о социальном развитии города Баку на период 1986-2005 гг. Это-то и считает бывший глава Баку своим основным достижением.
Концепция будущего главного города республики была окончательно сформулирована и утверждена в 1986 году – в виде детального изложения поэтапной, планомерной застройки современного мегаполиса. С этой многотонной грудой документации, проектов, чертежей и схем будущих микрорайонов, зон отдыха, стадионов, объектов культуры, дорог, водопроводных и канализационных линий и направился глава Баку в Москву. Без поддержки Байбакова Н.К., бессменного председателя Госплана СССР, пробить все “задумки” двух упомянутых стратегических документов было нереально. “Двери моего кабинета после 22.00. для вас открыты”, – сказал бывший бакинец, “наш человек в Москве”. (К слову, стоит обратить внимание на растянутость рабочего дня патриарха советского Кабинета министров). Сановные двери Первопрестольной открывались перед бакинской делегацией еще и ввиду исключительного исторического факта – в столице советской империи властвовал человек по имени Гейдар Алиев. Так после двухмесячного хождения по высоким кабинетам был принят первый в истории документ, определивший социальное развитие Баку на перспективу.
- Тот Генплан не теряет своей актуальности. Фактически по его лекалам осуществляется дорожное строительство, обновление бакинского бульвара, площади Фонтанов, района улицы Басина, наконец, реконструкция улицы Советской и т.д. Другое дело, что Генплан – не догма, но стратегия развития. Каждые 10 лет он должен корректироваться в связи с изменением социальных, экономических, технологических и иных условий. Не говоря уже о форс-мажорных обстоятельствах, подобных последствиям карабахского кризиса. Параметры структур, обеспечивающих жизнедеятельность города на десятилетия вперед, закладывались из важнейшей составляющей этого своеобразного паспорта Баку – качества и количества человеческого материала, которым располагал город. В 1986 году население Баку составляло 1 млн. 660 тысяч. Это были люди разных национальностей, связанных социальной принадлежностью к городскому образу жизни. Предполагалось, что к 2005 году число бакинцев приблизится к 2,5 млн. Этот рубеж был достигнут уже к 1992 году. И не постепенно, а одномоментно. И не за счет городского населения, а беженцев, в основной своей массе сельчан. Надо ли говорить о том, что вся инфраструктура города Баку и все инженерные коммуникации, ранее введенные в эксплуатацию, были рассчитаны на 2 млн. жителей. Очень скоро бесконтрольные общественные процессы, прежде всего, демографические, “довели” население столицы по некоторым данным едва ли не до 4 млн. человек. Подобный перекос не может не накладывать свой специфический отпечаток на социальный облик города и образ жизни его новых жителей. Генплан развития имеют все крупные города в мире, независимо от политической системы стран. В АР предпочитают о нем молчать, потому как это удобно чиновничеству, получающему от этого огромные прибыли.
Вот и весь сказ о причинах хаоса, который воцарился в столице, и неизвестно когда кончится.
- Время такое – одно слово – смутное…
Час предателей
- Если мужчине не приходилось на крутых поворотах судьбы отстаивать свою независимость кулаками, значит, он утверждался в жизни с помощью сомнительных штучек. К слову, когда армянские сепаратисты посягнули на нашу общую независимость, отстаивать ее нужно было не с теми, кто силен молоть языком, а с теми, кто умеет работать кулаками. Он пустил их в ход сразу после “карабахского взрыва”.
