Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Угроза войны повышается,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 03 июля 2013

считает сотрудник вашингтонского Фонда Карнеги Томас де Ваал

Угроза войны повышается, В Стамбуле завершилась очередная летняя сессия Парламентской ассамблеи (ПА) ОБСЕ. Как сообщает АПА, по итогам сессии была принята Стамбульская декларация.
В декларации депутаты стран ОБСЕ призвали сопредседателей Минской группы ОБСЕ продолжать свое взаимодействие с Арменией и Азербайджаном в поисках решения нагорно-карабахского конфликта.
Также в декларации нашли свое отражение вопросы Сирии, свободы СМИ, кибербезопасности, борьбы с трафикингом. Депутаты поддержали решение о предоставлении Палестине статуса партнера в ОБСЕ, был одобрен бюджет ОБСЕ. Было принято решение о проведении осенней сессии ПА ОБСЕ в Будве 13-15 октября и ежегодной летней сессии в Баку 28 июня-2 июля 2014 года.
Однако эксперты не ждут особого прорыва в деятельности института сопредседательства МГ ОБСЕ. За последние 10 лет в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта изменилось многое, однако самое важное – дефицит доверия у сторон конфликта друг к другу – осталось неизменным. Он усугубился, ситуация продолжает ухудшаться. Об этом на пресс-конференции в Ереване 2 июля заявил научный сотрудник вашингтонского Фонда Карнеги Томас де Ваал во время презентации своей книги “Черный сад: Армения и Азербайджан между миром и войной – 10 лет спустя”, передает корреспондент ИА Regnum.
По сути, как заметил сам автор, его новая работа является обновленной версией опубликованной еще в 2003 году книги “Черный сад: Армения и Азербайджан между миром и войной”. По словам де Ваала, несмотря на то, что книга обновилась, ее костяк остался неизменным. “В книге есть три новые главы, где затрагиваются проблемы, связанные с гонкой вооружений в регионе, приходом к власти в Армении Сержа Саркисяна и Мадридским документом по карабахскому урегулированию”, – подчеркнул он.
“Можно сказать, в плане дефицита доверия ситуация с каждым годом ухудшается, а вероятность военных действий в силу динамичных темпов вооружения сторон конфликта растет. Нельзя сказать, что в скором будущем могут начаться военные действия, однако вероятность новой войны с каждым годом растет”, – подчеркнул он.
Томас де Ваал также почеркнул, что с процессом накопления вооружения растет напряжение в регионе, что может в один момент выйти из-под контроля, как это было с Первой мировой войной. “До Первой мировой войны также шел процесс накопления вооружения, однако исходом ситуации, в конце концов, стала война”, – подчеркнул он.
По его мнению, решение нагорно-карабахского конфликта зависит не от воли стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США и Франция), а самих сторон противостояния.
Как заметил де Ваал, сверхдержавы не уделяют должного внимания карабахскому конфликту. “Для них карабахская проблематика является второстепенным вопросом. Как у сторон конфликта, так и у сверхдержав нет четкой заинтересованности в решении конфликта. До сих пор тратились и продолжают тратиться много ресурсов на сохранение статус-кво, но не уделяется должного вынимания решению проблемы. С другой стороны, сами стороны конфликта не проявляют интереса к процессу урегулирования”, – подчеркнул эксперт.
Между тем он добавил, что только Баку выступает за изменение сложившегося статус-кво и грозится решить проблему силовым путем. “Милитаристские заявления Баку еще не свидетельствуют о том, что война может начаться в скором будущем. Нет уверенности в победе в вероятной войне. Тем не менее, это все же свидетельствует о том, что риски возобновления войны достаточно велики. Ситуация в зоне конфликта настолько напряжена, что война может начаться даже с локальных боевых действий, которые могут вывести ситуацию из-под контроля”, – подчеркнул де Ваал.
Вместе с тем он коснулся восприятия карабахского конфликта в азербайджанском обществе, подчеркнув, что тематика отнюдь не в авангарде общественного дискурса в Азербайджане. “Несмотря на то, что политические круги Азербайджана активно раскручивают тему Карабаха, в общественном секторе конфликт по своей важности находится на 4-м или 5-м месте. Молодежь Азербайджана постепенно занимает более агрессивную позицию в карабахском вопросе. Агрессивность существует и среди армянской молодежи, но она пассивна, что можно объяснить победой страны в войне”, – считает эксперт.
Минская группа ОБСЕ – форма, в рамках которой проходят переговоры по карабахскому вопросу, подчеркнул Томас де Ваал, добавив, что вопрос наполнения формы содержанием зависит от сторон конфликта. “Минская группа предлагает сторонам конфликта варианты урегулирования, проводит встречи, однако она не может вместо них решить конфликт. То есть наполнится ли указанная форма содержанием, зависит от позиции самих сторон конфликта”, – подчеркнул де Ваал.
