Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Тегеран-43:

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 22 ноября 2013

взгляд с азербайджанской стороны

Тегеран 43: В этом году исполняется 70 лет со дня Тегеранской конференции 1943 года, имевшей судьбоносное значение для всего мира. О ней написано немало, сняты фильмы, в частности “Тегеран-43″ – настоящий триллер с замечательно подобранным ансамблем (Ален Делон, Наталья Белохвостикова, Игорь Костолевский и др.). Мне пришлось как-то наблюдать съемки одного эпизода этого фильма – проезд Черчилля на “виллисе” по улицам Тегерана, то есть Баку, где и велись съемки отдельных эпизодов, связанных с иранской столицей. Но это так, к слову.
Потом уже, в наши дни, по моему сценарию был снят документальный фильм “Тегеран-43″ (он был показан на телеканале “Лидер”). Тема этой исторической конференции воистину неисчерпаема, и здесь возможны интерпретации, версии, а также откровенные мистификации. Это смотря с каких позиций рассматривать данную тему. Из работ, созданных в последнее время, мое внимание привлекла публикация Юрия Райхеля “Покушение, которого не было. Встрече “большой тройки” в Тегеране ничего не угрожало” (см. “Зеркало” от 2 и 9 ноября 2013 г.), где вопреки принятому в советской историографии (да и СМИ) мнению утверждается, что германская разведка “упустила” встречу “большой тройки” в Тегеране, что никакой серьезной немецкой агентурной сети в момент проведения конференции там не было, что, наоборот, очень основательную защиту лидеров союзников подготовила советская разведка, что мир, в том числе германское командование, узнало об этой конференции уже после ее окончания.
Тегеран 43: Что ж, история опирается на факты. А они, как говорится, упрямая вещь. Чего только не услышишь из уст сегодняшних ниспровергателей и интерпретаторов
И еще. Часто в историю включают события, которые к ней никакого отношения не имеют. Так, недавно, во время бурно обсуждаемой концепции учебника по истории России, было высказано мнение, как объективно надо показывать последнее 20-летие русской действительности, то есть события, которые имели место во время правления Брежнева, Андропова, Ельцина, Горбачева, Путина, Медведева… Возникли разные мнения, порой прямопротивоположные, взаимоисключающие и противоречивые…
А по-моему, не надо никак интерпретировать это “двадцатилетие”. Ведь это – не история. Пока “не история”. Надо это время отдать на откуп политологам, экономистам, людям, участникам событий, пусть и выступающим с разных позиций.
Тегеран 43: Что же касается Тегеранской конференции, то ее можно квалифицировать как “историю”. И бывает досадно, что в ее исследовании прослеживается недоговоренность, искажающая подлинный характер явлений. Впрочем, в интерпретации фактов нередко СМИ и политологи исходят из уже созданных в советское время пропагандистских клише и установок.
Сегодня мир все еще подвержен превратностям и потрясениям, связанным с действиями и устремлением отдельных стран, крупных и не столь.
И хотя, казалось бы, история прошлого века должна была бы научить политиков придерживаться правовой основы в своих отношениях с другими странами, но, увы, по-прежнему в моде “силовые решения”, ставка на превосходство в военной мощи.
Да, война с фашизмом в XX веке, тяготы, выпавшие на долю миллионов людей, явно подзабываются новыми поколениями политиков, появившихся, увы, после “холодного”, но грозящего превратиться в “горячий” термоядерный пожар в мировом масштабе времени. В момент напряженного противостояния держав, владевших тогда ядерным оружием.
После краткого, в два десятка лет, затишья и сближения сторон, а именно США и его партнеров с одной стороны, и России, занятой решением вопросов, связанных с доставшимся от СССР наследством, с другой стороны, вновь замаячили новые линии конфронтации. Нам объясняют: снова возвращаемся к двуполярному миру, то есть противостоянию сторон с возможными катаклизмами в мировом масштабе.
