Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Волшебник из “стpаны чудес”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 24 мая 2013

к юбилею народного художника Азербайджана Рафика Насирова

Волшебник из стpаны чудесЕсли вы захотите когда-нибудь воочию увидеть, как на ваших глазах рождается чудо, то обязательно побывайте в «стране чудес» – на съемочной площадке, где вы сможете с легкостью и без особых усилий «перемещаться» во времени и в пространстве. Здесь нет границ. А разве могут быть строгие ограничения там, где господствуют творчество, идея, талант, всепоглощающая любовь к своей профессии?
Восприятие фильма, как известно, зависит от многих важных факторов, из которых одним из наиболее действенных является видеоряд, созданный, в первую очередь, художником-постановщиком. Об особенностях этой сложной, но интересной профессии рассказывает народный художник Азербайджана Рафик Насиров: «Каждая специальность имеет свою специфику. Особенностью же профессии художника-постановщика является единство многих составляющих, необходимых для успешной реализации авторской идеи. В профессиональном становлении положительную роль сыграло мое архитектурное образование. Знание законов архитекторы позволяет работать в трехмерном измерении, а это значит, что специалист может заранее увидеть те или иные объекты в их полном объеме».
- Рафик муаллим, какими секретами своей профессии вы могли бы сегодня поделиться с нашими читателям?
– Декорации не должны мешать игре актеров – это неписаный закон кинематографа. Здесь не должно быть крайностей. Если «перехорошить» – будут мешать, а если они превратятся в просто фон – это тоже нехорошо. Задумка обустройства того или иного эпизода должна соответствовать идее сцены, духу происходящих в кадре событий.
Правдивость – важный критерий успешных решений. Не следует стремиться разукрашивать то, что мы видим в жизни. Эту жизнь в декорациях надо показывать в приближенном к реальности виде – любая «показуха» не даст зрителям поверить в происходящее в кадре. Но исключать деликатность тоже нельзя, излишняя откровенность, порой, просто недопустима из-за, хотя бы, этических норм.
В последнее время все больше заявляет о себе условность в художественном оформлении сцен, что вызывает неоднозначную реакцию даже у знатоков и специалистов, занимающихся проблемами искусствоведения. Условность решений – лучше, чем перебор деталей. Порой, бывает достаточно и одного элемента декораций, чтобы авторская мысль нашла свое полное выражение. Но мы, безусловно, говорим, о профессионалах своего дела.
К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время назревает серьезная проблема с новыми кадрами в нашей специальности, так сказать, со сменой поколений.
- Но ведь представители именно вашего поколения и должны готовить себе смену.
– А это, довольно, трудно. Мне неоднократно предлагали заняться педагогической деятельностью, но вы же не будете возражать, что каждый должен заниматься своим делом? При этом, я только рад, когда случается возможность поделиться своим опытом с молодежью.
Как известно, в Бузовны открыли училище, в котором учатся на декораторов, гримеров. Это очень важное начинание, которое обязательно должно иметь свое продолжение. Раньше специалистов в указанных областях готовили во ВГИКе, сегодня вступить на этот путь стало гораздо сложнее. Ситуация требует серьезных и неотложных решений, т.к. в настоящее время в области художественно-постановочной сферы в азербайджанском кинематографе остались лишь несколько человек, мягко говоря, среднего возраста: Маис Агабеков, Рафиз Исмайлов и, если не возражаете, ваш респондент. А что дальше?
- Как говорится, будем надеяться. Пользуюсь случаем, чтобы узнать информацию из «первых уст»: по какой схеме выстраивает свою работу над фильмом художник-постановщик?
– Я не люблю обобщать, поэтому буду говорить конкретно о том, что я делаю сам. Объекты для декораций выбираются по ходу прочтения сценария. Главное – прочувствовать эпоху происходящих событий (не исключено, что потребуется ознакомиться со специальной литературой). Довольно часто приходится выезжать на натуру, и уже там складываются варианты решений необходимых построек. Затем делаются наброски, которые согласовываются с режиссером и оператором. По готовым чертежам начинаем создавать все, что необходимо для начала съемок фильма. Меня как-то спросили, не ограничивают ли свободу художественной мысли все эти схемы, чертежи? Однозначно, нет. Во всем «вычерчиваемом» учитываются особенности выбранной местности, ее природные условия. Так, в фильме «Не бойся, я с тобой» (режиссер Ю.Гусман), декорации выстраивались в соответствии с первозданной природой Илису и острова Артем.