По его мнению, карабахский конфликт можно будет решить в будущем, когда трагедия, взаимные обиды перестанут быть фактором и будут заменены сухими рациональными расчетами. “В карабахском конфликте сейчас много места отводится не самому решению, а взаимным обидам, человеческим потерям, что есть реальная трагедия. То есть больше говорится об имевшей место трагедии, а не о решении проблемы. Если бы такой конфликт существовал в Европе, можно было бы найти решение. При абстрагировании от дискуссий вокруг трагедии в сухом расчете остается следующее – конфликт идет вокруг статуса Нагорного Карабаха. При желании можно найти выход из сложившейся ситуации, но пока не получается делать этого, поскольку в процессе большую роль играет фактор трагедии”, – пояснил сотрудник Фонда Карнеги.
В свою очередь участвовавший в пресс-конференции директор Института Кавказа Александр Искандарян подчеркнул, что новая работа де Ваала, подобно предыдущей, будет интерпретирована по-разному в Армении и Азербайджане. “Кто-то скажет, что книга слишком проазербайджанская, кто-то будет твердить обратное”, – сказал он, добавив, что английская версия книги представляет большую ценность, поскольку англоязычная литература по карабахской проблематике очень бедна.
Обращаясь к вопросу урегулирования нагорно-карабахского конфликта, о чем пишет де Ваал в своей книге, Искандарян подчеркнул, что при анализе карабахского процесса следует учитывать нынешние реалии, а не потерявшие значение некоторые исторические факты. “В карабахском процессе многие моменты становятся достоянием истории и историков, они уже не представляют важности с точки зрения политологии. Например, использование карт, где изображены Армения, Азербайджан и бывшая НКАО (Нагорно-Карабахская автономная область), не представляет ценности с точки зрения анализа реального уклада вещей. Это понимают все стороны конфликта.
На самом деле, в ходе прошедших 10 лет конфликт трансформировался еще больше: в обеих сторонах существуют эшелонированные оборонные линии, армии вооружены новейшим вооружением – танки, ракеты, чего не было 20 лет назад, когда все началось с винтовок и палок”, – подчеркнул политолог, добавив, что гонка вооружений, на самом деле, укрепляет статус-кво.
“После скопления определенного количества и качества вооружения у обеих сторон конфликта возобновление военных действий становится маловероятным. Накопленное вооружение задействует механизм сдерживания на основе угроз, что в литературе называется “сдерживание угрозой”. В этом плане я не согласен с де Ваалом, что вероятность возобновления военных действий возрастает, наоборот, она снижается”, – сказал Искандарян.
Александр Искандарян обратился и к роли МГ ОБСЕ в процессе карабахского урегулирования. На его взгляд, Минская группа отнюдь не преследует цель решить проблему. “Конфликт по определению нельзя решить, если этого не желают стороны противостояния. В этом плане МГ ОБСЕ выполняет три важные задачи. Первая – обеспечение канала переговоров, что очень важно в этнополитических конфликтах. Вторая – интернационализация переговорного процесса, и, наконец, третья – недопущение возобновления военных действий”, – пояснил политолог.
Искандарян уверен, что карабахский конфликт в настоящее время невозможно решить. На его взгляд, эмоциональные дискуссии вокруг конфликта свидетельствуют о процессе национального строительства. “То, что сейчас происходит у сторон нагорно-карабахского конфликта, можно назвать одной фразой – национальное строительство. В этом плане Южный Кавказ напоминает Европу времен модерна. Достаточно вспомнить, сколько войн было вокруг Эльзаса между Францией и Германией. Потребовалось 200 лет, чтобы конфликт каким-то образом решился. Конфликт с Ирландией продлился почти 700 лет. Что касается карабахской проблемы, то в силу ускорения процессов в мире, через 3-4 поколения стороны могут найти такое решение, что сейчас нам и в голову не приходит”, – заключил Искандарян.
Во-первых, начнем с угрозы возобновления боевых действий. Тут позиции Томаса де Ваала и А.Искандаряна не совпадают. Они солидарны в том, что вооружения и боевой техники не просто стало больше. Но и по качественному параметру вооружения и боевой техники, которая имеется в наличии, стороны конфликта сделали огромный шаг вперед. Это верно.
Т.де Ваал рассматривает этот фактор вкупе с усилением милитаристской риторики официального Баку как серьезную угрозу, способствующую возобновлению боевых действий. Грубо говоря, речь идет о новой войне. При этом эксперт признает, что усиление милитаристской логики совсем не означает то, что война начнется завтра. Нет гарантированности победы. Все верно.
