Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

В полной гармонии с миром

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 04 мая 2013

К дню рождения прославленного дирижера Зубина Меты

В полной гармонии с миром Имя Зубина Меты – легендарного музыканта современности – уже давно стало символом высокого профессионализма, успеха, необозримого масштаба дарования. Являясь одним из лучших в мире интерпретаторов крупных, идейно углубленных симфонических полотен и ярких, незабываемых оперных спектаклей, маэстро в то же время постоянно участвует в различных феерических акциях. Так, именно под руководством З.Меты был воплощен вошедший в историю проект “Три тенора” – первое совместное выступление трех мировых знаменитостей: Пласидо Доминго, Хосе Каррераса и Лучано Паворотти. Концерт, вызвавший огромный резонанс, был проведен в Риме в ночь перед чемпионатом мира по футболу. Весь сбор от концерта был направлен в Фонд Каррераса по борьбе с лейкемией.
Зубин Мета обладает особыми, глубинными знаниями, он всегда открыто заявляет о своей гражданской позиции. Так, на руинах Национальной библиотеки Сараево, разрушенной в ходе югославских войн, под его руководством был исполнен “Реквием” Моцарта, а вблизи бывшего нацистского концлагеря Бухенвальд он продирижировал Второй симфонией Густава Малера, в исполнении которой приняли участие Израильский филармонический и Баварский государственный оркестры (в тот период Зубин Мета руководил обоими коллективами).
Отдавая предпочтение высокой классике, маэстро тонко чувствует время: он неоднократно выступает на знаменитых традиционных новогодних концертах в Вене, ставит совместно с китайским режиссером Чжаном Имоу фильм-оперу “Турандот”, играет с Карлосом Сантаной, с группами The Who, Jethro Tull, а также со многими джазовыми музыкантами, но при этом уверенно говорит: “Я не любитель рок-н-ролла. Classical music only”.
Будучи истинным эстетом, большим почитателем красоты и таланта, Зубин Мета вот уже без малого полвека идет по жизни рука об руку со своей супругой – неоднократно побеждавшей на конкурсах красоты, знаменитой голливудской актрисой Нэнси Ковак, хорошо знакомой зрителям старшего поколения по ряду фильмов, в том числе “Тарзан и золотая долина”, “Ясон и аргонавты”, “Дневник сумасшедшего”, “Выход со смехом” и другим картинам.
В 2010 году Зубин Мета впервые приезжает в Азербайджан, и с тех пор наша страна прочно вошла в географию концертных выступлений этого всемирно известного музыканта. Познакомившись со столицей Азербайджана, маэстро почувствовал необыкновенную духовную близость к этому древнему городу и его истории, о чем с каким-то особым воодушевлением рассказывает сам.
Баку
“Это удивительный город, вобравший в себя лучшие традиции Запада и Востока. Баку красив днем, а удачно продуманная система подсветок делает его восхитительным в ночное время. Развитая современная инфраструктура в сочетании с неповторимыми по своей красоте памятниками архитектуры говорит о стремлении Азербайджана идти в ногу со временем и в то же время о бережном отношении к своей истории и культуре, что вызывает особое уважение к этой стране. Говоря о Баку, могу добавить, что я в восторге и от азербайджанской кухни. Есть что-то общее с индийской едой, но совсем не та острота. Очень понравился плов, а пахлава – просто чудо!
Одна из главных причин моего первого приезда в Баку – желание выразить почтение памяти Славы Ростроповича, с которым нас связывали тесные дружеские и творческие отношения. “Ты обязательно должен поехать со мной в Баку и дать концерт во имя святого огня, извергающегося из недр азербайджанской земли”, – неоднократно говорил мне Слава.
По религиозно-этническому происхождению я – потомок парсов, исповедующих зороастризм. Сегодня парсы принадлежат к группе этнических меньшинств (в настоящее время в мире насчитывается около 80 тысяч парсов), но наше влияние в свое время было велико. Кстати, если речь зашла о религии, то должен сказать, что моя супруга исповедует христианство, дети – католицизм, а внучка – зороастризм. Каждый волен выбирать сам.
