Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Страна сплошных декораций,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 06 апреля 2013

где главной проблемой парламентской "оппозиции" является запрет на шторы и занавески

Руководитель общественно-политического отдела Администрации президента и мой приятель по студенческим годам Али Гасанов, как сообщает “Туран”, заговорил о международных обязательствах Азербайджана и диалоге с гражданским обществом. “В предвыборный период мы проведем серию встреч и готовы обсудить с оппозиционными силами вопросы, волнующие все стороны”, – сказал в беседе с журналистами руководитель общественно-политического отдела Администрации президента.
“Мы понимаем, что есть международное сообщество, есть международные обязательства, и выборы – это вопрос, имеющий международное значение”, – сказал Али Гасанов.
В то же время он дал понять, что официальный Баку не допустит вмешательства в избирательный процесс извне. “Все должны понимать, что результаты выборов будут определять избиратели, народ Азербайджана, а не различные центры силы”, – сказал он, не уточнив, какое вмешательство в избирательный процесс имеет в виду. На вопрос о судьбе NDI, А.Гасанов ответил, что Баку не будет сотрудничать с теми НПО, которые нарушают законодательство Азербайджана.
В первую очередь хотелось бы заметить, что официальный Баку не имеет никаких обязательств перед международными организациями по поводу проведения диалога с оппозицией и гражданским обществом. Но имеются четкие обязательства по поводу соблюдения прав человека, в том числе и политических, а также по проведению прозрачных, справедливых и демократических выборов.
Во-вторых, полностью согласен с господином Гасановым по поводу того, что результаты выборов должны “определять избиратели, народ Азербайджана, а не различные центры силы”. Однако мало кто верит в то, что наши избиратели, проще говоря, азербайджанский народ имеет возможность не то что определять, но даже на минимальном уровне влиять на результаты выборов.
Будь эти условия, так сказать, в наличии, не было бы никакой необходимости в проведении диалога с гражданским обществом и оппозицией. Стороны вели бы диалог в парламентском формате, вносили бы, будь в этом необходимость, в избирательное законодательство изменения и ждали бы начала предвыборной кампании, как во всех цивилизованных странах. Но нам в самую пору говорить о полном отсутствии парламентской оппозиции. По моим наблюдениям, лишь председатель партии “Умид” Игбал Агазаде позволяет себе такую роскошь, как выступать в Милли Меджлисе с общедемократических позиций. Если все пойдет “хорошо”, думаю, в предстоящем составе Милли Меджлиса, который будет формироваться “по воле народа”, в 2015 году его уже не будет. Одним словом, соотношение один к ста двадцати четырем.
Если все пойдет хорошо, то в предстоящем составе Милли Меджлиса у нас будут исключительно представители партий меньшинства, во всем солидаризирующиеся с правящими “ени азербайджанцами”.
Надо учитывать, что “оппозиционную декорацию” нашего парламента составляют обычные люди из мяса и костей. Надо ведь на что-то жить. Они также нуждаются в воспроизводстве, хотя бы в чисто физическом. Однако приходится довольствоваться остатками со стола “ени азербайджанцев”, как во времена королей во Франции. Оказывается, запрет на шторы и занавески в машинах – самый важный вопрос, беспокоящий нашу парламентскую “оппозиционную декорацию”. По крайней мере, такой вывод можно сделать из заметки, опубликованной в haqqin.az.
На вчерашнем заседании парламента при обсуждении изменений в Кодекс об административных правонарушениях депутат Гудрат Гасангулиев выразил свое несогласие с запретом на шторы и занавески в машинах: “Считаю неправильным демонтаж штор с автомобилей.
Дорожная полиция вместе с пленками требует снятия и штор с машин. Если производитель поставил эти шторы, то демонтировать их неверно. Пассажиры не прячутся за ними, а защищаются ими от солнца. В прошлом году в Баку было 44 градуса жары, и эти шторы защищали пассажиров от палящего солнца.
Для того чтобы спрятаться, есть другие методы. Я считаю, что только при установке не соответствующих стандартам штор надо применять меры наказания”.
Напомним, поручение о демонтаже пленок с автомобилей прилюдно давал президент, при этом сделав акцент на том, что чиновники скрываются за ними, неизвестно от чего.
Депутат Сабир Рустамханлы также поддержал Г.Гасангулиева. Невиданное проявление смелости. Несколько депутатов позволили себе частично не согласиться с главой государства по такому “общенациональному вопросу”.
Притом дело не только в декоративности парламента. Мы создали страну сплошной декорации. Везде уже соотношение одно к ста двадцати четырем: и в прессе, и в гражданском обществе, даже в среде правозащитников, за исключением бизнес-сообщества. Бизнес – это святое. Там даже одного “чужого” быть не может.
А хуже всего то, что мы уже даже не стесняемся всей этой декоративности. Даже гордимся, выставляем напоказ. В демократиях так не бывает.