Тегеран 43: Но история тем и хороша, когда она учит, предостерегает, напоминает. И вот один из ее “уроков”, когда ее вершителям удалось все-таки точно вычислить возможные катастрофические последствия в “холодной войне”, когда усилиями лидеров США и СССР была предотвращена реальная угроза термоядерной войны. Всем известно, что наивысшей точкой “холодной войны” был Карибский кризис, когда мир находился на грани ядерного столкновения. В тот момент существовала реальная опасность, что “холодная” война, продолжавшаяся в течение ряда лет, может перерасти в “горячую”, термоядерную, если Советский Союз не уберет свои ракеты с ядерными боеголовками, нацеленными с территории Кубы на Соединенные Штаты. К счастью, тогда здравый разум восторжествовал, и мир с облегчением вздохнул.
Считается, что этот самый кризис и был наивысшей точкой напряжения между США, их западными партнерами по антигитлеровской коалиции и Советским Союзом с момента окончания Второй мировой войны и до наших дней.
Тегеран 43: Но мало кто знает, что был еще один момент жесткой конфронтации между СССР и союзными державами сразу же после окончания войны. На этот раз “яблоком раздора” стала не Куба, а Иран, точнее, Азербайджан, его “иранские” территории.
А началось все в Тегеране в 1943 году, во время встречи “Большой тройки”: Сталина, Рузвельта и Черчилля. В войне с фашистской Германией наступил перелом в пользу союзников, и они уже стали делить мир на сферы влияния.
Наряду с беседами об открытии Второго фронта, о координации военных действий на фронтах, о послевоенном статусе Германии, о положении Польши был затронут вопрос и об Иране. Более того, после окончания конференции наряду с кратким “сообщением о конференции руководителей основных держав” (ведь она носила секретный характер) была опубликована для печати “Декларация трех держав” и специальная “Декларация трех держав об Иране”.
Тегеран 43: Эта Декларация об Иране и оказалась бомбой замедленного действия, которая могла взорвать мир не только в регионе, но и во всем мире. Любопытно, что во время этой первой встречи в Тегеране союзники затронули много вопросов, но конкретная декларация была принята лишь об Иране, который, в общем-то, не находился в зоне военных действий. Можно, конечно, считать, что эта декларация могла быть данью уважения и признательности стране, которая принимала руководителей союзных держав – Сталина, Черчилля, Рузвельта. Но в этой декларации были и такие слова:”Правительства Соединенных Штатов, СССР, и Соединенного Королевства едины с правительством Ирана в своем желании сохранить полную независимость, суверенитет и территориальную неприкосновенность Ирана”.
И, казалось, здесь, в этих словах, не было ничего необычного. Если бы не большая политика и интересы сверхдержав на Востоке, которые пока, в данный момент, выступали сообща против гитлеровской Германии.
Немного истории
Кажется, Черчилль сказал, что у Великобритании нет друзей, а есть только интересы. Конечно, эти интересы у его страны издавна были и в Иране: нефть, взаимоотношения с Россией, с которой интересы Англии здесь расходились. И многое другое.
История знает немало примеров, когда именно в Иране или в связи с Ираном Англия и Россия оказывались по разные стороны баррикад. Вернемся на двести лет назад. Россия ведет войну с Ираном и отвоевывает шаг за шагом территории, находящиеся под властью иранских шахов. Это территория азербайджанских ханств: Нахчыванского, Ереванского, Карабахского, Дербентского и других. А вот и 1828 год. Идут переговоры между победительницей Россией и побежденным в войне с ней Ираном. Причем невольно это связывалось с положением Азербайджана, его территориями, которые переходили от одной воюющей стороны к другой. И если и шла речь о самом Азербайджане как самостоятельном государстве, как о стране, утратившей некогда свою самостоятельность, то только теоретически, в переговорах, которые вела Россия с Ираном и стоящей на его стороне Англией.