Я знал, что в Азербайджане есть священные огни “Атешгях”, и что через эту страну проходили караваны зороастрийцев. Но не предполагал, что здесь есть Храм парсов – индийских огнепоклонников, к которым относится и моя семья. Мне посчастливилось побывать в этом храме и даже прочесть там молитву. Огромный интерес для меня представили надписи на санскрите, сделанные на его арочных перекрытиях. Кроме того, я побывал и в поселке Мэhэmmэdli, где есть уникальный холм, из-под которого просачивается природный газ и постоянно горит огонь. На меня все это произвело огромное впечатление и вызвало желание вновь приехать в Баку. Более того, я рассказал об этом храме в Индии, отметив, что каждый приверженец зороастрийской религии должен хотя бы раз в жизни побывать в этих святых местах, чтобы лучше узнать историю своей религии”.
Мстислав Ростропович
“Сильнейшее впечатление на меня произвело посещение Дома-музея Леопольда и Мстислава Ростроповичей. Одно дело – знать, что Слава родом из Баку, но совершенно другое – оказаться в доме, где он родился, где жила его семья, ощутить необыкновенную ауру этого святилища, увидеть фотографии и предметы, некогда принадлежавшие Ростроповичам!
На меня колоссальное впечатление произвел и тот факт, что улица, на которой располагается этот музей, также названа именами отца и сына Ростроповичей, что говорит об особом уважении к памяти этих людей. В исповедующей мною религии почитание родителей возведено на одну из самых высоких и важных ступеней, поэтому меня очень тронуло и взволновало столь трепетное отношение бакинцев ко всему, что связано с семьей Ростроповичей. (Сам Зубин Мета всегда с большим пиететом говорит о своем отце, в память о котором он основал на родине отца – в Бомбее – музыкальную школу и мемориальный фонд для пропаганды академической музыки в Индии – Р.А.)
Наша первая творческая встреча со Славой произошла в 1963 году в Лос-Анджелесе, а последняя – в 2006 году в моем родном городе Бомбее, где мы исполнили Концерт для виолончели с оркестром Дворжака. Каждое общение с такой личностью, как Мстислав Ростропович, – это явление, это незабываемые мгновения жизни. С особым чувством я храню в сердце память о последнем концерте моего отца, в котором солировал Слава Ростропович. Папе было тогда 92 года, но и в этом возрасте ему удалось сохранить свое мастерство, не изменить высокой планке профессионализма. И тот факт, что этот очень волнующий для меня эпизод жизни самого дорогого для меня человека сопряжен с именем Славы, заставляет с еще большим волнением и любовью вспоминать и говорить о гениальной личности Ростроповича. И я благодарен Ольге Ростропович за предоставленную мне возможность участвовать в бакинских международных музыкальных фестивалях, названных именем моего большого друга Мстислава Ростроповича.
Я уже более 50 лет руковожу Израильским симфоническим оркестром, и Азербайджан, известный своей толерантностью, стал первой мусульманской страной, в которую мы приехали специально для того, чтобы принять участие в этом фестивале – очень важном и значительном посвящении по-настоящему великому музыканту и человеку современности. И я понимаю, что такой размах, с каким проходят эти фестивали, стал возможным благодаря сплоченным действиям, как я знаю, руководства Азербайджана, Фондов Гейдара Алиева и Мстислава Ростроповича, Министерства культуры и туризма Азербайджана. Результат потрясающий, и я надеюсь, что мы неоднократно будем принимать участие во всех последующих фестивалях Ростроповича, у которых, уверен, большое будущее”.
О себе
“Я родился в Бомбее, в семье, имеющей древние аристократические корни. Мое имя (мама вычитала его в старинной персидской книге) в переводе означает “могучий меч”, “копье”. Назвав меня так, мои родители, видимо, хотели “запрограммировать” во мне стойкость и мужество.