В-третьих, никто не верит в эффективность процесса, называемого диалогом, если даже он на самом деле будет иметь место. Серьезный, а главное – результативный диалог между правящей элитой, с одной стороны, и гражданским обществом, оппозицией – с другой требует проявления сильной политической воли и создания соответствующей доверительной атмосферы.
Начнем с последнего. Вот вам самый “свежий” пример. О преследованиях, угрозах и шантаже рассказал на пресс-конференции в пятницу в Медиацентре нахчыванский корреспондент радио “Азадлыг” Яфез Акрамоглу. Об этом сообщает “Туран”.
3 апреля к нему на квартиру доставили пакет с письмом, полным шантажа и угроз.
В пакет также были вложены CD с изображением обнаженных женщин, переписка из Facebook и запись интимного разговора между неизвестными мужчиной и женщиной.
“На следующий день мне позвонил мужчина и представился сотрудником МНБ, Нахчывана. Он сказал, что пакет прислан сотрудниками МНБ и предложил мне прекратить готовить негативные материалы о Нахчыване. Он также предложил деньги, от которых я отказался”, – сказал журналист. “Мои материалы очень тревожили руководство Нахчывана, потому что все материалы и журналистские расследования связаны с нарушением прав и произволом властей”, – сказал Акрамоглу.
За все, что может произойти в дальнейшем с ним и его семьей, ответственность ложиться на руководство Нахчывана. Он сообщил также, что накануне редакция радио “Азадлыг” обратилась в МВД, Генпрокуратуру и МНБ в связи со случившимся.
Журналист-исследователь Хадиджа Исмайлова в свою очередь считает, что ответственность за возможные действия против Акрамоглу и его семьи ложится не только на руководство НАР, но и МВД республики, Генпрокуратуру и другие соответствующие ведомства. Она считает, что в этом есть и вина журналистов, которые должны были постоянно требовать с этих ведомств ответа за совершенные преступления против журналистов, включая убийства Эльмара Гусейнова, а также Рафика Таги.
Сейчас перейду к простому перечислению событий, которые произошли в течение последнего месяца и последних дней, притом по памяти. В течение последнего месяца арестованы семь активистов молодежной организации Nida. Ребятам по сути “шьют” попытку организации госпереворота при финансовой поддержке международных организаций, в том числе и американских. Но самое страшное заключается в том, что вся эта операция по предотвращению молодежного “фейсбуковского” госпереворота с применением “коктейлей Молотова” и употреблением наркотиков началась сразу после скандальных разоблачений бывшего “узника совести” по поводу деятельности американского Института национальной демократии (NDI) в Азербайджане.
Пойдем дальше. В течение этого месяца были арестованы теологи и религиозные деятели в Нардаране и Маштаге, которым, честно говоря, автор этих строк не симпатизирует. Но надо же иметь совесть. Иоганн Вольфганг Гете говорил: “Разум и совесть не могут быть лишены своих прав. Им можно налгать, но их нельзя обмануть”. Ну нельзя бесконечно обвинять теологов, религиозных людей в употреблении наркотиков, что считается в исламе большим грехом.
Произошел захват офиса движения EL. Один из членов инициативной группы движения режиссер Эльданиз Гулиев подвергся нападению “возмущенных антинародной деятельностью организации” в Лянкяране. “Независимо-подручные” СМИ публикуют “расследования” о финансировании международными организациями оппозиционеров. Проще говоря, публикуют материалы, подготовленные в соответствующих государственных структурах. Не имею ничего против. Своеобразное, но все же обеспечение прозрачности. И все же, ради соблюдения приличия, ведь можно было обнародовать данные хотя бы о некоторых проправительственных организациях, которые получают гранты, притом намного больше, чем оппозиционеры, из тех же источников.
А теперь о событии, которое на первый взгляд не имеет никакого отношения к политике.
Как известно, футболист “Нефтчи” и молодежной сборной Азербайджана Араз Абдуллаев недавно сбил двух женщин на проспекте Нобеля. Одна из потерпевших скончалась на месте. Футболист был выпущен на свободу по поручительству президента клуба “Нефтчи” Садыха Садыхова. Следствие по делу продолжается.
Не исключено, что уже сегодня Араз Абдуллаев выйдет на поле в составе “Нефтчи” в игре против “Карабаха” в рамках 25-го тура Topaz премьер-лиги.
Не имею ничего против освобождения А.Абдуллаева, если родственники потерпевших не против. Но у меня возникает вопрос: почему молодая девушка по имени Нигяр Ягублу несколько месяцев находилась за решеткой? Ведь там также речь шла о гибели человека в результате ДТП. Неужели только потому, что она оппозиционерка?
Но необходимо учесть, что соответствующая атмосфера не создается исключительно потому, что одна потенциальная сторона, то есть оппозиция, предполагаемого диалога не верит в искренность партнера, а другая, то есть власть, вообще не нуждается в результативных консультациях. Одним словом, все играют на обострение.

