Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Трансатлантические компромиссы

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 26 февраля 2013

Трансатлантические компромиссыНа прошлой неделе, спустя почти два десятилетия после первых обсуждений идеи, Соединенные Штаты и Европейский Союз начали переговоры по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (TTIP). Запуск партнерства, который должен состояться в начале 2015 года, был представлен как столь необходимый “стимул создания бездефицитных бюджетов”, который будет способствовать росту ВВП США и ЕС на 0,5% в год, а также поможет увеличить занятость по обе стороны Атлантики.
И в то время как обе стороны стремятся устранить оставшиеся тарифы на двустороннюю торговлю, их главной задачей является проредить заросли нетарифных барьеров – в основном конкурирующих технических и санитарных норм и правил, которые душили развитие двусторонних отношений. Более тесное сотрудничество также сможет помочь США и ЕС противостоять тому, что бизнес-лидеры рассматривают как растущую несправедливую конкуренцию со стороны Китая как дома, так и за рубежом. Но сможет ли TTIP соответствовать ожиданиям? Вполне красноречивым является тот факт, что Рабочая группа по занятости и экономическому росту высокого уровня, которой было поручено определить политику и меры, определяющие переговоры, рекомендовала более консервативный подход.
Действительно, в окончательном докладе группы, который вышел чуть раньше в этом месяце, говорится, что соглашение “должно быть разработано таким образом, чтобы в дальнейшем развиваться”, двигаясь “постепенно к более интегрированному трансатлантическому рынку”. В том числе группа рекомендует создание “текущего механизма налаживания диалога и сотрудничества” в вопросах регулирования и нетарифных барьеров, а также “основу для выявления возможностей для… будущего сотрудничества в области нормативного регулирования”.
Такая осторожность вполне оправдана, учитывая тот факт, что некоторые основные принципы, которые управляют нормативными подходами двух сторон, сильно отличаются, а иногда и вступают друг с другом в противоречие. Например, ЕС уже давно стремится к “принципу предосторожности”, который предотвратит проникновение продуктов, которые могут, попав на рынок ЕС, нанести вред здоровью человека, даже если научные данные по ним еще не вполне убедительны.
Данный принцип лежит в основе отказа ЕС от импорта генетически модифицированных продуктов из США, где те потребляются в широких масштабах. Однако старшие члены Конгресса США подчеркнули, что успешное соглашение должно включать открытие рынка ЕС для всех американских сельскохозяйственных продуктов.
Еще одна потенциальная конфликтная область – противоречивые понятия личной жизни – может препятствовать способности обеих сторон в достижении их общей цели открытия цифрового рынка. За последние недели основные технологические американские компании, включая Google и Facebook, были обвинены в агрессивном лоббировании Европейского парламента, с тем чтобы он приостановил планы по активизации правил по соблюдению конфиденциальности в ЕС.
Третья проблема уходит своими корнями в глубоко укрепившийся скептицизм Европы относительно финансовых рынков. На следующий день после заявления президента США Барака Обамы о запуске переговоров о TTIP Европейская комиссия выпустила свой план по Налогообложению финансовых сделок Еврозоны, введение которых повлечет новые издержки для американских банков, работающих на рынках ЕС.
Другие случаи, в которых барьеры для трансатлантической торговли и инвестиций скрываются в противоречащих друг другу целях и глубоко укоренившихся отношениях, включают в себя защиту Францией дорогого своему сердцу аудиовизуального сектора и желание Америки продолжать блокировать проникновение европейцев в свою канонизированную индустрию авиаперевозок.
Участникам переговоров также придется преодолеть значительные структурные препятствия. В то время как Европейская комиссия будет пытаться обеспечить четкий мандат для ведения переговоров от всех 27 государств-членов, США тоже столкнется с проблемами собственной внутренней координации.
Европейские страны преуспели в создании единого рынка в 1992 году не путем согласования всех своих норм и правил, а согласившись признать результаты экспертизы друг друга. Если продукт одобрен для продажи в одном государстве-члене ЕС, то он считается достаточно безопасным для продажи в других. Подобная политика “взаимного признания” может стать ключом к успешным торговым переговорам США и ЕС, однако только после того, как обе стороны смогут преодолеть предубеждения, которые встроены в их нормативную и политическую системы.
Такие барьеры особенно заметны в США, где Конгресс следит за правовыми рамками, в которых работают федеральные регулирующие органы, такие как Управление по охране окружающей среды и Управление по контролю качества продуктов и лекарств. Не только администрация США и ее федеральные агентства должны признать, что стандарты безопасности, созданные и испытанные во Франкфурте или Афинах, эквивалентны созданным в США; комитеты Конгресса тоже должны прийти к согласию. ЕС, со своей стороны, придется, например, пересмотреть свою политику в отношении генетически модифицированных продуктов.
ЕС преодолел национальные предубеждения о создании единого рынка путем введения процесса юридически обязательного голосования квалифицированным большинством, при котором отдельные государства-члены могут быть в меньшинстве по конкретным правилам. Однако такой подход не может быть воспроизведен для предотвращения неизбежных заминок в трансатлантических переговорах по вопросам регулирования. Неудивительно, что, столкнувшись с такими серьезными препятствиями, Рабочая группа высокого уровня остановилась на более скромных индикаторах успеха переговоров по TTIP. Однако это не отменяет значимости партнерства.
Несмотря на то, что трансатлантические тарифы составляют в среднем 3-5% ( с бoльшими пиковыми значениями для некоторых наиболее чувствительных товаров), их ликвидация окажет значительное влияние, учитывая, что объем двусторонней торговли составляет 650 млрд долларов США в год. Упрощение таможенных процедур и открытие рынков государственных закупок может принести дополнительные выгоды. А создание официального механизма трансатлантических консультаций в области нормативного регулирования в конечном счете окупится – сектор за сектором.
Соглашение о создании TTIP, подписанное в 2015 году, может не быть революционным и всеобъемлющим соглашением, на которое надеются многие наблюдатели. Однако оно остается важным шагом к более интегрированному трансатлантическому рынку
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Трансатлантические компромиссы
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.