Мой отец – Мели Мета – был известным в Индии музыкантом, создателем и первым дирижером Бомбейского симфонического оркестра и квартетного ансамбля. В то время в Бомбее жить было нелегко. Оркестр, который удалось собрать моему отцу, состоял из числа эмигрантов, крестьян, представителей военно-морского флота, но всех этих людей объединяла огромная любовь к музыке.
Я с детства рос в творческой обстановке, но моя мама мечтала видеть меня врачом. Доктора, юристы, инженеры, бухгалтера в Индии считались самыми престижными профессиями, о которых мечтали, пожалуй, все родители, предполагая, что именно в этих специальностях их дети будут успешными. Но судьба распорядилась по-иному. Я поступил в знаменитую Венскую консерваторию, где изучал не только искусство дирижирования, но и композицию, обучался игре на контрабасе и ударных инструментах. Довольно рано начал работать с лучшими оркестрами мира, став самым молодым дирижером Америки (мне было тогда 25 лет)”.
Диктат дирижера
“Я не согласен с таким определением. Сегодня у дирижеров меньше диктаторских замашек, и это понятно. Если бы во времена Тосканини были профсоюзы, он был бы куда осмотрительнее! Мне удается прекрасно ладить с этой серьезной организацией – просто я точно соблюдаю все правила, никогда не задерживаю оркестрантов. Мои часы и мой ум неразрывно связаны, поэтому репетиции всегда начинаю и завершаю в точно указанное время. Успех исполнения во многом зависит от знания, в чем именно дирижер может довериться оркестру, а что надо отрабатывать на репетициях. Я всегда, будь то концерт или репетиция, стараюсь быть честным. Это очень важно для меня.
Для своих программ выбираю произведения, которые несут в себе высокую идею. Не могу жить без Моцарта. Когда играю его последнюю симфонию, чувствую, что композитор в этом произведении отразил весь свой жизненный опыт, все свои знания, всю свою жизнь. Ощущения таковы, что ты оказался в центре Космоса, а над тобой кружатся нейтроны, и ты ощущаешь полную гармонию с миром.
Люблю Малера, богатейший мир идей которого первоначально открыл для меня мой педагог Ганс Сваровски – в свое время один из лучших интерпретаторов произведений этого великого симфониста. Отсюда мой первоначальный интерес к творчеству Малера, а уже через собственные исполнения пришел к глубокому пониманию величия его таланта. Я воспринимаю музыку Густава Малера как революцию в общем потоке музыкального искусства ХХ века.
Признаюсь, что я очень люблю свою семью, в которой, как и во всех семьях, происходят разные события. Но, когда я выхожу на сцену, Бетховен для меня важнее. Мир музыки поистине необъятен, и в этом его особая притягательность.
Уже почти пять десятилетий мое творчество неразрывно связано с Израильским филармоническим оркестром. Мы ровесники, оба появились на свет в 1936 году. Позже нас свел случай: находясь в Америке, случайно услышал, что дирижер этого оркестра в буквальном смысле сбежал, оставив своих оркестрантов на сцене. В тот же день я прилетел в Израиль. Был третий день так называемой Шестидневной войны, продолжавшейся с 5 по 10 июня 1967 года, и с этого момента началась история нашей долгой, взаимной любви, которая возникла с первой же репетиции и продолжается до сих пор.
Оркестр – это семья, мы выросли вместе. Наше сотрудничество оказалось столь удачным, что меня назначили пожизненным художественным руководителем этого оркестра, отметив мою деятельность Государственной премией Израиля за вклад в развитие израильской музыкальной культуры. Уже два года я выполняю почетную миссию Посла музыкального мира Израиля в арабских странах”.
В 2011 году мы справили сразу два юбилея – наше 75-летие. У нас много планов, и мы готовы и дальше нести людям радость, дарить им возможность быть сопричастными к великому таинству – процессу создания высокого музыкального искусства.

В полной гармонии с миром
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.