Страна сплошных декораций,
оценок - 11, баллов - 4.45 из 5
Рубрики: Политика

комментариев - 2

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Сначала по комментарию Валерьяна Некоторые так зациклились на своем лжепатриотизме, что если их спросят который час- они скажут я не согласен с позицией Рауфа Миркадырова. На здоровье и не соглашайтесь, мнения всегда разделяются. А где истина покажет время, а не рассуждения. Что касается мнения Али Гасанова. О каком диалоге может быть речи, если имеются ввиду поиски компромисса по некоторым изменениям в избирательный кодекс, то поезд ушел ,депутаты скоро уйдут на каникулы и для обсуждения практически не осталось времени. Значит остается вариант сделки между оппозицией и властью, что для большинства народа ничего не значит.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Valerian Tsaturyan

    Близится очередная – уже 19-я – годовщина перемирия, единственного реального достижения в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Немалый срок уже вызывает недоумение, а то и раздражение бесплодностью предпринятых посредниками усилий. Винить посредников куда легче, чем выявить хитросплетения перехлестов и уловок сторон конфликта.

    Максимализм в Казани и ляпы в Баку уже обернулись издержками как раз для той стороны, которая всячески выказывает всем свое нетерпение и даже готовность чуть ли не сменить посредников или прибегнуть к силе. Предвыборный сезон распаляет радикалов да чреват лихим протрезвлением.

    А пока в бакинской прессе продолжается обработка читателя по сути карабахского конфликта, по версиям его хода и позициям его сторон. Статья моего оппонента журналиста Рауфа Миркадырова целый месяц значилась в крупной газете “Зеркало” среди наиболее читаемых и обсуждаемых. Значит, эта полемика не безразлична читателю, хотя в ней немало неугодного Баку. Там стараются даже не упоминать, что перемирие заключено бессрочно, ибо это мешает выдавать Азербайджан за надежного партнера. Подчеркивая, что бессрочность соглашения о перемирии в Карабахе – не вечность, Миркадыров подрезает его действие, намекает, будто она почти исчерпана. По его логике, бессрочность перемирия сделала б излишним соглашение о неприменении силы в разрешении этого конфликта. Конечно, если бы Баку реально ценил эту особенность соглашения и выполнял свои обязательства. Но это не так – там норовят избавиться от “бремени” этой ответственности (говорят, что окончена не война, а лишь ее первый этап и т.п.). Да и мой оппонент пишет, что здравомыслящие не хотят войны, а сам работает на свертывание перемирия.

