Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Угрозы бумажного тигра

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 28 марта 2013

Северная Корея угрожает войной, но воевать не хочет и не может

Мировая пресса пестрит сообщениями об очередном обострении на Корейском полуострове. Особенно Пхеньян раздражали крупномасштабные военные учения южнокорейских и американских войск. Там не скупились на грозные заявления и обещания разгромить и уничтожить не только так называемый марионеточный режим в Южной Корее, но и добраться до Нью-Йорка.
На днях горючего в этот костер взаимных обвинений добавило сообщение о том, что США и Южная Корея подписали план совместных действий. Он должен быть приведен в действие в случае северокорейских действий, которые союзники называют “провокациями”. Предусматривается объединенный ответ двух государств на ограниченное нападение Севера. По прежним договоренностям Вашингтон должен был прийти на выручку Пхеньяну, если он подвергнется масштабной атаке. Теперь величина такого столкновения значительно понижена. Как заявил представитель Министерства обороны Южной Кореи, “это позволит двум государствам дать объединенный ответ на локальные провокации Севера. При этом Юг пойдет первым, а США обеспечат поддержку”.
Реакция Пхеньяна последовала незамедлительно. Как сообщило северокорейское официальное информационное агентство ЦТАК, северокорейское командование привело в полную боеготовность все ракетно-артиллерийские части вооруженных сил страны. Это касается стратегических ракетных частей и дальнобойной артиллерии. Кроме того, ракетным частям приказано готовиться к нанесению ударов по континентальной территории США, а также по островам Гуам и Гавайскому архипелагу.
Если такое и все подобные заявления принимать всерьез, то ощущение близкой войны становится реальным. Надо отдать должное северокорейской пропаганде. Она сумела создать миф о сверхмилитаризированной стране, обладающей огромной вооруженной до зубов армией. И даже ракетно-ядерным оружием, что должны были продемонстрировать последние испытания. Именно после них воинственные пляски начались с удвоенной энергией.
Тем не менее, более внимательный взгляд показывает картину, весьма далекую от этой.
Начнем с демографического фактора. Северная Корея имеет население около 24 млн. человек, Южная – 50. Соответственно мобилизационные возможности совершенно разные.
Сухопутные войска КНДР насчитывают 570 тыс. человек. В случае конфликта они могут рассчитывать еще на 2,1 млн. резервистов. Однако последние и потенциальные ополченцы, организованные в Рабоче-крестьянскую красную гвардию и Молодежную красную гвардию, вооружены и подготовлены не просто плохо, а крайне плохо.
Сухопутные войска Южной Кореи (РК) насчитывают 560 тыс. человек, и в случае конфликта южане могут мобилизовать еще 4,5-5 млн. резервистов. Таким образом, даже численный перевес будет у южной стороны.
Добавим к этому боевую подготовку. Ведь северокорейским солдатам наряду со службой нужно пасти скот, сеять и убирать урожай, заготавливать дрова для автомобилей с газогенераторными установками, собирать и таскать вязанки хвороста для отопления казарм, выполнять много другой хозяйственной работы. К тому же армия крышует ряд предприятий, на которых тоже работают солдаты. В частности, по выпуску военной формы. И времени на боевую подготовку практически не остается. Конечно, есть элитные подразделения, которые хозяйственными делами практически не занимаются, но их мало, и они войну выиграть не могут. Так что насчет несметных северокорейских полчищ – это легенда.
Теперь об огромном количестве танков и иной бронетехники Севера. КНДР получила из СССР 500 танков Т-62 и в 1980-1989 гг. произвела по лицензии еще 470 “Чхонмахо” – клонов Т-62, но впоследствии модифицированных. Однако принципиальных улучшений тактико-технических данных не произошло. Ранее в Северную Корею было поставлено 300 Т-55. На месте произведено 500 единиц танков китайского аналога Т-54. Кроме того, из Китая получено 50 легких танков. Еще есть 730 Т-34 и 510 легких танков – советских ПТ-76. Значительная часть этого доисторического танкового парка находится на консервации в неясном техническом состоянии.
Сейчас КНДР производит основной танк “Покпунхо”. Согласно общепринятой версии, это местная производная Т-72 с архаичной системой управления огнем местного производства. Точное количество машин неизвестно – по южнокорейским оценкам, речь идет о трехстах единицах.
У КНДР около 2000 танков послевоенного производства плюс 560 легких машин. Отметим, что танковый парк Ирака в 1991 году был больше примерно в три раза. Количество БМП и БТР оценивается в 2500 единиц. Практически весь парк северокорейских бронетранспортеров – машины с крайне низким уровнем защиты. Они уязвимы для бронебойных пуль обычных автоматических винтовок с дистанции 50 м.