Тегеран 43: Итак, 1828 год. Только что закончилась война между Россией и Ираном. Она диктует правителю Ирана Фатали шаху и его сыну – наместнику в Южном Азербайджане Аббас-Мирзе свои условия Туркменчайского договора.
Ведущий эти переговоры русский дипломат А.С.Грибиоедов, стремясь заключить договор с Ираном на выгодных для России условиях, сделал своим аргументом именно вопрос о “воссоединении” Азербайджана, разумеется, под властью России. Как сказано в “Истории Азербайджана”, написанной в советское время, “русская дипломатия ставила вопрос о присоединении к России также южных областей Азербайджана. Эта мысль была высказана и участником переговоров А.С.Грибоедовым, который считал необходимым обеспечить независимость южных областей Азербайджана от Ирана. Представители России настаивали на полном присоединении к ней Тебризского, Марагинского, Хойского и Урмийского ханств” (“История Азербайджана”, т. II, с. 44).
Следует сказать, что это требование, однако, вызвало противодействие не только со стороны Ирана, но и Англии, не желавшей усиления влияния России на Востоке, а также царского министра иностранных дел К.В.Нессельроде, проводившего проанглийскую политику. Можно по-разному оценивать деятельность Грибоедова в этой связи. Но одно не должно вызывать сомнения. Сумей он добиться своих требований, которые, безусловно, были требованиями его правительства, сегодня не было бы проблемы “двух берегов”, разделивших один народ.
Тегеран 43: По существу, это была одна из первых попыток дипломатическим путем воссоединить Азербайджан. Воссоединить сразу же после его расчленения. Утвердить усилиями дипломатического искусства статус “единой территории”, которая возникла бы благодаря силе оружия. Однако осуществлению этого замысла не суждено было сбыться. Россия спешила закончить переговоры с Ираном (в Туркменчае) ввиду надвигающейся войны с Турцией. Так, во всяком случае, трактовалось в официальной историографии. Но что же было действительной причиной этому? Было ли это следствием дипломатической слабости Грибоедова, который, безусловно, стремился закрепить за Россией все азербайджанские земли? Или здесь проявилось нечто более существенное, а именно: сговор двух правительств – России и Ирана, – осуществлявших политику “разделяй (в данном случае Азербайджан) и властвуй?!”.
Конечно, каждая из договаривающихся сторон считала вопрос о территориях Азербайджана открытым для себя: сила оружия играла в таких случаях решающую роль. Что бы там ни было, однако, как сказано в той же “Истории Азербайджана” (стр. 45), “единый азербайджанский народ оказался разделенным на две части. С того времени историческое развитие северной и южной части Азербайджана пошло по разным путям”.
Теперь можно лишь предполагать, зная историю развития этих двух частей Азербайджана в следующем веке, к чему могло привести воссоединение страны, если бы оно осуществилось в 1828 году!.. Второй исторический шанс объединения возник во время другой – Второй мировой войны. Воспользовавшийся новой ситуацией, сложившейся на театре военных действий против фашистской Германии, Советский Союз, следуя традиционной “имперской” политике по отношению к Ирану, начал свою “тихую” экспансию. В этой игре вновь была задействована азербайджанская “карта”, а Южному (Иранскому) Азербайджану и его народу, его вековечной мечте о независимости и воссоединении с “северными” своими собратьями, отводилась едва ли не главная роль в начавшейся политической игре. Идея объединения или воссоединения Азербайджана – южного и северного – теперь уже поддерживалась “сверху” руководством Советского Союза, а ее реализация должна была осуществиться на путях национального единения, воссоединением по типу объединения народов Беларуси или Украины.