    Хотел того Миркадыров или нет, обильное цитирование им лидеров Нагорного Карабаха (НК) по их расхождениям с Ереваном подтвердило, что НК был и остается третьей стороной конфликта. При всей экономической и военной зависимости от Армении он имел свои интересы и принимал самостоятельные решения по важнейшим проблемам конфликта, а не следовал наказам Еревана. Штурм Шуши (тотчас после тегеранской встречи президентов Ирана, Армении и Азербайджана) провел Степанакерт, а не Ереван. Приписывать эту операцию всей “армянской стороне”, выдавать ее за согласованную – явная фальшь. А непризнание НК стороной конфликта как раз одна из причин затяжки переговоров. Совершенно очевидно, что Ереван не может идти на решения, неприемлемые для НК.

    Любопытен контраст в подходе Азербайджана к НК как стороне конфликта. Когда в 1993-94 гг. Баку было туго на фронте, он сам выходил на карабахцев, подписал с ними 12 документов, да и перемирие сначала оформил с ними. А ныне и знать их не хочет. Поднимает ли это международную репутацию Азербайджанской Республики?

    Даже признав неправоту своих утверждений, будто бы 7 мая 1992 г. в Тегеране было заключено соглашение о прекращении огня, Миркадыров стал изощряться в изобретении якобы принятых там “моральных” обязательств, продолжая ловчить с термином “армянская сторона”. Такие подтасовки не красят политолога, выдают его тенденциозность.

    Миркадыров утверждает: “Если не удается добиться урегулирования конфликта, рано или поздно любое соглашение о прекращении огня, грубо говоря, “денонсируется”. Причем специально использует безличную форму глагола. На самом деле это происходит не автоматически, не само по себе, а денонсирует его та сторона, которая против перемирия. А теперь представьте международные, да и внутренние издержки такого шага для Баку.

    Оппонент приписывает мне стремление создать впечатление, что за продолжение боевых действий, в результате которых оккупированы обширные территории АР, всю ответственность несет официальный Баку. Не совсем точно: не всю, но основную. Акцент на этом очень важен. Упорная затяжка войны привела к расширению оккупации. В этом повинны просчеты руководства Азербайджана. Оно не желало прекращать боевые действия в погоне за победой, а теперь изображает себя жертвой оккупации…

    Миркадыров уверяет, что армяне не хотели прекращать огонь, пока не создадут пояс безопасности вокруг НК. Но их легко было вывести на чистую воду, дав согласие на перемирие. Посредники не раз это предлагали. Но кто же уходил? Как правило, Баку! Исключения были, но буквально единичны.

    Кстати, в этом конфликте нарушениям “моральных” обязательств, как и норм международного гуманитарного права несть числа! Но полно также нарушений договоренностей и даже соглашений, официально, юридически взятых Баку обязательств. Миркадыров порой демонстративно отказывается подыгрывать официальным властям, но делает вид, будто не знает, что Азербайджан сорвал выполнение соглашения об укреплении режима прекращения огня от 4 февраля 1995 г., подписанного с благословения “общенационального лидера” Гейдара Алиева. Перечень примеров невыполнения обязательств в процессе урегулирования карабахского конфликта довольно обширен, но “лидерство” Баку не вызывает в нем ни малейших сомнений.