С другой стороны, А.Искандарян рассматривает повышение уровня милитаризации региона в качестве сдерживающего фактора. И в этой позиции есть своя логика. На самом деле, стороны прекрасно осознают, к каким потерям приведет возобновление боевых действий при нынешнем уровне милитаризации Азербайджана и Армении. Новая война может иметь почти фатальные последствия.
Но все же, если не добиться реального прогресса в урегулировании конфликта, новая война неизбежна. Первое – речь не только идет о позиции сторон конфликта. Ни Т.де Ваал, ни А.Искандарян не рассматривают интересы внешних игроков, притом делают это сознательно. Для Т.де Ваала подобный подход к урегулированию конфликта является позицией, которая отстаивается им последовательно, несмотря на всю ее слабость. Но об этом чуть ниже.
С господином Искандаряном все намного сложнее. Буквально недавно он признал, что ситуация в регионе в течение последних 2-3 лет кардинально изменилась. Выступая на проходившей в Москве международной конференции “Кризис на Ближнем и Среднем Востоке и проблемы безопасности на Южном Кавказе и на Каспии”, он заявил, что ситуация, по его наблюдениям, меняется довольно динамично в последние 2-3 года. Ранее страны региона, отметил он, видели угрозы друг в друге, однако сейчас положение иное. По мнению Искандаряна, вряд ли Абхазия сейчас видит угрозу со стороны Грузии, Азербайджан – со стороны Карабаха и Армении, а Армения – от Азербайджана.
По его мнению, если раньше угрозы для региона Закавказья исходили из самого региона, то сейчас угрозы носят нерегиональный характер. Среди внешних сил, способных повлиять на урегулирование конфликта, тогда Искандарян назвал такие крупные страны, как Турция, Иран и Россия, а также ЕС и США. В этом конгломерате, по его мнению, и начинается “турбулентность”.
Таким образом, надо признать, что угроза возобновления войны между Арменией и Азербайджаном сегодня исходит не от самих сторон конфликта, а от внешних игроков, имеющих в регионе сильные геополитические интересы. Эти силы вполне могут спровоцировать возобновление нового этапа вооруженного конфликта. Притом это может стать реальностью намного раньше, чем многие себе представляют.
К примеру, России ничего не стоит “заставить” Армению или же часть правящей элиты спровоцировать начало боевых действий. Всегда можно сыграть на якобы имеющихся разногласиях между официальным Ереваном и руководством сепаратистов.
Второе – необходимо учитывать и влияние внутриполитической обстановки в Азербайджане и Армении. И все же прежде всего в Азербайджане.
В Армении использование карабахского фактора во внутриполитических целях не так просто, если, конечно, речь не идет о подписании мирного соглашения. Только подписание мирного соглашения можно использовать для того, чтобы взорвать внутриполитическую ситуацию. А так в целом ситуация должна “устраивать” общественное мнение. Не только Нагорный Карабах, но и территории вокруг него находятся под контролем Армении. А там, может быть, произойдет “привыкание” к ныне существующему статус-кво всех заинтересованных сторон.
В Азербайджане диаметрально противоположная ситуация. Территории под оккупацией. Кроме того, существует давление экономического роста Азербайджана, позволяющего выделять огромные средства на оборону и вооружение. То есть при любом обострении внутриполитической обстановки оппозиция активно начнет использовать довод о том, что, несмотря на имеющиеся возможности, власти ничего не сделали для освобождения оккупированных территорий. И сразу карабахская тематика хотя бы на время станет одной из ведущих.
Точно так же в случае отсутствия прогресса в урегулировании конфликта и самой правящей элите рано или поздно (скорее всего, намного раньше, чем многие предполагают) придется поставить карабахскую тему во главу угла, чтобы обозначить собственную “востребованность” с целью обеспечения воспроизводства власти. Очень опасный аргумент для обеспечения воспроизводства власти. Еще немного, при нынешнем положении дел другого просто не будет.
Во-вторых, нельзя бесконечно спорить по поводу того, что первично – курица или же яйцо. Очень уважаю господина де Ваала. Но его бесконечные заявления о том, что урегулирование конфликта зависит исключительно от сторон конфликта, честно говоря, мало того что не убедительны, но и не выдерживают никакой критики. Точно так же не совсем убедительны заявления господина Искандаряна о том, что Минская группа вообще не была предназначена для урегулирования конфликта.
Могу привести множество примеров, когда великим державам удается добиться урегулирования той или иной международной проблемы, без согласия субъектов самого конфликта. Важно, чтобы ведущие державы придерживались единой позиции. Вот и все. Тогда все решается без оглядки на субъектов конфликта в Совбезе ООН, как было, например, в Судане. Ведь глупо тратить огромные силы и ресурсы на сохранение существующего статус-кво, если вместо этого можно добиться урегулирования конфликта.