В 1941-ом агентура Канариса шныряла по Москве, сея панику. Сталин закрыл наглухо советскую столицу и публично объявил свой знаменитый приказ – расстреливать шпионов и провокаторов на месте. Об этом напомнил в 1988 году посланцам Горбачева партийный глава Баку Фуад Мусаев, когда в город хлынули потоки беженцев из Армении. А вместе с ними и сотни сомнительных типов, выдававших себя за иностранных корреспондентов, правозащитников, неодемократов. Закрыть полуторамиллионный город представлялось немыслимым. Тем более расстреливать без суда и следствия. Хотя он и сейчас убежден, что кое-кто такой кары вполне заслуживал. Предотвратить сползание города к хаосу, по его убеждению, можно было только одним способом: остановить поток беженцев из Армении. Он велел задерживать поезда, следующие из Еревана в Баку, непосредственно в Нахчыване. На всех предприятиях и улицах было введено круглосуточное дежурство, на улицы вышли около 30 тысяч дружинников, въезд в столицу жестко контролировался. На яростные телеграммы и телефонные звонки Москвы он просто не реагировал. А местному начальству с категоричностью, ставившей в тупик флиятельных московских перестройщиков, заявил: “Селите беженцев в Карабахе. Там и природно-климатические условия подходящие, и язык с местным армянским населением они найдут”. На вопли москвичей, что в Степанакерте начнется резня, он вопросил: “А вы хотите устроить ее в Баку? Не бывать тому!” В результате потоки беженцев поплыли в неожиданном для провокаторов направлении. За короткие сроки в автономную область было переселено около 10 тысяч азербайджанцев. Им оказывалась всяческая помощь для обустройства на новом месте, включая материальные средства. Вся строительная мощь Баку работала на сооружение городков для беженцев. Так была приостановлена первая волна этнической чистки в Армении. Позже им разработан был план отражения армянской агрессии, с каждым днем становившейся неизбежной. Неугомонный Мусаев вошел с запиской к руководству республикой о необходимости укрепления всего периметра границы с Арменией. К записке приложил карту с блиндажами, фортификационными и инженерными сооружениями, коммуникациями, укреплениями, заградительными постами и линиями, предложив в заключение сформировать собственные республиканские пограничные отряды за счет внутренних войск МВД. Это был плод совместного труда лучших азербайджанских спецов и действующих генералов: Баршатлы, Насирова и др. Секретная документация, как водится, покружив по властным коридорам, канула в неизвестность. После яростной мусаевской атаки ктото вспомнил: “Документация у Поляничко”. Он кинулся ко Второму секретарю. А тот: “Ищите концы у руководства Совмина”. Оказалось, высокие чиновники, посовещавшись, сочли свою миссию на том законченной…Напрасно убеждал он начальство, что безопасность республики начинается с безопасности ее границ. Тщетно доказывал, что необходимо действовать в соответствии с изменившимися политическими обстоятельствами. Однако ясно было и другое: обстоятельства были сильнее не то, что Азербайджана – Союза! Ф.Э.Мусаев мешает, решили в верхах.
- Время было такое – час предателей и политических демагогов…
Последний бой
Так, в сумрачном 1988 году – неожиданно для него и для бакинцев – оборвалась его политическая карьера. Впрочем, Ф.Э.Мусаева призвали под знамена Компартии и в смутном 90-м, после трагических январских событий, избрав секретарем ЦК по экономике, строительству и промышленности – вспомнили, что он спас однажды столицу от анархии. Однако процесс ликвидации СССР, запущенный генсеком в союзе с противниками советской империи, приближался к своему логическому концу.
“Прошу освободить меня от обязанностей депутата Верховного Совета АР”.
Он добровольно ушел в отставку (случай едва ли не исключительный в азербайджанской политической практике), ибо полагал, что Компартия Азербайджана перестала существовать, стало быть, завершились и полномочия депутата, избранного по ее списку. Он имел все основания навсегда уйти из политики и посвятить себя тому, что любил с далекой мальчишеской поры, и что считал своим первым призванием – футболу. Так захотели его друзья – ветераны азербайджанского футбола: Алик Мамедов, Толик Банишевский, Казбек Туаев, Валера Гаджиев и министр спорта Юра Мамедов. Так полагал и он: спорт, как известно, единственный континент, закрытый для политиков. В тот весенний день 1992 года, когда цвет футбольной общественности АР учреждал Ассоциацию футбольных федераций Азербайджана (АФФА), избрав Ф.Э. Мусаева на конференции ее первым президентом, он и представить себе не мог, что именно на футбольных полях Баку вспыхнет война, каких не знавала история мирового спорта. Война неравная, потому что на приступ только что родившейся футбольной ассоциации двинулась мафия, ведомая высокими правительственными чиновниками.