- Но ведь фильмы снимаются и в павильонах киностудии…
– И здесь тоже должен срабатывать принцип правдивости. Так, действие фильма Эльдара Кулиева «Этот безумный, безумный мир» происходит в психбольнице. Мы не только привлекли к съемкам фильма в качестве консультанта Агабека Султанова, но и ездили в лечебницу для душевнобольных, чтобы увидеть и изучить их образ жизни. Построенные для фильма декорации были максимально приближены к тому, что нам удалось увидеть.
Совершенно в ином плане был продуман визуальный ряд в фильме Ульвии Кенуль «Где адвокат?». Здесь явно чувствуются веяния современного комедийного жанра, но с особым чувством меры, без излишеств, когда юмор трактуется со вкусом, как основное средство выразительности. Именно этот доминирующий фактор многое определял в декорировании картины.
Очень интересно было работать в составе съемочной группы фильма «Чолчю» Шамиля Алиева. Представьте: жгучая степь, мошкара, скорпионы, и… более сорока роскошных верблюдов. Мы построили интерьер объектов (загон для верблюдов и дом погонщика) в павильоне, а в степи возвели их экстерьер.
Важно, чтобы настроение было заложено уже в декорировании фильма. К примеру, я участвовал в съемках 11-серийного фильма «Граф Крестовский» (режиссер Р.Фаталиев), снятого по заказу НТВ. По сценарию должен был быть построен замок в стиле «Графа Монте Кристо», вызывающий ощущение воды, сырости, мрачной обстановки. Более того, для большей убедительности, в одном из эпизодов фильма фигурирует могила заключенного. Помнится, когда композитор Фаик Суджаддинов увидел эту декорацию, он признался: «Меня в дрожь бросило».
Для этого же фильма нам надо было построить декорации хранилища крупного международного банка, но доступ в такие места закрыт. Тем не менее, после показа фильма в Москве, многие спрашивали, как нам удалось проникнуть в банковскую «сокровищницу»?
В процессе работы в кинематографе импровизация – обычное дело. Важно, прочувствовать то, что тебе предстоит сделать, уловить настроение.
- За долгие годы работы в кинематографе Вам приходилось работать в различных жанрах, в числе которых полнометражные и короткометражные, художественные и документальные фильмы, трагедии и комедии. Удачным был для Вас и опыт работы в жанре фильма-балета. В чем специфика этого кино-жанра?
- Здесь другие требования и, прежде всего, – к безопасности артистов. Мне посчастливилось участвовать в съемках фильма-балета «Семь красавиц», в котором снялись знаменитые российские артисты балета. Постановку спектакля осуществила наша знаменитая семейная пара Рафига Ахундова и Максуд Мамедов. Сама тема и потрясающая музыка Кара Караева подсказывали интересные идеи. Декорации к этой работе были решены в стилистическом сплаве, в котором нашлось место и для египетских веяний (2,5 м. сфинксы).
В молодости мне удалось выступить и в роли сценографа: осуществил пару театральных постановок. Снимал клипы, готовил художественное оформление концертных программ, проводимых на крупных сценических площадках. В работе мне интересно все.
- И вы это неоднократно доказывали. Взять, к примеру, построенный вами в Гала город XIV века.
- Над этим проектом я работал с особым удовольствием, стараясь приблизить даже сам процесс его строительства к условиям того далекого времени. 70 рабочих в течение 10 месяцев вели здесь работы. Чего стоит одна баня с пятью куполами (500 кв.м), обставленная антикварной мебелью, персидскими коврами! Портал, выполненный из натурального камня, выдержан в марокканском стиле, хотя здесь присутствуют и элементы венецианской архитектуры, но в целом – это классическая модель азербайджанской бани Х века.
- Рафик муаллим, вы работали со многими режиссерами. Кто вам ближе по духу, по стилю работы?
– Сработаться творческим людям не всегда легко. Характеры, знаете ли(!) – это общеизвестный факт. Но ценить друг друга мы тоже умеем. Около шести лет я работал вместе с Эльбеем Рзакулиевым – профессионалом, в котором полностью отсутствовало диктаторское начало, и у которого можно было многому научиться. При всем своем большом опыте, он легко воспринимал и поддерживал свежую мысль, и это особо ценно.
Слишком большая ответственность была работать с Шахмаром Алекперовым и Анаром, которые удивительно тонко понимают творческий процесс и столь же деликатно участвовали в нем. Меня в свое время приятно поразил Анар, с которым мы работали над фильмом «Окно печали». Снимали в павильоне, где мне предстояло создать большое количество различных объектов, вплоть до класса деревенской школы, за дверью которой – улица и даже должен стоять ослик. За все время работы лишь однажды Анар, извиняясь, попросил перевесить фотографию. Такое уважение и доверие к коллеге по работе дорогого стоит!