Притом необходимо учесть, что Россия имеет решающее влияние на Армению, а Запад – на Азербайджан. А Азербайджан и Армения – не те государства, чтобы игнорировать обязательные для выполнения резолюции Совбеза ООН.
Таким образом, огромные силы и ресурсы на сохранение существующего статус-кво тратятся со стороны стран-сопредседателей исключительно по одной причине: ведущие мировые державы не могут найти формулу урегулирования конфликта, которая полностью устраивала бы прежде всего их самих. В этих условиях не остается ничего другого, как тратить силы и ресурсы на сохранение существующего статус-кво.
Более чем уверен, если стороны конфликта сами бы предложили взаимоприемлемый вариант урегурования, ведущая держава, не заинтересованная в установлении мира, по крайней мере, на согласованных условиях, смогла бы найти возможность, чтобы торпедировать мирный процесс. По крайней мере, попыталась бы это сделать.
А вот заявления по поводу того, что взаимная вражда является главной причиной отсутствия прогресса в урегулировании карабахского конфликта, вообще не выдерживают никакой критики. Вообще нет ни одного примера урегулирования конфликта через восстановление доверия. Пример японо-российских отношений тут вообще неуместен, хотя бы потому, что конфликт до сих пор не решен. Но, по большому счету, даже этот тип взаимоотношений с Россией был навязан Японии после поражения во Второй мировой войне со стороны международного сообщества. У Японии, которая капитулировала в результате Второй мировой войны, не было иного выхода.
То есть чаще всего международное сообщество находит военно-политическое решение того или иного конфликта, а потом уже начинается, можно сказать, вынужденный процесс налаживания отношений, установления доверия между субъектами проблемы. Так было в межгосударственных отношениях Франции и Германии, которые буквально через несколько лет по завершении Второй мировой войны стали инициаторами создания Евросоюза.

Угроза войны повышается,
оценок - 9, баллов - 4.44 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • АЗЕРБАЙДЖАН МОЖЕТ НАЧАТЬ ВОЙНУ НЕ РАНЬШЕ ЧЕМ КОГДА АМЕРИКА ВЫВЕДЕТ СВОИ ВОЙСКА ИЗ АФГАНИСТАНА И КОГДА В СЛЕДСТВИИ ЭТОГО ТАЛИБАН ПРИДЕТ К ВЛАСТИ И НАЧНЕТСЯ ЭКСПАНСИЯ ИДЕЙ РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМА В СТРАНЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ В ОСНОВНОМ ВОЕННЫМ ПУТЕМ И ЧАСТИЧНО ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКОЙ НАСЕЛЕНИЯ,(НА ТЕРЕТОРИЯХ ГОСУДАРСТВ СРЕДНЕЙ АЗИИ КОТОРЫЕ ПРОПОВЕДУЮТ ИСЛАМ ВСЛЕДСТВИИ НИЗКОГО УРОВНЯ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ,КОРУПЦИИ ВЛАСТИ ХОТИМ МЫ ЭТОГО ИЛИ НЕ ХОТИМ ОБЩЕСТВО РАДИКАЛИЗУЕТСЯ И ЭТО СОЗДАЕТ ПРЕКРАСНУЮ ПОЧВУ ДЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДВИЖЕНИЯ ТАЛИБАН И В НУЖНЫЙ МОМЕНТ АЗЕРБАЙДЖАН МОЖЕТ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭТИМ ) ЧТО КАСАЕТСЯ РОСИИ ТО ОНА ВЫНУЖДЕНА БУДЕТ ВОЕВАТЬ С ДВИЖЕНИЕМ ТАЛИБАН И ЭТА ВОЙНА ПОДКОСИТ ЕЕ ЭКОНОМИКУ УЖЕ СЕЙЧАС МЫ ВИДИМ В КАКОМ ОНА т.е РОСИЯ СОСТОЯНИИ ДАЖЕ РАКЕТУ НОРМАЛЬНО В КОСМОС ВЫВЕСТИ НЕ МОЖЕТ.А ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО ДАЛЬШЕ БУДЕТ ЕЩЕ ХУЖЕ.ТЕРЕТОРИЯ ОГРОМНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА НА НУЛЕ,И ЕСЛИ РОСИЯ ЕЩЕ В ВОЙНУ ВВЯЖЕТСЯ (ЧЕГО КСТАТИ ОЧЕНЬ ХОЧЕТ АМЕРИКА В ОТМЕСКУ ЗА СИРИЮ) ДЛЯ НЕЕ ЭТО БУДЕТ КОНЕЦ.ВОТ ТАКОЙ РАСКЛАД СКОРЕЕ ВСЕГО НАС ОЖИДЕТ В ТЕЧЕНИИ 5-10 ЛЕТ

    Thumb up 0 Thumb down 0