Отсюда – поддержка со стороны СССР демократического движения в Иранском Азербайджане, в котором роль авангарда должен был сыграть Советский Азербайджан. Вот краткая хроника демократического или национально-освободительного движения в Южном Азербайджане и его последствий: 25 августа 1941 года, сразу же после нападения фашистской Германии на СССР, советские войска вступили в Иран. И с этого момента началось содействие народному движению в Южном Азербайджане. Напутствуя первую группу азербайджанских работников в Иран, М.Д.Багиров – первый секретарь ЦК КП Азербайджана – предупреждал их:
“Помощь Южному Азербайджану должна быть такой, чтобы ни шахское правительство, ни англичане не могли обвинить нас во вмешательстве во внутренние дела Ирана”. И уже затем откровенно добавил: “Выполняя возложенную на вас задачу, вы окажете огромную службу азербайджанскому народу. Выполняя эту почетную задачу, вы осуществите желание веками разделенных братьев”. (7-8 ноября 1941 года). К этому времени Москва должна была окончательно решить вопрос “Южного Азербайджана”. Однако неблагоприятная ситуация, возникшая незадолго до этого на фронтах, отодвинула этот вопрос на второй план: Иранские территории нужны были СССР для выхода во внешний мир, как стратегический выгодный “коридор” для транзита военных грузов, поставляемых в СССР по лендлизу и из других стран.
29 января 1942 года. В Тегеране был подписан союзный договор между СССР, Англией и Ираном. Он гарантировал территориальную целостность Ирана. А, значит, вопрос о Южном Азербайджане вновь отходил на второй план. Была отозвана назад и специальная группа бакинских посланцев.
1 декабря 1943 года. Тегеранская конференция союзных держав принимает специальную “Декларацию трех держав об Иране”, в которой они обязуются “сохранить полную независимость, суверенитет и территориальную неприкосновенность Ирана”. Это обязательство, как видим, входит в противоречие с первоначальными замыслами Москвы по Южному Азербайджану. И на этот раз, как видим, союзнические интересы перетягивают другие.
10 июня 1944 года. Военные успехи СССР, близость к победе вновь позволяет советскому руководству обратить свои взоры к Южному Азербайджану. И.Сталин подписывает секретное решение “Об организации советских промышленных объектов на севере Ирана”. В нем говорится о создании в Тебризе и других азербайджанских городах филиалов промышленных предприятий Советского Азербайджана. Тем самым речь вновь идет о воссоединении Южного и Северного Азербайджана.
24 июня 1944 года. В Москве принимают решение об увеличении помощи населению Южного Азербайджана. Молотов подписывает Постановление Совета Народных Комиссаров об открытии в Тебризе азербайджанской школы, туда же направляются десятки педагогов из Северного Азербайджана. Открываются здесь, в Тебризе, дома культуры, выходит газета “За Родину”.
Была создана Азербайджанская Демократическая партия во главе с Сеидом Джафаром Пишевари.
20-21 ноября 1944 года. В Тебризе состоялся народный конгресс.
23 декабря 1944 года. Прошли выборы в Азербайджанский Милли Меджлис. К этому времени весь Южный Азербайджан находился под контролем Азербайджанской Демократической партии. Назначенный Тегераном губернатор Азербайджана покинул Тебриз, а части иранской армии и жандармерии были разоружены местным населением.
6 июля 1945 года. Вызванного в Москву М.Д.Багирова в приемной Сталина встречают Берия и Микоян, которые поздравляют с тем, что в состав Азербайджана входит обширная территория, и что возглавляемая им республика по своей территории будет превосходить Украину.
2 марта 1946 года. Наступил решающий момент: казалось, судьба Южного Азербайджана предрешена. Однако существовало и соглашение между союзниками, обязывающими вывести советские войска из Ирана. Согласно решениям Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций, войска должны были быть выведены из Ирана в течение шести месяцев после окончания войны. И вот этот срок истекал 2 марта 1946 года. А между тем днем и ночью по-прежнему в Тебриз шли военная техника и грузы. Мир ждал: что будет дальше? Выведет ли СССР свои войска? Или… И вот в этот же день появляется сообщение ТАСС: советские войска выводились из Мешхеда, Шехруда и Семнана. Видимо, это делалось для отвода глаз и успокоения мировой общественности. Ведь в других городах советские войска оставались. Более того, морем и по железной дороге продолжала поступать в Тебриз военная техника. Было видно, что конфликт между вчерашними союзниками усугублялся и достиг своего апогея.