Первый бой – со сторонниками вступления в Азиатскую футбольную конфедерацию. Этого добивалась не только армия нарождающихся фанатов, но и многие во властных коридорах, наивно рассчитывавшие на успех среди азиатских команд. “Поднять азербайджанский футбол до современного уровня можно только на путях интеграции с УЕФА”, – такова была позиция Ф.Мусаева. АФФА пошла за своим президентом и победила. Однако оказалось, что следующий бой придется вести в УЕФА. “У вас идет война, в стране действует чрезвычайное положение!” – заявили в Цюрихе, штаб-квартире европейского футбола, и выложили на стол кучу газетных вырезок и видеозаписей. – По той же причине Израилю приходится дожидаться своей очереди почти тридцать лет”.
Президент АФФА нашел выход в ассоциированном членстве, а через год настоял на создании комиссии УЕФА для изучения обстановки на месте. Эксперты УЕФА начали знакомство с футболом стран Южного Кавказа с Еревана и разговаривали с бакинскими коллегами едва ли не сквозь зубы. Трудно сказать, что повлияло на настроение посланцев европейского футбола: готика ли в сочетании со средневековой крепостью, придающая архитектуре столицы азербайджанцев неповторимое очарованье, джазовые ли импровизации в местной филармонии, а может, божественные фуги Баха в кирхе в самом центре солнечного города на берегу синего Каспийского моря.
Как бы там ни было, именно после пребывания в кирхе председатель комиссии УЕФА, отведя президента АФФА в сторону, тихо проронил: “Я вас понял…” В следующем 1994 году АФФА стала полноправным членом ФИФА и УЕФА. Победа? Да – над футбольной бюрократией. Но что было делать со своей отечественной, сросшейся, как оказалось, с мафиозными кланами, рассчитывающими “приватизировать” АФФА, дабы по-своему распоряжаться грантами европейского и мирового футбола? Об этом поединке – “Мусаев против мафии” – рассказывают обширные письма президента АФФА в ФИФА,УЕФА, президенту АР, обращения к спортивной общественности. Если собрать их вместе – получится настоящий детектив, обещающий стать бестселлером. Тут и бывший чемпион мира по борьбе, под видом этакого представителя частного капитала, прибравшего к рукам базу главной футбольной команды страны – “Нефтчи”, республиканский стадион, спортивные площадки и сооружения. И его спарринг-партнер – министр спорта, занятый подножками и подсечками: то создает альтернативную футбольную лигу, то отменяет жеребьевку чемпионата страны, то приостанавливает чемпионат страны, без устали дезинформирует руководство и общественность, не смущаясь, регистрирует фиктивную федерацию футбола под названием АФФА-2 со своим президентом-2. В то время как АФФА раз за разом добивается отмены этих и иных незаконных решений в международных футбольных организациях, сыгранный тандем переходит к тактике из арсенала местных гангстеров: в Баку, в ходе официальных международных матчей, на поле выводятся липовые команды, тушат свет на республиканском стадионе во время матча со сборной Португалии, имитируют… пожар над офисом АФФА, дабы сорвать переговоры делегаций ФИФА и УЕФА с исполкомом АФФА.
Президент ФИФА Й.Блаттер, президент УЕФА Л. Юханссон последовательно поддерживают АФФА и его президента, раз за разом направляя в высокие государственные инстанции АР письма, выражая свое непонимание столь странной политикой властей в отношении любимого всем человечеством вида спорта. Переписка заканчивается требованием международных футбольных организаций прекратить грубые вмешательства в дела национальной ассоциации, угрозой в противном случае применить соответствующие санкции.
“Вы живете в опасной стране”,- говорит Ф.Мусаеву член исполкома УЕФА Жан Форнет Фаярд…
И тут следует первое предупреждение президенту АФФА: ему открыто угрожают расправой. Дабы сомнений не оставалось в отношении серьезности намерений к “Делу АФФА” подключаются прокуратура республики, Следственное управление МВД, министерства налогов и финансов, подручные средства массовой информации. И как итог – арест заместителя президента АФФА О.Зейналова.
Это был типичный удар ниже пояса. И тот случай, когда продолжение боя теряло смысл и подрывало его собственный кодекс чести – жизнь близкого человека находилась в опасности…
Он молча покинул ринг. Но ушел непобежденным – взятый в заложники О.Зейналов был освобожден.
- По новым правилам мне не играть. Это – правила не моего времени. Точнее, безвременья…

Война Фуада Мусаева
оценок - 3, баллов - 3.67 из 5
Рубрики: Юбилей

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.