На юге северокорейским танкам противостоят 1027 весьма современных танков К-1, 484 еще более современных К1А1, а также 36 единиц Т-80У. Их дополняют 850 ровесников Т-55 – М-48, однако они оснащены 105-мм пушкой и улучшенной системой управления огнем.
Всего на вооружении армии РК состоят 2397 танков. С 2014 года в войска начнут поступать новейшие К-2 “Черная пантера”. Картину дополняют 2490 бронетранспортеров и БМП, включая 466 единиц новейших боевых машин пехоты К-21.
При этом качественный разрыв чрезвычайно велик. Т-55, Т-59, Т-62 и их северокорейские клоны чрезвычайно уязвимы для современных 105- и 120-мм снарядов на любых дистанциях. В то же время обе модификации К-1 обладают лобовой броней, надежно защищающей от обстрела 100- и 115-мм снарядами северокорейских машин. Некоторую угрозу для танков РК могут представлять только вооруженные 125-мм орудием “Покпунхо”, однако преимущество в электронном оборудовании обеспечивает южнокорейским машинам превосходство в дальности обнаружения и дальности эффективного огня. В такой ситуации северокорейские танки могут стать легкой целью для их южных противников.
Формально у КНДР больше артиллерийских стволов, но с некоторыми образцами южнокорейской техники разница в технологическом уровне составляет десятки лет. Артиллерия РК более скорострельна, более дальнобойна, обладает гораздо большей точностью. Новые орудия РК используют управляемые боеприпасы. Несопоставимы системы управления огнем, сопряженные с радарами артиллерийской разведки.
К возможностям северокорейской артиллерии превратить Сеул в груду развалин за считанные часы следует относиться скептически. До пригородов достают только 170-мм установки “Коксан” и 240-мм “Чучхепо”. Наиболее вероятная численность “Коксан” – менее 200. При этом орудие отличают низкая скорострельность, 1-2 выстрела в пять минут, низкая надежность, низкий ресурс ствола. В реальности северокорейская артиллерия не способна превратить Сеул в руины.
ВВС КНДР имеет истребители МиГ-29, МиГ-23, МиГ-21, МиГ-19 МиГ-17 и их китайские аналоги, а также истребители-бомбардировщики Су-7, штурмовики Су-25, бомбардировщики Ил-28 и их китайские копии. Это примерно соответствует половине иракских ВВС в 1991-м.
Примерно половина северокорейских ВВС не может представлять угрозы для воздушного противника даже теоретически. МиГ-17 и МиГ-19 не несут ракетного вооружения. МиГ-17 к тому же еще и дозвуковой. Ил-28 в ВВС СССР начали снимать с вооружения уже в конце 1950-х гг.
Уровень подготовки летчиков крайне низок. Во-первых, из-за проблем с топливом. У северокорейского командования просто нет горючего, чтобы поднять в воздух все более или менее боеспособные самолеты. Во-вторых, из-за традиционно низкого ресурса старых советских и тем более китайских самолетов. Активность авиации КНДР во время предыдущего обострения обстановки в 2010 году продемонстрировала аварии, неразбериху и низкие пилотажные навыки летчиков.
РК располагает 60 тяжелыми истребителями F-15K, 165 легкими F-16K, 68 “Фантомами” F-4, 170 F-5 “Тайгер” и 82 Т-50 “Голден Игл”. До 2020-го намечено закупить еще 120 истребителей. При этом возможности южнокорейских ВВС увеличиваются из-за наличия четырех самолетов AWACS.
Иными словами, южане превосходят северян по количеству боеспособных самолетов, и в разы – качественно. Господство авиации РК в воздухе будет тотальным.
Еще один немаловажный фактор – питание военнослужащих. В северокорейской армии солдат получает в день 700 г крупы, иногда риса. Мясо – большая редкость. На юге армейцев питают по американским стандартам. Отметим, что во время иракской кампании англичане предпочитали американские сухие пайки своим собственным.
На море ситуация для северокорейской армии еще более плачевная. В составе их флота есть даже довоенный советский тральщик. Флот РК имеет современные корабли. И хотя численно уступает северокорейскому, но качественно превосходит противника несопоставимо.
Вероятное участие США делает ситуацию и вовсе проигрышной для КНДР. Ее армия вооружена хуже иракской 1991 года. При этом 22 года назад американцам хватило пяти дней наземного наступления, чтобы стереть в порошок армию Хусейна.
Если учесть объективные обстоятельства, то начинать войну для Пхеньяна просто самоубийственно. Истерическая реакция на действия Южной Кореи и США показывает, что на севере страшно боятся войны. Есть запуганная, плохо вооруженная страна и быстро наращивающая военную мощь РК по другую сторону 38-й параллели.
По мнению обозревателей и экспертов, масштабной войны на Корейском полуострове не будет. Что будет, так это вооруженные стычки, обстрелы далеких островов и другие действия, подпадающие под понятие провокаций. И это все, на что может решиться северокорейский режим.

Угрозы бумажного тигра
оценок - 2, баллов - 3.50 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.