    В последние годы многие говорят, что необходимо преодолеть статус-кво. Баку понимает под этим в основном оккупацию, тогда как негатива тут гораздо больше. Усиленная подготовка к новой войне. и война как таковая еще нетерпимее. В том же ряду – гонка вооружений, культивирование ненависти к соседу, инциденты, снайперы, блокады. Так явный негатив военных лет дополняется нынешним. Но и тут Баку не уступит “лидерства”. Давайте перепроверим и то, и другое, чтобы не казалось выдумкой какого-то поклонника армян.

    Немало путаницы в толковании Миркадыровым резолюций СБ ООН. Выхватывание из них выгодных строк вместо комплексного анализа давно не котируется. А непонимание того, что требования резолюций СБ ООН прекратить огонь и военные действия были самыми первичными, ключевыми в отношении всех остальных их требований и призывов, дисквалифицирует любого. К тому же пора понять, что перемирие было достигнуто не на базе этих резолюций, хотя они, конечно, учитывались (но их выполнение в самом главном как раз Азербайджан и блокировал целый год!), а на основе Заявления СГГ CНГ от 15 апреля 1994 г., требовавшего не только прекращения огня, но и его надежного закрепления. Вновь приведу из него вещую фразу: “Без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства”. Это логический стержень всего урегулирования: пока нет надежного закрепления перемирия, не перейти к устранению оккупации и других результатов войны. А правительство Азербайджана делает всё, чтобы не дать надежно закрепить перемирие, всячески расшатывает его. Миркадыров тоже.

    Должен высказать свою убежденность в том, что реальные подвижки в карабахском урегулировании начнутся лишь тогда, когда усилиями сторон конфликта, посредников и международного сообщества будет действительно устранена возможность возобновления военных действий. Но многим в Баку еще предстоит постичь эту малоприятную для них истину.

    В ходе согласования Мадридских принципов стало очевидным, что Баку стремится вообще “замотать” проведение юридически обязывающего волеизъявления населения, которое мыслилось как краеугольный камень определения окончательного статуса НК. Конечно, приходится принимать контрмеры против одностороннего произвола. Достаточно вынести вперед, а не откладывать на неизвестное время определение принципов проведения референдума. Демократическое сознание современных народов позволяет заранее определить такие общие принципы. Но Баку не хочет и этого.

    Понятно, что Азербайджан хочет скорейшего освобождения земель, но оно блокируются угрозами возобновить военные действия. Так почему же Баку не хочет понять стремление армян определить принципы самоопределения НК?

    Миркадыров заявляет, будто поиск принципов определения статуса НК “в корне противоречит” резолюциям СБ ООН. Тогда просто было не до этого – требовалось сосредоточить усилия на прекращении войны. А вот возобновление войны действительно “в корне противоречит” резолюциям как по духу, так и по букве. Там нет ни одного положения, даже отдаленно допускающего попытку реванша. Резолюции не раз требуют эффективного и постоянного прекращения огня (это очень близко к бессрочности перемирия, как раз к его надежному закреплению).

    Ратуя на словах за выполнение резолюций СБ ООН (главным образом в части освобождения территорий), Баку то и дело грозится учинить именно то, что им “в корне противоречит”. Мой оппонент ищет и якобы находит противоречия там, где их и быть не могло, и не хочет видеть там, где они сами бросаются в глаза. Написал ему об этом прямо и в личном плане.

    Жаль, что иногда Ереван и Степанакерт вторят Баку жесткими заявлениями (видимо, полагают, что надо “огрызаться” в том же стиле). Но всем ясно, кто постоянно делает ставку на воинственные заявления. И, естественно, приходится больше критиковать инициатора, чем подражателей.

    Исходя из того, что перемирию уже столько лет, пора бы тем, кто знал конкретику миротворчества в годы карабахской войны, подвести итоги той работы: сжато, но предметно изложить, кто и что предлагал, кто и как из сторон конфликта реагировал на предложения посредников. Готов принять участие в таком коллективном проекте и приглашаю г-на Миркадырова.

    ИА REGNUM

    Thumb up 0 Thumb down 0