3 марта 1946 года. Американский консул в Тебризе Р.Россоу в секретном письме Государственному секретарю США Джеймсу Бирнсу докладывал, что советская военная техника здесь приведена в боевую готовность и начала движение в направлении Тегерана, Турции и Ирака. 4 марта 1946 года. Счет пошел на дни и часы. В этот день политику СССР в Азербайджане обсуждают президент США Гарри Трумэн и Госсекретарь Джеймс Бирнс. 5 марта 1946 года. На следующий день, 5 марта, прозвучала знаменитая и пресловутая речь Черчилля в Фултоне, с которой историки и начинают эпоху наступившей “холодной войны”. Хотя об этой речи историки и журналисты писали много, но истинной причины, связанной с напряженностью, возникшей в связи с Азербайджаном, почему-то не упоминали. 7-8 марта 1946 года. Закрытое совещание в Белом доме. Докладчик – Госсекретарь США Джеймс Бирнс указывает присутствующим на направление предполагаемого движения советских танков из Тебриза. Один из участников совещания – советолог Джеймс Бохлен – высказал мнение, что, поскольку невозможно заставить СССР уйти из Ирана, то остается одно средство: “блефовать”, прибегнуть к “атомному шантажу”. Возможно, так оно и было. Ведь у американцев уже была атомная бомба.
24 марта 1946 года. И вот Сталин отдает приказ начать вывод советских войск из Ирана. Это было неожиданное решение как для союзников, так и для правительства Южного Азербайджана и его руководителя Сеида Джафара Пишевари.
После вывода советских войск из Ирана судьба Южного Азербайджана была предрешена. Протестуя против этого решения Москвы, азербайджанские патриоты продолжали борьбу. К этому их призывал и ЦК Азербайджанской Демократической партии. И хотя азербайджанская армия, отступая к Тебризу, сдержала натиск иранских войск на линии Занджан-Мийане, участь народного сопротивления была предрешена. 11 декабря Советом области было принято решение о приостановлении сопротивления и пропуске иранской армии в Азербайджан.
12 декабря 1946 года. Тысячи беженцев начали скапливаться на советско-иранской границе, спасаясь от репрессий иранских властей. Войдя в Тебриз, иранские вооруженные силы учинили в городе кровавую резню: в течение недели было убито 3000 человек, более 11000 были арестованы и сосланы в ссылку на юг Ирана.
Такова эта хроника – хроника борьбы, надежд и героизма. С нее берет свое начало и “холодная война”, противосостояние между СССР и США, которое чуть не привело к ядерной войне. К первому термоядерному кризису в мире. А уже вторым по счету был Карибский кризис, с которого мы и начали свой рассказ.
С момента того первого кризиса и предшествующей ему Тегеранской конференции прошло 70 лет. Время достаточное, чтобы называть его историей. Но историей близкой, связанной с нашими днями. Очень многозначительной и не осмысленной до конца.
И, думается, уже можно делать и выводы. Во-первых, проблема воссоединения Северного и Южного Азербайджана дважды решалась силой оружия: в периоды русско-иранской войны начала XIX века и Второй мировой войны, когда Иран выступал в роли союзника антигитлеровской коалиции, что в известной степени затруднило действия Москвы, направленные на присоединение Южного Азербайджана к Северному.
Считается, что первый раунд “холодной войны” Сталин проиграл своим бывшим союзникам. Проиграл именно в вопросе Южного Азербайджана, сторонником воссоединения которого был сам. Поддавшись “атомному шантажу” США, он сдал “азербайджанскую карту”, а вместе с ней и “азербайджанские” территории Ирана, оставив на произвол иранских властей и жандармерии азербайджанское население Ирана.
Во-вторых, будем объективны: оба раза попытки объединения Азербайджана направлялись “сверху” – правительствами Российской империи и Советского Союза.