Мне всегда интересно работать и общаться с Вагифом Мустафаевым. Это очень неординарный, глубоко мыслящий человек, всегда с интересными идеями, способными увлечь.
Октай Миркасимов – классик кинематографа, идеально знающий все тайны профессии. Вместе мы работали над фильмами «Джин в микрорайоне», «Чертик над лобовым стеклом», «Колдун».
А вот с Эльдаром Кулиевым нас связывают не просто творческие отношения, он близок мне по духу. Именно поэтому, могу обсуждать с ним и проблемы, не относящиеся к творчеству. Мы довольно часто видимся. Непринужденный разговор с ним дает хороший настрой, стимулирует творческую мысль.
Очень нравятся работы режиссера Явера Рзаева, с которым я сотрудничал в фильмах «Сары гялин» и «Божественные животные». Фильмы Явера отличаются глубокой философичностью, оригинальностью решений. Главное – здесь нет фальши, а это значит, что зритель все происходящее на экране будет воспринимать как реальность.
- У вас, видимо, много друзей.
– Друзей у меня мало, т.к. в это понятие я вкладываю слишком глубокий смысл. Но с уверенностью могу сказать, что очень дорогим и близким человеком считаю Рафиза Исмайлова. Это замечательный художник. У нас много общих работ, и самый долгий стаж дружеского общения. У Рафиза чистая душа – для меня это очень важно.
- Бывают ли случаи, когда вы сожалеете о прошлом?
– Стараюсь этого не делать. В каких-то отдельных случаях думаю, что можно было бы сделать по-другому, но что сделано – то сделано. Я по молодости мало задумывался даже о собственном архиве. По Джавадхану я построил библиотеку XIX века, а после завершения съемок фильма уничтожил ее. Помнится, на вопрос: «Тебе не жаль?», ответил: «Я привык. Мне уже не больно».
- Кому или чему в этой жизни вы особо благодарны?
– Я благодарен судьбе, подарившей мне замечательных родителей. Они посвятили себя служению медицине, оставив заметный след в развитии этой жизненно важной науки. Благодарен и своему трудолюбию: я всегда работал над собой, и буду продолжать это делать – знаниям предела нет. Я задействован, чувствую теплое отношение к себе тех людей, с кем работаю, любовь близких. Пессимизм мне не свойственен. Все это большой стимул.
- Могли бы вы «нарисовать» автопортрет?
– Он получится несколько абстрактным. Что касается меня самого, то я человек эмоциональный, живу завтрашним днем, все оставляю в прошлом. Считаю, что отталкиваться от того, что ты уже сделал – шаг назад, «тормоз» в развитии. Всю жизнь учусь забывать о плохом, и, кажется, у меня это уже получается. Но, если я уверен, что высказанная кем-то мысль неправильна, несправедлива или оскорбительна – молчать не буду. Уверен, плохое надо пресекать.
Живу в постоянной «аритмии»: в течение минуты – один, а в следующей – другой. Но это не «злокачественно». Люблю пошутить, хотя, признаюсь, мой юмор резкий, порой даже хлесткий.
Очень уважаю наши национальные традиции. То, что сегодня мы называем ментальностью, крепко сидит во мне. А мышление у меня современное, и детей воспитываю в том же духе. У меня три дочери и сын – четверо замечательных детей, которые крепко дружат между собой и всего добиваются своим трудом. Я ими очень горжусь. У нас доверительные отношения.
Необыкновенную радость доставляют две мои внучки – Медина и Ульвия. Видеть свое продолжение – огромный дар свыше, это чувства, которые невозможно передать словами.
- В каком цвете вы воспринимаете жизнь?
– Точно знаю, что не в серых тонах, а более конкретно сказать не могу. Что касается творчества, то предпочтение отдаю пастельным, спокойным тонам, не люблю яркие цвета, хотя в процессе работы ограничений никаких нет.
- Профессиональные мечты – они у вас есть?
– Они должны быть всегда, и это огромное счастье, когда видишь их реальное воплощение. Я без работы не могу, и меня это радует.
P.S. Редакция газеты «Зеркало» от души поздравляет уважаемого Рафика муаллима с юбилеем, желает благополучия и процветания в жизни и творчестве.

Волшебник из “стpаны чудес”
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.