Сегодня наступило время осмысления уроков истории. И если Тегеранскую конференцию, ее итоги можно считать недавней историей, то осмысливая проблему единения народа, сегодня нужно учитывать многие факторы. В том числе интересы независимого Азербайджана.
Как было отмечено выше, в советских средствах массовой информации много говорилось о Карибском кризисе, созданы документальные и телевизионные фильмы, а о предшествовавшем кризисе в связи с Южным Азербайджаном упоминали большей частью в официальных источниках. Возникает вопрос: с чем это связано? Говорить об этом кризисе, его причинах и последствиях – означало признать, во-первых, поражение И.Сталина и его политики в отношение Ирана, а также тех стран (Польши, Румынии и др.), за счет территорий которых расширялись границы СССР. Что, естественно, в условиях всякого рода запретов и цензуры было не принято и могло восприниматься как выпад “антисоветский”, “враждебный” по отношению к государству и властям. А главное, как признание военной слабости Советского Союза, не располагавшего достаточным ядерным потенциалом к тому времени.
Во-вторых, ворошить всю эту историю означало бы раскрыть секретные планы СССР в отношении “южных территорий, которые должны были отойти к Советскому Союзу, то есть к “Северному Азербайджану”, что составляло тайну за семью печатями. Лишь спустя полвека СМИ и ТВ России и Европы открыли ставшие сенсацией документы, подписанные в канун Второй мировой войны Молотовым и Риббентропом, материале о Катыни и гибели польских офицеров на территории СССР, другие секретные тексты.
Но материалы о секретных совещаниях в Белом доме и между советской и американской сторонами все еще остаются недоступными, не преданы широкой огласке. В частности, содержание того “ультиматума”, который был предъявлен со стороны США советскому правительству через тогдашнего советского посла в Америке А.А.Громыко. Хотя намеки и “воспоминания” участников этих событий свидетельствуют о жестком характере предупреждения И.Сталину, сделанным Белым домом.
И еще. Автору этих строк приходилось выслушивать разные точки зрения и высказывания, сделанные разными людьми о действиях И.Сталина, противоречивыми, по-видимому, потому, что вся правда не была представлена открыто, в том числе азербайджанскими СМИ и ТВ. А ведь речь шла о нас, об азербайджанцах и Азербайджане.
До сего дня можно услышать сетования и прямые обвинения, высказываемые по адресу И.Сталина. Что, вот, он, дескать, отдал на откуп иранским властям Южный Азербайджан и его народ, стал причиной гибели тысяч людей – наших сородичей, что предал демократическое и национальное движение в момент, когда близка была реализация вековой мечты о воссоединении народа.
Все это было. Это – не вычеркнешь из анналов истории. Но история, ее факты и документы свидетельствуют о том, что И.Сталину пришлось выбирать между Злом большим и Злом малым: между новой войной с миллионными жертвами, которую могли бы начать США с уже апробированной за год до этого в Хиросиме и Нагасаки атомной бомбой и тактической уступкой этим же США там, где жертв ожидалось значительно меньше. Об этом нужно помнить, обвиняя “вождя народов”. А также, добавим, тех, кто в свое время “скрыл” или, лучше сказать, не раскрыл всю противоречивость и сложность этого воистину судьбоносного момента в истории Азербайджана.

Тегеран-43:
оценок - 4, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: История | Новости

комментариев - 2

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Поразительна логика автора…. Сетуя о воссоединении Азербайджана , кстати весьма сомнительным факте.он с остервенением лишает подобного права армян …

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • бакинец

    «Вот краткая хроника демократического или национально-освободительного движения в Южном Азербайджане и его последствий: 25 августа 1941 года, сразу же после нападения фашистской Германии на СССР, советские войска вступили в Иран».

    Разве то, что происходит через два месяца и три дня, подпадает под определение «сразу»?

    Thumb up 0 Thumb down 0